Есть мнение Статьи

Сельское хозяйство России

30 августа 2017

Большую часть своей истории Россия была сельскохозяйственной страной. Несмотря на промышленный рост в нач. 20 века, с.х. оставалось основной отраслью экономики. Так, по данным Аллена (о его работе я писал в одной из прошлых статей) ВВП РИ в 1913-м составил 20292 млн. руб., доля с.х. составила 50.7% или 10294 млн., по сравнению с 1885-м доля упала на 8%, однако с учетом транспорта и торговли (основу перевозок и торговли составляли перевозка зерна и его же сбыт), реальная доля с.х. про-ва была выше половины экономики.

Следующая таблица – вклад различных отраслей экономики в ее прирост. Здесь доля с.х. меньше полвины (45%) но с учетом вышеприведенных замечаний реальный вклад с.х. в рост экономики превышал 50%.

С.х. в конце 19-нач 20 в заметно развивалось – так, за период 1900-1904 – 1910-1914 среднегодовые валовые сборы выросли с 564 млн. ц. до 676, урожайность, правда, почти не изменилась – рост составил лишь 0.3 ц. на га (с 7 до 7.3) В русском с.х. наблюдался кризис, связанный с первой русской революцией – тогда про-во стагнировало. С животноводством все было значительно хуже – после бурного роста в конце 19 века, начиная с 1899 года началась стагнация поголовья – так, поголовье КРС за период 1899-1913 находилось на уровне 31.5 млн. голов, поголовье свиней – 12-13 млн. голов, поголовье овец и коз даже упало на 3 млн. голов. С учетом роста населения обеспеченность скотом на 100 чел с нач. 20 века неуклонно падала – с 61 до 52 голов.

Тем не менее, на мировом уровне страна выглядела очень внушительно, занимая первое место по общему сбору пшеницы, ржи, ячменя и овса, и второе по мировому экспорту (25.7%).

С другой стороны, российское сельское хозяйство, по сравнению с европейским, было бедно оборудованием, обработка земли была отсталой, удобрения и усовершенствованные орудия использовались редко и мало, а переработка продуктов с.х. была развита слабо. По урожайности Россия от 8 государств (Германии, Франции, Великобритании, Бельгии, Соединенных Штатов, Канады и Австралии) отставала: по пшенице - на 48,5%, ржи - на 57,1%, ячменю - на 34,3%, овсу - на 50,3% и картофелю - на 69%.

Аллен, ссылаясь на данные Госплана, указывает, что на обработку гектара земли требовалось 20.8 человеко-дней в российском с.х., что превышало в 8 раз трудозатраты американских фермеров на Великих равнинах – регионе, сходном по климатическим условиям с Россией.

Кроме того, экспорт зерновых культур, составляя более 10% сбора, оставлял достаточно небольшой остаток на потребление сравнительно с европейскими державами. Такая политика ‘’недоедим, но вывезем’’ влияла на русское крестьянство не лучшим образом


Пшеницу, хорошую чистую рожь мы отправляем за границу, к немцам, которые не станут есть всякую дрянь. Лучшую, чистую рожь мы пережигаем на вино, а самую что ни на есть плохую рожь, с пухом, костерем, сивцом и всяким отбоем, получаемым при очистке ржи для винокурен — вот это ест уж мужик. Но мало того, что мужик ест самый худший хлеб, он ещё недоедает. Если довольно хлеба в деревнях — едят по три раза; стало в хлебе умаление, хлебы коротки — едят по два раза, налегают больше на яровину, картофель, конопляную жмаку в хлеб прибавляют. Конечно, желудок набит, но от плохой пищи народ худеет, болеет, ребята растут туже, совершенно подобно тому, как бывает с дурносодержимым скотом...

Имеют ли дети русского земледельца такую пищу, какая им нужна? Нет, нет и нет. Дети питаются хуже, чем телята у хозяина, имеющего хороший скот. Смертность детей куда больше, чем смертность телят, и если бы у хозяина, имеющего хороший скот, смертность телят была так же велика, как смертность детей у мужика, то хозяйничать было бы невозможно. А мы хотим конкурировать с американцами, когда нашим детям нет белого хлеба даже в соску? Если бы матери питались лучше, если бы наша пшеница, которую ест немец, оставалась дома, то и дети росли бы лучше и не было бы такой смертности, не свирепствовали бы все эти тифы, скарлатины, дифтериты. Продавая немцу нашу пшеницу, мы продаём кровь нашу, то есть мужицких детей»

И действительно, к примеру, к концу 90-х гг. 19 века потребление основных зерновых культур по сравнению с началом десятилетия упало с 23 пудов до 18.

Сельское хозяйство в СССР.

Революция и Гражданская война нанесли огромный ущерб сельскому хозяйству – к 1921 году объем зернового производства упал по сравнению с 1913-м на 56%, а животноводства даже на 73%. К 1928-му, однако, зерновое хоз-во восстановило дореволюционный уровень, а поголовье скота даже заметно превысило показатели пикового 1916 года (70 млн. против 60 млн.)

Однако сопротивление значительного числа крестьян коллективизации, которые резали скот (чтоб не достался ‘’коммунякам’’) привело к очень серьезному падению голов скота - КРС – на 25 млн., овец и коз – на 70, свиней – на 3.5 млн. Ошибки при коллективизации и жестокая засуха привели к тому, что к 1932-му году с.х. производство по сравнению с 1928-м упало на четверть. Со стабилизацией колхозной системы в 1934-м году вновь начался рост производства. Валовой сбор зерновых культур за период 1933-1937 составил 945 млн. ц., в 1937-м (тогда был очень высокий урожай) – 1203 млн. ц., в 1938-м году – 950 млн. ц., урожайность составила в среднем 9 ц. на га, в 1937-м – рекордные 11.5, поголовье КРС за период 1933-1938 выросло с 38 до 63 млн. голов, свиней – с 12 до 30, овец и коз – с 50 до 102, лошадей – с 16.6 до 17.5.


Стоит отметить, что официальная статистика сталинских времен при Хрущеве была ‘’скорректирована’’ с сокращением сборов зерновых и урожайности аж на четверть. Из-за чего у многих сложилось впечатление, что официальная статистика того времени была сфальсифицирована. На самом деле все было по-другому. Дело в методиках учета урожайности и с.х. производства. До революции гос.органы определяли урожайность через сеть добровольных корресподентов в сельской местности. Два раза в месяц респонденты заполняли анкеты и отправляли их в ЦСК. Урожайность ими оценивалась на ‘’глазок’’, по балльной системе (1 - хорошая урожайность ; 2 - выше средней ; 3 - средняя ; 4 - ниже средней 5 – плохая) Затем статорганы переводили все эти баллы в конкретное число урожайности, на основе, внимание, прошлых многолетних десятилетних средних по урожайности, которые также были основаны на данных респондентов. Затем полученная урожайность умножилась на посевную площадь и так получался общий сбор зерновых. Недостатки такой системы очевидны – она была основана на неких непонятных баллах, которые переводились в конкретные пуды на десятину через прошлые показатели урожайности, выведенные на основе тех же баллов…Точность таких расчетов, сами понимаете какая. Не говоря уже о сомнительной репрезентативности (максимум 100 тысяч респондентов на 20 млн. хоз-в только в Европейской России)

При НЭПе методика определения урожайности и сборов была такой же. Проблема в том, что при планировании развития с.х. были необходимы точные и достоверные данные о производстве. В результате в нач. 30-х было предложено два основных метода оценки урожайности – амбарный и т.н. ‘’биологический’’. Амбарный – это собственно собранное зерно в колхозах, хранящееся на элеваторах. Это конечный урожай без учета потерь при производстве и транспортировке. Но этот метод при планировании был мало пригоден, т.к.

понятие амбарного урожая, так как точные размеры этого урожая могут быть определены по отчетным данным только после полного завершения обмолота т.е. не ранее середины зимы, а попытки определения урожая в этом смысле в период уборки означали бы равнение на существующую практику уборки с недочетами и потерями или, иначе говоря ставку на самотек и поощрение бесхозяйственности

Действительно, потери при уборке урожая были очень высоки в нач. 30-х и советское гос-во пыталось обеспечить максимальный сбор зерна с полей. Биологический метод из себя представлял вот что

на опытных станциях были апробированы два метода оценки урожайности – «относительный урожай», когда по диагонали поля выкашивалась полоса, по результатом обмолота которой оценивалась урожайность, и «пробной площади» - когда с поля выкашивались несколько (в зависимости от площади поля) делянок площадью 1 м2 (вот она и есть «метровка»), по результатом обмолота которых выводилась средняя урожайность. Экспериментальная проверка выявила, что точность определения урожая методом «метровки» составляла 8-10%. При этом рекомендовалось проводить контрольные обмолоты с «метровок» такими же способами, которые практиковались в хозяйствах, чтобы этот метод отражал так же и реальные потери при обмолотах.

Впоследствии была разработана целая методология, по которой урожай оценивался по ‘’биологическому’’ методу. Введение такого метода позволяло получать планирующим органам оперативную и, главное, достаточно достоверную информацию для корректировки планов в зависимости от положения в аграрном секторе, а также дали инструмент для оценки потерь при уборке и транспортировке, что позволило советскому государству бороться с данными явлениями. Собственно говоря современная оценка урожайности и сбора зерновых появилась в нашей стране после 1933 (амбарная), до этого года об урожайности и сборах, как амбарных, нельзя говорить, следовательно ‘’корректировка’’ данных 30-х Хрущевым неправомерна, это раз, данные до 1933, строго говоря, несопоставимы с данными после 1933, это два. Подробнее о перипетиях урожайной статистики – здесь

К концу 80-х СССР добился значимых успехов в сельском хозяйстве

На 1990-й год СССР занимал третье место в мире по сбору зерновых культур (218 млн. тонн), производству мяса (20 млн. тонн), улову рыбы и морепродуктов (10.5 млн. тонн), первое место по производству пшеницы, ржи, ячменя, сахарной свёклы, картофеля, подсолнечника, хлопка, молока.

На душу населения потреблялось 59 кг мяса (без сала и субпродуктов), 358 кг молока и молочных продуктов, 258 яиц, 16.5 кг рыбы, 45 кг сахара, 100 кг картофеля, 92 кг овощей, 36 кг фруктов и ягод, 133 кг хлебных продуктов в год.

Энергетические мощности сельского хозяйства составляли 582 млн. Квт-Ч, на одного работника – 28 кВт-ч, на 100 га посевной площади – 266. Парк техники в советском с.х. на 1990 следующий: трактора – 2.6 млн., грузовые автомобили – 1.5 млн., комбайнов всех типов – 1 млн. и т.д.

Поставки сельхозтехники по годам

Также в 1990-м было поставлено 21639 тыс. тонн минеральных удобрений.

Тем не менее, по обеспеченности с.х. техникой и внесению удобрений СССР в 2-3 раза отставал от западных стран. Скажем, в СССР приходилось лишь 12 тракторов на 1000 гектаров (в США -30, ФРГ – 124(!), Франции – 47), 7 комбайнов (для трех других стран – 15, 28, 16), удобрений на на гектар пашни 100 кг, тогда как в США и европейских странах 250-300 кг и т.д.

Примерно также мы отставали и в производительности труда. Наиболее частая претензия к советскому сельскому хозяйству – крайне низкая урожайность. Действительно, урожайность , скажем, зерновых в 20 ц. на Га в 2-3 раза уступала европейским странам и США. Однако стоит учесть, что СССР находился на землях рискованной зоны земледелия, на которых по определению ВСЕГДА будет хуже урожайность, чем в Западной Европе, где и климат значительно мягче, и куда больше плодородных земель

Наиболее встречающимся для США типом климата является гумидный умеренный, отличающийся значительным количеством осадков круглый год, с жарким летом и мягкой зимой. Этот тип климата характерен для 34% территории США и только для 0,5% территории бывшего СССР (в полосе вдоль Чёрного моря). Для нашей страны наиболее типичным следует считать гумидный континентальный, характеризующийся умеренным количеством годичных осадков, но также относительно холодным летом и суровой зимой. Этот тип климата встречается на 31% территории бывшего СССР, а в США только в некоторых районах Аляски.

Период роста, свободный от губительных заморозков, длится 130-160 дней в Центрально-Чернозёмной области, а в центральных и северных районах России этот период не превышает 110-130 дней. Южные районы Европейской России, являющиеся главными сельскохозяйственными регионами – Северный Кавказ и Поволжье, — имеют 165-200 дней для роста сельскохозяйственных растений. В степных районах Западной Сибири период роста сокращается до 115-130 дней (Хомяков, Кузнецов, 2001). Таким образом, период роста сельскохозяйственных растений в России повсеместно значительно короче, чем в Западной Европе (260-300 дней).

Н.К. Филд оценил различия в климатах двух стран с точки зрения потенциала для развития сельского хозяйства. Он нашёл, что в зону, наименее продуктивную по температурному режиму, попадают почти 80% сельскохозяйственных угодий бывшего СССР и только 19% сельскохозяйственных угодий США. С другой стороны, наиболее благоприятная для развития сельского хозяйства зона включает 32% сельскохозяйственных угодий в США и только 4% сельскохозяйственных угодий бывшего СССР.

По мнению П.Гэтрелла, в СССР только 1,4% земель, отведённых под посевы зерновых, находятся в зоне оптимального сочетания температуры и влажности. В США в этой зоне расположено 56% посевов зерновых. В России почти 80% посевов располагаются в зоне рискованного земледелия, в США – только 20%».


Стоит отметить, что ЦРУ вполне понимало, в отличие от наших доморощенных либералов, что урожайность в советском сельском хозяйстве была вполне прилична для такого климата и находилась на одном уровне с США(!) Если, конечно, правильно сравнивать. У Аллена приведен любопытный график урожайности пшеницы в СССР и американском штате Северная Дакота (наиболее близкий климат к советскому) с конца 19 века до 1990 года. Нетрудно увидеть, что колебаемость урожаев и в России, и в Северной Дакоте очень высока, а также, что урожайность на этих территориях, в целом, сопоставима, причем в США с начала 20 века вплоть до 40-х годов урожайность еще и падала, в отличие от СССР. В сходной по климатическим условиям Канаде в начале 80-х урожайность пшеницы составляла 18 ц на га, что почти совпадает с советским показателем – 17 га.

Также мифом является и якобы огромное число потерь при уборке и хранения урожая. По данным продовольственных балансов с сайта Росстата на 116 млн. тонн собранного урожая зерновых в 1990-м в РСФСР пришлось 2.3 млн. т потерь, т.е. 2%

Разрушительные реформы

Как во всех сферах жизни и производства рыночные реформы нанесли страшный удар по сельскому хозяйству. Приведу данные с Росстата. Натуральное производство

Динамика индекса с.х. производства за период 1989-2016 в постоянных ценах.

Можно выделить два периода с.х. производства в новой России.

90-е годы. Практически непрерывное падение сборов зерновых и производства продуктов животноводства. Дна достигли в 1998-м – сборы зерновых упали в 2.5 раза, производство мяса и молока – в 2.3 и 1.7 раза.

Начиная с 2000-х происходит рост сельскохозяйственного производства, однако неравномерный. Например, производство пшеницы по сравнению с советским временами, за последние годы в среднем в 1.5 раза выше, зато просело в 8 раз производство ржи, ячменя – в 1.5 раза, овса – в 3 раза, зернобобовых – в 1.7 раза. Правда, выросло производство кукурузы – аж в 7 раз, в результате кукуруза стала третьей наиболее массовой по зерновой культурой в стране (Хрущев бы порадовался). В целом, продукция растениеводства в 2016-м превысила позднесоветские показатели примерно на 30%.

С животноводством все куда хуже. Хотя производство мяса на убой формально практически достигло максимального советского показателя, реально выросло лишь производство курятины (в 2.6 раза), производство свинины несколько сократилось, а вот производство говядины было просто разгромлено – сокращение составило 2.7 раза, что неудивительно при следующих данных по числу голов скота в РФ. Число КРС сократилось более чем в 3 раза (коров – в 2.5 раза), свиней – в 1.7 раз, овец и коз – в 2.3 раза и т.д.

Неудивительно, что просело и производство молока в 1.8 раз. В целом, уровень производства животноводства в 2016-м составляет 70% уровня 1989 года. В результате до сих пор общий уровень с.х. производства в РФ ниже советского примерно на 10-15%. Для сравнения, рост мирового с.х. производства по сравнению с 90-ми составил 40%

Объясняется такое сокращение просто. С начала 90-х произошел полный обвал по кормовым культурам – производство сократилось в 3-17 раз (!), а посевные площади в 2.7 раз. Кстати, и урожайность кормовых культур сильно упала. В результате структура потребления зерновых культур кардинально изменилась

Как видно, расходы на корм скота сократились в 2 раза, сильно упал расход на семена, исчез (!) страховой фонд, население тоже стало кушать меньше хлеба. А теперь вспомним главный аргумент сторонников нынешнего с.х. – ‘’зато мы экспортируем зерно, в отличие от совка’’. Действительно, в прошлом году было экспортировано 34 млн. тонн зерновых, тогда как в 1990-м было импортировано 16 млн. тонн. Но исходя из вышеприведенных данных становится ясным, что такая победа пирровая. Мы стали больше экспортировать зерна, зато стали кушать меньше хлеба и мяса, да еще и урезали семенные расходы. В общем из одной ванны утекло, а втекло в другую. Кстати, насчет импорта зерна СССР. У многих превратное мнение, что, начиная с 60-х, Союз только импортировал зерно. На самом деле все куда сложнее

Заметно, что из 20 лет СССР больше импортировал зерна, чем экспортировал лишь 7. При этом большинство этих лет падало на неурожайные годы. Также заметно, что импорт в среднем не превышал 5% производства. Начиная с 76 года начинается стабильное превышение импорта над экспортом несмотря на высокие урожаи, что было нетипичным по сравнению с прошлыми годами. Видимо, объясняется это наращиванием производства мяса, для которого необходимо кормовое зерно, вот в СССР и начали его стабильно закупать, уже невзирая на неурожайные годы. Т.е. советское руководство, начиная с 60-х не собиралось сокращать мясное производство невзирая на удары стихии.

Cобственно здесь и скрыт секрет поразительного экспорта зерновых РФ. Американский минсельхоз пришел к похожим выводам, кстати

The exportable grain surpluses were made possible because of the dramatic contraction of the livestock sectors of Russia, Ukraine, and Kazakhstan during the 1990s. While the former Soviet Union produced high-cost livestock products using imported feed grain and oilseeds, the market-oriented successor countries have become large importers of meat and other livestock products. The big drop in domestic feed demand not only ended imports of grain and oilseeds, but also freed internal grain production for export.

Но вернемся к последствиям рыночных ''реформ'' в отечественном сельском хозяйстве

Посевные площади в 2016-м году составили 80 млн. гектаров (в 1.5 раза меньше по сравнению с 1990-ми), в том числе посевы зерновых уменьшились с 63 млн. га до 47 млн.

Одним из немногих положительных моментов в реформировании с.х. является рост урожайности

Правда, значительная часть культур (зернобобовые, кормовые, половина технических, а также рожь и ячмень, в меньшей степени овес) либо урожайность не повысили/повысили мало либо вовсе понизили. Но в целом, по основным культурам рост урожайности заметен – так, пшеница подросла на 28%, кукуруза – в 1.7 раз, все зерновые культуры – на 36%.

Однако существуют подозрения, что рост урожайности (как и рост потребления продуктов, который я разбирал в одной из предыдущих статей) – липа. Используем косвенные показатели, которые должны влиять на урожайность – внесение удобрений (чем больше вносим, тем выше урожайность), энерговооруженность с.х. и обеспечение его техникой (последнее не влияет на прямую на урожайность в том плане, что земля от применения комбайнов не будет давать больше урожая, однако увеличение механизации сборки урожая, к примеру, уменьшает потери, а следовательно увеличивает сборы и урожайность) Данные Росстата

Парк сельскохозяйственной техники за годы реформ сократился в 6-10 раз, а по некоторым показателям и в 20 (!) раз. Что поразительно – при Ельцине материально-техническая база сельского хозяйства уничтожалась куда менее бодрее, чем при Путине! И это еще называется ‘’возрождением’’ сельского хозяйства.

Обеспеченность пашни техникой также сократилась в 2-6 раз, настолько же выросла и нагрузка на технику. Конечно, есть соблазн заявить, что мол ‘’совковая’’ техника быстро ломалась, а вот современная нет, поэтому и тракторов столько не нужно, хотя как объяснить, что США и страны Европы все продолжают наращивать парк своей техники? Там тоже все ломается быстро? В результате по обеспеченности с.х. техникой РФ уступает развитым странам в 10-30 раз.

Внесение минеральных удобрений сократилось с 10 млн. т. до 2.3 млн. т, в расчете на гектар с 88 кг до 49 кг, площадь удобряемых посевных площадей упала с 66% до 53%, органических удобрений на гектар стали вносить в 2.5 раза меньше, мы уступаем развитым странам в 5-6 раз по внесению удобрений.

Работы по мелиорации (работы по улучшению свойств земель для роста урожайности)

И здесь все печально.

В начале 90-х орошалось 6.1 млн. га земель, сейчас орошается лишь 45-55% земель от уровня 1990 года, при этом 70% оборудование мелиорирования изношено, 50% нуждается в срочной замене, а половина мелиорируемых земель находится в неудовлетворительном состоянии и т.д.

Стоит отметить, что по данным специалистов-агрономов для урожайности в 20 ц. с га в условиях России требуется получение растениями за вегетационный период 180-200 мм осадков. В большинстве с.х. районов страны столько осадков и выпадает. Потому и столь важны ирригационные работы для повышения урожайности. А у нас сами видите, что происходит.

Энергетика сельского хозяйства.

Энергетическая мощность с.х. и потребление электроэнергии сократились более чем в 3 раза.

Таким образом, повышение урожайности в РФ представляет собой необъяснимый феномен – все необходимое техническое обеспечение для роста урожайности в России сокращается, как шагреневая кожа, а урожайность…растет! ТАК НЕ БЫВАЕТ! Можно, конечно, рост урожайности объяснить выводом из сельхозоборота почти 40 млн. га земель (в первую очередь забрасывались земли с небольшой урожайностью), вот только урожайность растет везде, и там, где пашня мало сокращалась. Вобщем королевство кривых зеркал – едим по статистике как бы больше, при этом антропометрический статус населения сильно упал, да и болезни, связанные с питанием сильно выросли, урожайность непрерывно растет, но при этом материально-техническая база высокопродуктивного с.х. практически уничтожена.

Другая проблема – деградация социальной структуры. Начиная с 10-х годов, ‘’оптимизации’’ в РФ бюджетной сферы, происходит форменный погром социалки на селе.

За 2000-2014 гг число больниц в селе сократилось в 4 раза, коек – в 1.6 раз, школ – в 2 раза, дошкольных учреждений – в 2.5 раза, 17.5 тысяч населенных пунктов (преимущественно сельские) вообще не имеют мед.учреждений!

В результате, школа находится на расстоянии в 17 км от среднего села, а больница – в 84(!) км. Число бедных и безработных на селе в 1.5 раза превышает среднероссийские показатели.

Неудивительно, что народ из села бежит по 100-200 тыс. чел. В год. С 1990 года с карты страны исчезло 20 тысяч деревень

Хлеб – всему голова?

На фоне радостных новостей о рекордном урожае пшеницы и экспорте, как-то не обращается внимание на КАЧЕСТВО. Восполню этот пробел.

Оценкой качества зерна в РФ занимается ФГБУ «Центр оценки качества зерна». Воспользуемся данными

Для справки

Зерно пшеницы может быть отнесено к 5-ти разным классам (см. ГОСТ). К продовольственным относятся классы пшеницы с 1-го по 4-й. 5-й класс считается фуражным. 1-й и 2-й классы пшеницы иногда называются «сильными», так как могут быть использованы для улучшения качества пшеницы более низких классов. Пшеница третьего класса – т.н. «ценная» - средняя по силе, обладает хорошими хлебопекарными свойствами. Из муки ценной пшеницы получается хлеб хорошего качества. Она не нуждается в добавлении муки сильной пшеницы, но эффективно улучшить муку из более слабой пшеницы (4-го класса) не может. 4-й класс пшеницы иногда называется (в силу слабых хлебопекарных показателей муки из неё) «условно продовольственным». Мука, приготовленная из зерна 4-го класса, обычно должна быть доведена до требуемого уровня содержания клейковины либо мукой из «более сильной» пшеницы, либо путём добавления каких-то улучшителей (сухая клейковина и проч.).

Сравним с качеством советской пшеницы

По данным Госхлебинспекции СССР и ВНИИЗ в урожае 1988 г. продовольственная пшеница составляла по РСФСР более 85 %, в середине 90-х (1995-1996 гг.) – уже не более 75 %, в 2004 г. – 70% (данные ГХИ РФ), а в 2008 г. мы даже не одолели рубеж в 60 % (данные ФГУ «Центр оценки качества зерна»). В настоящее время практически отсутствует производство сильной пшеницы, а валовой сбор ценной пшеницы составляет несколько процентов, в то время как в 80-ые годы более 50 % посевов составляли сорта сильной и ценной по качеству пшеницы.

При этом с начала 80-х гг. соблюдалась четкая дифференциация между регионами традиционного производства высококачественной пшеницы и регионами, производящими слабую пшеницу, по такому важному показателю как количество клейковины. При этом средневзвешенное значение количества клейковины в зерне пшеницы Северо-Кавказского и Западно-Сибирского районов находилось на уровне 26-27 %. Это говорит о том, что основными классами продовольственной пшеницы в этих регионах были 2-й и 3-й, что соответствовало сильной и ценной по качеству пшенице. Самое высокое по стране средневзвешенное количество клейковины было отмечено в 1986 (24,3 %) г. В 1986 г. сильная пшеница составила 26,5 % от собранного урожая по РСФСР, а в Северо-Кавказском районе ещё выше – сильная пшеница составила почти половину собранного урожая - 49,2 % [2].

В соответствии с классификацией тех лет пшеница 4-го класса (по ГОСТ 9353-85) соответствовала 4-му и 5-му классам современной классификации (ГОСТ Р 52 554-2006). Из этого следует, что в 1986 г. зерно 4-го и 5-го классов составляло менее 40 %. А в 2004 г. общий объем зерна 4-го – 5-го классов составил 72,2 % от валового сбора пшеницы. Таким образом, до 1985 г. качество зерна в нашей стране улучшалось, достигнув наилучших показателей в 1985-1986 гг.

Как видно, качество зерна кардинально ухудшилось. Резко возросла доля фуражного и условно-продовольственного зерна, крепкая и ценная по питательным свойствам пшеница перестала выращиваться, зато ‘’новая’’ российская пшеница приобрела ряд несомненно ‘’полезных’’ характеристик, как

• пониженное количество клейковины;

• крепкая клейковина;

• высокое число падения;

• проросшее зерно;

• поврежденность клопом-черепашкой;

• суховейное зерно;

• морозобойное зерно.

Это свидетельствует о том, что производители не заинтересованы выращивать качественную пшеницу, что, кстати, вредит и экспортному потенциалу зерна – оно теряет в цене до 25 долларов за тонну.

Более того, в конце 2016 года оказалось, что не хватает пшеницы…на хлеб. Дефицит оценили почти в 13 млн. тонн.

Дело в том, что для хлебопекарной муки необходима пшеница хотя бы третьего класса, ну чтобы хлеб получился нормальным. А ее выращивают все меньше и меньше. Впрочем, выход был найден – теперь хлеб пекут из фуражного зерна

"Чем мы будем замещать пшеницу 3-го класса? Пшеницей более низких классов. На этот счет существует дискуссия - можно или нельзя? - заявил Гуревич. - Разработан проект ГОСТа, который уже можно назвать принятым, где официально признается возможным ввод в помольные партии зерна даже пшеницы 5-го класса (фуражной - ИФ), если она, естественно, не заражена, если соответствует требованиям, которые предъявляются к мукомолью".

Дадим бой импорту?

На сайте Росстата недавно появился раздел Показатели, характеризующие импортозамещение в России. Посмотрим, как идет импортозамещение на примере ресурсов розничной торговли - т.е. какие продукты по стране происхождения покупают наши граждане.

Здесь видно прогрессирующее снижение с 34% до 22-24%, что весьма прилично.

Тем не менее, до показателей СССР, когда импортозависимость по продуктам не превышала и 10% еще далеко.

Гораздо опаснее ситуация с импортозависимостью по семенам и технике.

По данным концерна ‘’Тракторные заводы’’ импортозависимость по с.х. технике в 2016-м году составила 56%, в том числе по гусеничным тракторам – 65%, по колесным – 57%, по навесному и прицепному оборудованию – 48%, оросительное оборудование – 98%, запасные части к технике – 41%. Правда доля импорта в зерноуборочных комбайнах лишь 1% - тут доминирует Росстельмаш.

Стоит отметить, что процент импорта в технике медленно сокращается.

Куда серьезнее ситуация по семенному фонду – отечественный был практически уничтожен в 90-е годы. Сейчас 70-90% всех семян в РФ импортные. Мы находимся на крючке агро-ТНК. При желании РФ в момент может остаться без продовольствия. Кроме того, ходят слухи, что иностранные семена искусственно генномодифицированы так, чтобы не давать потомства на следующий год. Таким образом страна надежно привязывается к всемощным ТНК

Глава Минсельхоза назвал покупку импортных семян вопросом продовольственной безопасности. «Мы прекрасно понимаем: это не просто семена, это не просто деньги, вывезенные из страны на покупку семян, а это продовольственная безопасность. То есть если нам перекроют этот кислород, то мы останемся без семян, а значит, без сахара, без хлеба», — подчеркнул министр.


Кстати, а кто контролирует хлебную торговлю РФ?

Из 15 главных экспортеров российского зерна (75% поставок) 8 являются зарубежными: МЗК, Каргилл, Астон, Луис Дрейфус, Аутспан, ТД Содружество, КОФКО Агри, Бунге. Т.е. иностранные компании контролируют почти 40% зернового рынка страны.

Комментариев пока нет