Секретный фронт Генерального штаба: как работала разведка в годы Великой Отечественной войны

Начальник ГРУ Генерального штаба, Герой Советского Союза, генерал армии П.И. Ивашутин в послевоенные годы вспоминал: «Тревожная информация о подготовке фашистской Германии к войне против СССР и о лицемерной политике правящих кругов других западных стран стала поступать в Москву в 1938-м и особенно с середины 1939 года. Ценность этой информации заключалась в том, что она добывалась в западных и восточных странах, что позволило представить во всем объеме назревавшую для Советского Союза опасность... Вся поступавшая разведывательная информация своевременно докладывалась руководству партии, государства, наркомата обороны и Генерального штаба».

РАЗВЕДКА НАКАНУНЕ ВОЙНЫ

Сценарий войны Германии против СССР разрабатывался в Берлине в строжайшей тайне. Военная разведка в мае 1939 года предупредила советское руководство о том, что Германия готовится к захвату Польши. В феврале 1940 года военные разведчики добыли сведения о завершении подготовки Германии к широкомасштабному наступлению против Франции и замыслах войны против СССР. 8 апреля 1940 года источник из Берлина информировал, что Гитлер, «намерен осуществить разрешение восточного вопроса путем расчленения Советского Союза на несколько отдельных национальных государств».

С сентября 1940 года в Центр начинают поступать конкретные данные от резидентов военной разведки из Лондона, Стокгольма и Токио о подготовке Германии к войне против СССР.

Донесение из Бухареста 4 сентября 1940 года: «Между Венгрией и Германией заключен военный союз против СССР.

ВОЙНА ПРОТИВ АНГЛИИ УЖЕ НЕ АКТУАЛЬНА

Донесение из Парижа 27 сентября 1940 года: «Немцы отказались от наступления на Англию, и ведущаяся подготовка к нему является лишь демонстрацией, чтобы скрыть переброску основных сил на восток. Там уже имеется 106 дивизий».

Корсиканец (псевдоним руководителя антифашистской организации в Берлине в 1939–1942 годах) информировал руководство разведки о подготовке Германии к нападению на СССР. Так, 16 июня 1941 года он передал своему советскому другу из посольства СССР А.И. Короткову (псевдоним Степанов) сведения о выступлении Розенберга на закрытом собрании немецких хозяйственников, назначенных для управления районами СССР, которые должны были подвергнуться оккупации германскими войсками: «Понятие «Советский Союз» должно быть стерто с географической карты», – заявил Розенберг на этом совещании.

Другой разведчик, Старшина, тоже добывал для Степанова важные сведения. 30 апреля 1941 года он встретился с Грегором – офицером связи Геринга, который сообщил ему, что вопрос выступления Германии против Советского Союза решен окончательно и начала его следует ожидать со дня на день. Эти сведения Старшина сообщил Степанову, и они тоже, как и многие другие, оказались в Москве.

Через 10 дней, а точнее 9 мая 1941 года, Старшина еще раз предупредил Степанова о том, что в штабе германской авиации проводится усиленными темпами подготовка операции против СССР.

Сведения о возможном нападении Германии на Советский Союз поступили и от других источников, где сообщалось о подлинных намерениях фашистской Германии. Выдающаяся заслуга в этом принадлежит Зорге, Миневичу и другим разведчикам.

Количество и качество донесений военных атташе и военных разведчиков, направлявшихся в Кремль и Генеральный штаб в первой половине 1941 года, были вполне достаточными для принятия руководством страны конкретных мер, направленных на укрепление безопасности и приведения вооруженных сил в состояние, адекватное военной угрозе, которая нависла над западными границами СССР.

НАЧАЛЬНЫЙ ПЕРИОД ВОЙНЫ

Развитие событий в начальный период войны было неожиданным и для военной разведки. В самом начале войны была потеряна связь с рядом источников и резидентур в Германии, а также нарушена связь с агентурой приграничных военных округов. С конца 1941-го до конца 1942 года имела место целая серия провалов агентурной сети в Болгарии, Японии, Германии, Бельгии, Франции. Разведка за это время потеряла свои источники в 11 европейских странах. Потери серьезные, правда, часть сил все же удалось сохранить исключительно благодаря разумной и высокопрофессиональной работе прежнего руководства Разведуправления, взявшего с начала 30-х годов курс на создание агентурной сети, способной работать в венное время.

С началом войны развернулась энергичная работа по организации активной разведывательной деятельности.

К 11 июля 1941 года во внутренних военных округах были сформированы и обучены 4 фронтовых и 7 армейских разведдивизионов. Разведуправление и разведывательные отделы фронтов и армий в условиях быстро меняющейся обстановки прилагали большие усилия, чтобы не только сохранить, но и увеличить силы и средства разведки. Значительно активизировалась работа всех разведывательных аппаратов и источников за рубежом. К осени 1941 года военная разведка добывала данные о группировке войск немцев, их численности, возможных направлениях главных ударов, докладывала сведения о позиции разных стран. В частности, донесения Зорге (резидент в Японии – Рамзай) и Радо (резидент в Швейцарии – Дора) в августе-сентябре 1941 года о том, что Япония не вступит в войну против СССР в 1941 году, помогли Ставке Верховного главнокомандования принять решение о передислокации части войск с Дальнего Востока на Западное направление, в том числе и на Москву. Вот текст этих донесений:

«7 августа 1941 года японский посол в Швейцарии заявил, что не может быть и речи о японском выступлении против СССР до тех пор, пока Германия не добьется решающих побед на фронтах. Дора».

«14 сентября 1941 года... японское правительство решило не выступать против СССР в текущем году, но вооруженные силы будут оставаться в Маньчжурии на случай возможного выступления будущей весной, в случае поражения СССР к тому времени... Рамзай».

Вплоть до октября 1941 года Зорге систематически докладывал о военно-экономическом положении Германии. Регулярно поступала важная информация о военных планах, состоянии армии, о положении на советско-германском фронте, а также ценные сведения из Бельгии, Франции, Скандинавии, Швейцарии, Болгарии, Румынии других стран.

В Скандинавии наша разведка постоянно получала (источник – Карл) расшифрованные сводки германской армии, а также директивные указания штаба Верховного главнокомандования вермахта. В результате этого Разведуправление имело возможность почти ежедневно в течение длительного времени представлять военному руководству СССР оперативные сводки германских штабов о положении на Восточном фронте.

Большим размахом и результативностью отличалась в годы Великой Отечественной войны работа разведчиков, действовавших за линией фронта на временно оккупированных территориях СССР и других стран. С первых дней войны была организованна заброска во вражеский тыл разведывательных и разведывательно-диверсионных групп, на базе которых впоследствии во многих районах развернулись партизанские отряды.

Эта работа оказалась весьма эффективной. Так, в июле-августе 1941 года только разведорганы Западного фронта подготовили и направили в тыл противника около 500 разведчиков, 17 партизанских отрядов и 29 разведывательно-диверсионных групп. С мая 1943-го по май 1945 года в тыл противника было заброшено 1226 групп общей численностью почти 10 тыс. человек и привлечено к работе около 15 тыс. местных жителей.

За это же время (май 1943-го – май 1945 года) органами военной разведки было добыто более 170 тыс. различного рода документов, получены данные о секретных переговорах Гитлера и Муссолини, Антонеску и Хорти, данные о переговорах наших союзников с немцами относительно возможной односторонней капитуляции Германии. В добывании этой информации активную роль играла стратегическая военная разведка, особенно резидентуры в Швейцарии, на Балканах, в Турции, Иране, Франции, Англии, США и некоторых других странах.

Подтвердилась правильность курса на создание разведывательной сети на территории стран, окружавших Германию, и на территориях некоторых воюющих и нейтральных государств.

В ряде городов и других населенных пунктов (Смоленск, Вязьма, Ржев, Лепель, Борисов, Бобруйск и др.) были созданы разведывательные группы, контролирующие действия немецко-фашистских войск.

Авиация и разведподразделения Западного фронта активно вскрыли основные направления переброски резервов противника как в прифронтовой полосе, так и в глубоком тылу.

ПОД МОСКВОЙ

В своих воспоминаниях начальник разведотдела штаба Западного фронта генерал Т.Ф. Корнеев писал: «23 сентября 1941 года разведка фронта установила, что противник готовится к наступлению и создал для этого крупную группировку войск перед Западным и Резервным фронтами. Всего в двух районах было сосредоточено около 80 дивизий, в том числе до 20 танковых и моторизованных. Существенный вклад в решение задачи по вскрытию наступательных группировок внесла радиоразведка».

Хорошо организованная разведка позволила Генеральному штабу и командованию Западного фронта своевременно вскрыть замыслы врага на наступление и в соответствии с этим построить оборону Москвы.

В период подготовки контрнаступления под Москвой военная разведка продолжила вести активную деятельность с широким привлечением разведывательно-диверсионных групп. Только с 15 сентября по 31 декабря 1941 года в тыл к немцем разведотрядом штаба Западного фронта были заброшены 71 такая группа и отряд.

Сегодня уместно вспомнить замечательного разведчика А.К. Спрогиса, участника войны в Испании. Вернувшись из Испании в Москву, Артур Карлович стал слушателем Военной академии им. М.В. Фрунзе. Здесь его застала война 22 июня 1941 года. В Генеральном штабе он получил новое назначение: «Предъявитель сего майор тов. Артур Карлович Спрогис является особо уполномоченным представителем Военного совета Западного фронта. Предлагаю командирам частей и соединений Западного фронта оказывать всемерное содействие в его работе, а также обеспечить людским составом, вооружением и другими видами снабжения, необходимыми для выполнения возложенных на него особых поручений. Указания майора А.К. Спрогиса для командиров частей и соединений являются обязательными. Майору Спрогису и другим лицам по его указанию разрешается переход фронта в любое время. Начальник штаба Западного фронта генерал-лейтенант Маландин». Будучи командиром войсковой части 9903 Западного фронта, он руководил подготовкой и заброской разведывательно-диверсионных групп. Воспитанниками этой части были Герой Советского Союза Зоя Космодемьянская, отважные разведчики Федор Горбач, Константин Пахомов и многие другие.

СТАЛИНГРАД И КАВКАЗ

Деятельность военной разведки способствовала срыву попытки гитлеровской коалиции сокрушить Советский Союз в 1942 году. В марте 1942 года разведка представила Ставке важные сведения о новом стратегическом замысле и планах фашистского руководства на 1942 год. Согласно этим планам, немецкие войска летом 1942 года должны были нанести главный удар в направлении на Кавказ и на Сталинград с тем, чтобы с захватом Сталинграда повернуть основную группировку на север, отрезать нашу столицу от тыла, а затем осуществить генеральное наступление на Москву с востока и запада.

По заданию Центра разведгруппа Шондора Радо (Дора) в Швейцарии следила за подготовкой этого наступления через своих источников в Германии. Наиболее активно работали в Берлине. Вот пример одного из донесений:

«3 и 4 апреля 1942 года. В начале марта вся Восточная Германия, Прибалтика, Польша и территория СССР, оккупированная Германией, в особенности в южных районах, стали наполняться войсками, подготовленными для весеннего наступления. Количество войск, а главное количество техники, несомненно, больше, чем в июне 1941 года, количество артиллерии тоже больше, чем в июне 1941 года, особенно в южном секторе…»

Во время Сталинградской битвы разведотделы штабов Юго-Западного и Донского фронтов, разведорганы частей и соединений систематически направляли в тыл вражеских войск разведывательные и диверсионные группы. К началу нашего наступления в тылу противника находилось несколько десятков радиофицированных разведгрупп.

До начала наступательной операции войсковая разведка вскрыла с точностью до батальона систему их обороны. Были добыты данные о боевом, численном составе и вооружении, дислокации основных частей 4-й и 6-й немецких танковых армий, 3-й румынской и 8-й итальянской армий, о численности 4-го воздушного флота.

Активно действовала воздушная разведка. В частности, она своевременно вскрыла переброску с Северного Кавказа двух танковых дивизий в район Котельниково.

Самоотверженная работа советских военных разведчиков в период Сталинградской битвы внесла свою лепту в разгром врага на Волге, положило начало коренному перелому в ходе войны.

Стремясь взять реванш за тяжелые поражения в компаниях 1941 и 1942-х годов, германское руководство планировало проведение летом 1943 года крупных наступательных операций и лихорадочно собирало силы для их осуществления.

Разведке была поставлена задача: «Постоянно следить за всеми изменениями в группировке противника и своевременно определять направления, на которых противник произведет сосредоточение войск и особенно танковых частей».

Военная разведка в кратчайшие сроки давала ответ на поставленные задачи.

ОПЕРАЦИЯ «ЦИТАДЕЛЬ»

Уже в мае 1943 года разведка получила данные о плане немецкого командования в районе Курска (операция «Цитадель»). Таким образом, почти за два месяца до начала операции советское командование располагало разнообразной и достоверной информацией о ней.

Большую и важную работу по вскрытию плана операции «Цитадель» провела группа Ш. Радо в Швейцарии, которая располагала многими ценными источниками информации, в том числе и в Германии, наиболее информированным был Рудольф Ресслер. О нем бывший шеф ЦРУ США Алан Даллес писал в своей книге «Искусство разведки»: «Советские люди использовали фантастический источник в Швейцарии по имени Рудольф Ресслер, который имел псевдоним Люди. С помощью источников, которые до сих пор не раскрыты, Ресслеру удалось получить в Швейцарии сведения, которыми располагало высшее командование в Берлине с непрерывной регулярностью, часто менее чем через 4 часа после того, как принималось ежедневное решение по вопросам Восточного фронта».

К началу Курской битвы наши разведорганы контролировали фактически все направления передвижения немецких войск. В их тылу действовали диверсионно-разведывательные группы. Так, разведотделы Брянского и Центрального фронтов имели во вражеском тылу по 20 групп, Воронежского фронта – 30 групп, которые не только вели разведку, но и наносили противнику чувствительный урон на его коммуникациях.

Заслугой разведки в Курском сражении является то, что она сумела вскрыть не только планы немцев, но и сроки начала наступления. 1 июля Гитлер назначил наступление на 5 июля 1943 года, а уже 2 июля разведка доложила об этом. Вскоре от захваченного разведчиками немецкого сапера стал известен и час начала наступления, что позволило советскому командованию принять решение о проведении артиллерийской контрподготовки по изготовившемуся к наступлению противнику.

С большим напряжением работали разведывательные органы стратегической разведки, фронтов, армий по обеспечению операций советских войск, направленные на полное изгнание врага с Советской земли, освобождение угнетенных европейских народов, сокрушение фашистской Германии.

«ВОСТОЧНЫЙ ВАЛ»

В ряде многочисленных задач, стоящих перед разведкой после Курской битвы, важнейшей стала задача вскрыть систему обороны «Восточного вала» – стратегического оборонительного рубежа немецко-фашистских войск, строительство которого началось после поражения немцев под Сталинградом и завершилось к осени 1943 года. Рубеж проходил по линии: река Нарва, Псков, Витебск, Орша, река Саж, среднее течение Днепра (основа «вала»), река Молочная. Немецкое командование возлагало на «вал» большие надежды, но уже к концу сентября 1943 года советские войска прорвали «Восточный вал». Этому во многом способствовали своевременно добытые и достаточно полные данные об инженерном оборудовании этого «вала», о силах и средствах, сосредоточенных на нем.

Большой вклад в решение этой задачи внесла военная разведка. К примеру, активно действовала в тылу врага на Украине и в Белоруссии разведывательная группа майора К.С. Гнидоша. Его разведчики сначала базировались в районах Киева, Чернигова, Коростеня и Житомира. Они вскрывали системы обороны немцев, боевой состав и расположение войск, боевой техники и тем самым содействовали успешному форсированию Днепра наступающими советскими войсками.

Затем группа Гнидоша взяла под контроль районы Слуцка, Осиповичей, Барановичей, Минска, Слонима, Лунинца, Белостока. С подходом войск Красной армии в соответствии с приказом командование разведки продвинулось на запад в направлении Пинск, Брест, Варшава, решая новые задачи. Своими действиями они способствовали успеху Белорусской операции.

В июне 1944 года майор Гнидош и радистка Клара Давидюк были окружены немецким карательным отрядом у города Слоним и, чтобы не попасть в руки фашистов живыми, они подорвали себя гранатами. Партизаны похоронили их в братской могиле.

После войны на запрос Слонимского райкома Компартии Белоруссии об именных захоронениях, командование Советской армии ответило, что погибшими были Герой Советского Союза майор Кузьма Савельевич Гнидош и старший сержант Клара Трофимовна Давидюк. «Майор Гнидош, – указывалось в письме, – был командиром отряда разведчиков. Его заслуги перед Родиной велики. В его наградном листе сказано, что благодаря своевременному вскрытию оборонительных сооружений и системы обороны противника тов. Гнидош обеспечил быстрое форсирование Десны и Днепра наступающими частями Красной Армии, а также во многом обеспечил проведение Белорусской операции».

В тылу врага в 1943–1944 годах активно действовала разведывательная группа Героя Советского Союза майора Геннадия Ивановича Братчикова. Добываемая им разведывательная информация имела важное значение для планирования боевых действий войск Центрального фронта в период Курской битвы и выхода к Днепру. Разведчики Братчикова добывали данные о группировке немецких войск, характере ее действий, вскрывали важные объекты и систему обороны на глубину до 600 км к западу от рубежа Полоцк, Овруч, Млава. Группа передала в штаб 1-го Белорусского фронта более 360 радиограмм, бесценная информация из этих донесений учитывалась при подготовке и проведении операций в Белоруссии и на территории Польши. 10 декабря 1944 года в неравном бою Г.И. Братчиков погиб.

В тылу немцев в Белоруссии действовали партизанские отряды, бригады, соединения Героев Советского Союза Г.М. Линькова, А.П. Бринского, И.Н. Банова, Н.П. Федорова и многих других. Вклад их в разведку и боевое обеспечение ряда наступательных операций неоценим. Вот для примера выдержка из служебной характеристики А.П. Бринского:

«Возглавляемые им партизанские отряды и диверсионные группы в годы Великой Отечественной войны взорвали 800 вражеских эшелонов, совершили несколько тысяч успешных диверсий, уничтожили тысячи солдат и офицеров врага. За время пребывания в тылу противника им было передано в Центр большое количество разведывательной информации».

Соединение, возглавляемое И.Н. Бановым на территории Белоруссии и Польши, кроме разведывательной деятельности, осуществило 447 крушений военных эшелонов противника, взорвало десятки важных объектов на коммуникациях врага.

Перечень героических действий военных разведчиков в годы Великой Отечественной войны можно продолжить. Однако уже приведенные данные прямо и убедительно свидетельствуют о том, что главнейшими чертами характера советского разведчика являются высочайшая мобилизованность во всем и всегда, сыновняя преданность Родине, профессиональное искусство, готовность ничего не жалеть во имя выполнения задания – ни крови, ни жизни.

Разведчики опровергают поговорку: «Один в поле не воин», они чаще всего действуют в одиночку, но при этом находятся постоянно в смертельной опасности – ходят по лезвию бритвы.

Советская военная разведка как важнейшее средство обеспечения действий вооруженных сил прошла в годы войны трудный, но славный путь и внесла достойный вклад в дело победы над фашизмом. В ее рядах работали тысячи разведчиков, в том числе разведчики-интернационалисты. О размахе разведывательной деятельности говорят следующие данные: только с мая 1943 года по май 1945 года в тылу противника находилось 1236 разведывательных и разведывательно-диверсионных групп общей численностью около 10 тысяч человек, им помогало свыше 15 тысяч местных патриотов.

Советским разведчикам оказывали неоценимую помощь польские, чехословацкие, болгарские, венгерские, румынские, немецкие патриоты и антифашисты, в том числе Юзеф Собеляк, Карел Капелюк, Альберт Пал, Иозеф Яблонько, Ян Кубашко, Николай Козубовский, Сергиуш Ильяшевич и многие, многие другие.

Особо хотелось бы сказать о наших славных женщинах, выполнявших разведывательные задания советского военного командования. В годы Великой Отечественной войны разведгруппы возглавляли Герои Советского Союза А. Колесова, А. Морозова, М. Осипова, Х. Кульман и ряд других патриоток нашей страны. Преодолевая все трудности работы в тылу противника, успешно выполняли задачи разведки радистки А. Анисимова, А. Болотова, К. Давидюк, Н. Крайнова и многие, многие другие.

Успехи советских военных разведчиков высоко оценены Родиной. Около 600 бойцов невидимого фронта удостоены высшей государственной награды – звания Героя Советского Союза. Только в 1943–1945 годах произведено около 200 тысяч награждений военных разведчиков орденами и медалями. Первой женщиной, удостоенной звания Героя Советского Союза во время войны, была разведчица Зоя Анатольевна Космодемьянская. Имена двух разведчиц увековечены в звездных «памятниках»: две открытые советскими астрономами малые планеты теперь носят имена прославленных советских военных разведчиц. Этой чести удостоились Зоя Космодемьянская и Вера Волошина – разведчица штаба Западного фронта, погибшие в тылу врага при выполнении боевых заданий во время битвы под Москвой.

Советские военные разведчики самоотверженно помогали народам оккупированных немцами и японцами стран в их борьбе за независимость. В Чехословакии, Польше, Румынии, Югославии, Италии, Франции, Китае, Маньчжурии отважно действовали наши разведчики. Война явилась суровой проверкой и школой организации и методов работы разведки, руководства ею, способности решать задачи в самых сложных условиях.

Деятельность военной разведки в ходе Великой Отечественной войны высоко оценивалась нашими полководцами – маршалами Советского Союза Г.К. Жуковым, А.М. Василевским и другими.

Достоинства советской военной разведки вынуждено было признать и фашистское руководство. По признанию шефа иностранного отдела СД В. Шелленберга, Гитлер уже в конце 1941 года и особенно после поражения в Сталинградской битве считал, что советская разведка далеко превосходит германскую.

Великая Отечественная война была суровым испытанием для военных разведчиков, и они выдержали его достойно. Многие из них не дожили до Великой Победы. В таких условиях, к сожалению, потери неизбежны. За годы войны сложились славные боевые традиции военной разведки и был создан большой отряд высококвалифицированных разведчиков, которые умело использовали богатый боевой опыт и традиции в послевоенное время. Этими традициями всегда были и есть преданность своей Родине и народу, верность присяге, мужество, стойкость до самопожертвования при выполнении боевых задач.

Время оставляет позади версты трагических историй, написанных кровью в летописи нашей великой страны, но жива память в сердцах людей о подвигах военных разведчиков, которые безукоризненно выполнили свой священный долг перед Отечеством. Подвиги героев, которые с честью и достоинством сражались в кровопролитных войнах и вооруженных конфликтах от Афганистана до Сирии, служат примером для будущих поколений. Это – полковник Анатолий Ткачев, который безоружный ходил на переговоры с Ахмад Шахом Масудом (хозяином Пандешера «долины пяти львов» в Афганистане), разведчик ВДВ лейтенант Дмитрий Хабаров, воевавший в Чечне (награжден орденом Мужества), старший лейтенант Александр Прохоренко, который, выполняя боевую задачу в Сирии и находясь в окружении игиловцев, вызвал огонь на себя (Герой России посмертно) и многие другие.

В послевоенный период на Западе сформировался целый ряд ниспровергателей нашей победы над гитлеровской Германией. Проводится линия на очернение нашей Великой Победы, истории наших Вооруженных сил и неотъемлемой их части – военной разведки, их боевой путь. И к сожалению, эти «специалисты по России» не одиноки. В последнее время в их хор вливаются визгливые голоса и неофитов, прежде всего из Польши, Прибалтики и Украины. Им кажется, что, переписав на свой лад кое-какие страницы истории, можно выстроить прочную государственность. Дело даже доходит до труднообъяснимого цинизма, когда в Польше и Украине сносят памятники нашим полководцам, солдатам и офицерам и тут же в Эстонии открываются памятники эсэсовцам, а в Украине – бандеровцам. И не плевок ли это в адрес почти миллиона воинов, погибших за освобождение Украины, когда на государственном уровне делают национальными героями бандеровцев, замазанных тесным сотрудничеством с фашистами и сегодня марширующих на главных площадях Киева?

Великая Отечественная война для нас предельно чувствительная тема. На полях сражений шла «война народная, священная война». Наш народ никогда не простит оправдания нацистов и их пособников – прямого или косвенного – или очернительства нашей Великой Победы.

Отмечая 75-летие нашей Победы в Великой Отечественной войне, мы не должны забывать, что память многих миллионов погибших в этой войне советских людей, все еще живущее горе матерей, жен, детей, внуков обязывает нынешнее поколение принимать необходимые меры для обеспечения мирной жизни нашего народа. 

Иван Иванович Тараненко, полковник, ветеран боевых действий, бывший преподаватель Военно-дипломатической академии (академии ГРУ ГША ВС РФ).

http://nvo.ng.ru/spforces/2020-04-10/1_1089_secret.html