Рустем Вахитов о демократии

Большинство политологов, комментирующих события в Киргизии, сходятся в том, что это - не революция в европейском смысле слова (то есть не классовое столкновение), а борьба кланов. Конечно, так оно и есть. Общеизвестно, что Киргизия включает в себя отсталый, аграрно-скотоводческий, исламистский Юг и светский, индустриальный Север. За борьбой партий в республике стоит борьба северного и южного кланов (например, партия «Биримдык», победившая на выборах – это партия южан и возглавляет ее – брат президента, знание этого факта важнее знания программы партии). В советские времена очень внимательно следили за тем, чтобы в каждом министерстве пропорционально были представлены северяне и южане. Москва выполняла роль третейского судьи, переоценить значение которого в такой ситуации невозможно. В постсоветскую эпоху все обвалилось, началась грызня кланов и их вытеснение друг с другом, доходящие до кровопролития. В этом секрет обилия революций в Киргизии. Нынешняя революция – возвращение во власть северян, которые были свергнуты южанином Жээнбековым, бывшим мэром Оша. Его привел во власть северянин Атамбеков, а тот его «отблагодарил» 11-летним сроком «за коррупцию». Теперь северяне освободили Атамбекова из тюрьмы.
Кстати, революции в Киргизии – яркий пример того, что происходит тогда, когда на общество, состоящее из кланов, «натягивают» институции западной демократии. В клановом обществе нет власти большинства (на чем стоит демократия), здесь интерес каждого клана, даже самого маленького, должен быть учтен. В противном случае недовольные кланы объединяются и устраивают межклановую (неправильно называемую гражданской, ведь граждан как атомизированых субъектов права здесь нет) войну.
При этом политологи высокомерно заявляют, что это, мол, Азия, а вот в России или на Украине есть классы, гражданское общество, потому что «мы - европейцы» и т.д. и т.п. Но как же быть с днепропетровским кланом на Украине? Или с «питерскими» в России?
Наше общество, уверен, вообще является клановым. Его элементарная единица – не отдельный гражданин, а клан – сообщество родственников, друзей, одноклассников, коллег. Они друг другу помогают, если один из них становится начальником – он «тянет» за собой других, «сажает» их на ресурс, который ему даден по должности. Мы говорим о ельцинской «Семье», о «башнях Кремля», но у нас такие «семьи» и «башни» - в каждом учреждении – сверху донизу. Поэтому демократия у нас не приживается - и не приживется, ибо действительное разумно и такая практика наиболее эффективна в неевропейском цивилизационном пространстве.
При этом кланы нашего общества почти не изучены, я лично не встречал серьезных социологических исследований, где бы был разносторонне раскрыт этот феномен. Что думаешь Alexandr Pavlov ?

Рустем Вахитов

Источник:t.me/redeurasia