Военные политологи

SCAF, или Мечты Европы об истребителе нового поколения

08 июня 2018

Старые «союзники»

Одной из главных авиационных новостей апреля нынешнего года стала новость о соглашении между Францией и Германией, направленном в том числе на создание истребителя нового поколения. Про это объявили на Международной авиационно-космической ярмарке ILA-2018, которая прошла в Берлине. Комплекс получил обозначение Système de combat aérien du futur (SCAF).

Слово «комплекс» как нельзя лучше раскрывает суть соглашения. И дело даже не в том, что каждый современный самолет-истребитель является набором сложнейших систем. Достигнутая договоренность должна стать «ключевым элементом европейской безопасности». Она объединит разработку самого истребителя, ряда беспилотных аппаратов, а также системы взаимодействия, контроля и управления. В качестве примерной даты появления нового самолета назвали 2040-й, но нет никаких гарантий того, что это действительно будет так и что сроки испытаний не будут переноситься. В случае с настолько сложными и дорогими разработками этого исключать никак нельзя.

Про сам будущий истребитель известно мало. Сейчас основных действующих лиц два, и они более чем весомы. Это общеевропейский авиастроитель Airbus и национальная французская Dassault Aviation. «Мы готовы и говорим нашим министерствам обороны, и нашим властям: мы готовы, теперь за дело», — заявил генеральный директор Dassault Aviation Эрик Трапье. «Первой скрипкой» будет именно компания из Франции. Ничего удивительного в этом нет: за спиной у нее создание таких признанных во всем мире машин, как Dassault Mirage 2000 и Dassault Rafale.

Dassault Rafale

Строго говоря, в современной Европе только Францию можно назвать страной, имеющей полный цикл создания самолетов-истребителей. Британское авиастроение уже не способно на разработку и серийное производство таких машин. Знаменитый «Харриер» даже в 60-е сложно было назвать «королем неба», а после него британцы переключились на кооперацию с другими европейскими странами. В случае с Германией национальная боевая авиация после Второй мировой и вовсе стала «табу». Времена опасения прихода к власти нового Гитлера давно прошли, но сотрудничество в этом вопросе с другими государствами для немцев и сейчас более приоритетно, чем сугубо национальное авиастроение.

«Дассо» и New Fighter

Новость про новый истребитель сама по себе не стала неожиданностью. Подписание договора могло произойти и через год и, например, через два. С туманными формулировками об «угрозе новой войны в Европе» и неясными сроками реализации. По-настоящему удивил концепт истребителя нового поколения, представленный корпорацией Airbus Defense and Space в ноябре прошлого года. Эффектная презентация дала общее представление о машине с незамысловатым именем New Fighter. Она должна стать элементом обширной военной программы. Согласно плану, истребители будут взаимодействовать как с самолетами ДРЛО и спутниковой группировкой, так и с новыми БПЛА. Концепт рисовали с явным упором в сторону малозаметности, что, конечно, роднит его с F-22 и российским ПАК ФА. С другой стороны, тезис о «воровстве технологий», высказанный авиалюбителями, здесь совершенно неверен. Показанный на изображении самолет выполнен по аэродинамической схеме «бесхвостка». Очень популярной у европейцев. В то же время и F-22, и F-35, и Су-57 имеют нормальную аэродинамическую схему. Наличие аналога наплыва с поворотной передней частью, который мы видим на ПАК ФА, также не является серьезным свидетельством того, что европейские авиастроители утратили свою самобытность.

New Fighter

Вопрос, в общем-то, в другом. Показанный New Fighter может и не иметь никакого отношения к будущему истребителю. Отдельные наработки инженеры «Дассо» использовать могут, но с большой долей вероятности продемонстрированный концепт останется лишь красивой картинкой, а создавать европейский истребитель будущего будут, что называется, с нуля.

В этой связи нельзя не сказать про главный тренд последних лет. А именно о создании беспилотных летательных аппаратов. Пока что они себя прекрасно зарекомендовали как разведчики и как средство для точечных ударов по земле. Но это пока. В будущем, вероятно, истребитель тоже будет беспилотным. Так что New Fighter (а он заявлен прежде всего как пилотируемая машина) может быть неверен, сугубо концептуально.

Еще один вариант, на который часто обращают внимание: возможность сосуществования на одной базе пилотируемого и беспилотного истребителя. Когда один управляемый ЛА выступает в качестве центра управления «стаей» беспилотников. Интересный подход, который может получить путевку в жизнь. Но не факт, что в случае со SCAF’ом выберут именно это направление. На данном этапе вообще бесполезно делать какие-то выводы. Более или менее точно можно будет судить, когда (если) представят демонстратор технологий. Навскидку: ждать придется лет пять-десять минимум. За это время роль бесплотных систем только возрастет.

New Fighter

Попытка номер пять

Наконец, самое главное. То, без обсуждения чего, в принципе, не имеет смысла говорить про Système de combat aérien du futur. SCAF — далеко не первая попытка создать «что-то европейское». Сейчас уже мало кто помнит, что BAE Systems работала в 1990-е над программой FOAS (Future Offensive Air System), которую закрыли только в 2005-м. Хотели создать перспективный боевой самолет на замену Tornado GR.4 в Королевских ВВС. Позднее программу переименовали в DPOC (Deep and Persistent Offensive Capability) и окончательно закрыли в 2010 году. Все, что осталось из начинаний британцев, — полномасштабный макет перспективного боевого самолета. Полученный опыт они применили в случае с БПЛА Taranis. Ну а французы решили создать свой nEUROn, в общем-то, похожий на британскую разработку. Taranis и nEUROn, впрочем, имеют отношение к полноценным истребителям нового поколения опосредованное. Все-таки разные классы боевых машин.

Тут, пожалуй, будет уместно напомнить, что когда-то Eurofighter Typhoon и Dassault Rafale должны были быть «единым целым». В 1983 году на совещании начальников штабов ВВС Франции, Германии, Великобритании, Италии и Испании приняли решение создать консорциум «Еврофайтер», который бы создал европейский истребитель нового поколения. Уже на этапе формирования тактико-технического задания участники начали спорить: Франции, в отличие от других, был нужен не только сухопутный, но также и палубный самолет. Их не устраивал вес и некоторые другие параметры. Итог нам всем хорошо известен: Франция вышла из консорциума, создав в конечном итоге свой «Рафаль».

А ведь не стоит забывать, что тогда была холодная война. Казалось бы, не самое лучшее время для разногласий между союзниками. Во всяком случае, перед лицом реальной угрозы с Востока договориться европейцам было легче, чем сейчас, когда военная опасность для ЕС эфемерна, а шансы реально потеснить США на мировом рынке самолетов-истребителей не очень высока.

В таких условиях нельзя исключать нового «развода» между Германией и Францией. Еще один вполне возможный вариант — спустить проект на тормозах. Под бравурные речи немецких политиков о достоинствах F-35, к покупке которого Германия сильно склоняется в последние годы. Оба эти сценария, конечно, далеко не единственные, но пока что выглядят наиболее реалистично.

F-35

До тех пор, пока Европа не сможет выработать свой собственный вектор развития, не зависящий от США, говорить о столь амбициозных проектах вообще сложно. В крайнем случае, американцы постараются вбить клин в соглашение между французами и немцами, однако пока даже это им не нужно. Lockheed Martin себя вполне уверенно чувствует на мировом рынке самолетостроения. И с каждым годом Европа может предложить все меньше.

Комментариев пока нет