Есть мнение Новости

Российское православие как субъект власти, политики и права

29 октября 2016

В рамках программы «Религия, общество и безопасность» 07 июня 2013 года в Московском Центре Карнеги был проведен семинар на тему «Российское православие. Постсекулярная институционализация в пространстве политики, власти и права». В нем приняли участие представители духовенства, эксперты в области религиоведения, философии, политологии, социологии и культурологии. В числе участников обсуждения проблем научно-образовательного форума был также представитель журнала «Политическое образование» Александр Перенджиев вместе со своей коллегой – доцентом кафедры политологии и социологии РЭУ имени Г.В. Плеханова Еленой Прокопенко и студенткой факультета права этого же вуза Мариной Волковой.

С докладом на семинаре выступил участник исследовательского проекта «Энциклопедия современной религиозной жизни России», доцент философского факультета ГУ-ВШЭ, кандидат философских наук Борис Кнорре. В своем выступлении он отметил основные этапы и тенденции воздействия российского православия на сферу властных, политических и правовых отношений в Российской Федерации.

В СССР Церковь находилась в экзотическом положении, так как над ней чаще всего смеялись. В информационном пространстве появлялось множество «жареных» фактов и скандалов, связанных с православием. Однако в дальнейшем, уже в России, стали появляться православные общественно-политические институты, которые существенно улучшили имидж российского православия. Созданное в начале 90-х годов православно-политическое совещание на основе общества «Радонеж» способствовало проведению общественного аудита деятельности чиновников и политиков.

Сформированный в мае 1993 года Всемирный русский народный собор сразу же ориентировался на установление связей и взаимодействие с различными политическими силами. Православие стало оказывать влияние и на умы правящей элиты. Однако оно еще оставалось объектом сатирического сарказма. Так, например, Борис Ельцин, во время посещения Иерусалима в начале января 2000 года заявил: «На Святой земле чувствую себя, как святой!» Имейте в виду – я еще святой президент!», что вызвало в российском обществе немало шуток и критики по этому поводу.

Принципиально стала меняться ситуация с приходом на пост президента В.В. Путина. РПЦ проявляет последовательность в отношениях с представителями высшей власти. Со стороны Церкви стало неизменным правило поздравлять высоких чиновников с днем рождения и другими памятными датами. Начался процесс респектализации православия в глазах политической элиты. Так, например, в 2003 году в кремлевской столовой появилось постное меню.

В 2005 году был образовано Общероссийское общественное движение «Народный Собор». В отличие от множества движений и партий, создававшихся как политический проект финансирующих его заинтересованных сил, «Народный Собор» был создан действительно «снизу». Его руководитель Владимир Хомяков представляет свою организацию, как сообщество, объединяющее православных мирян и выражающих их интересы.

В 2007 году образован православный корпус молодежного движения «Наши». Несмотря на различие политических взглядов с его руководителем Борисом Якеменко, деятельность «воцерковленных комиссаров» поддержал и президент ОАО «Российские железные дороги» В.И. Якунин. Однако уже тогда политические оппоненты «Наших» опасались попыток использования нового объединения в качестве инструмента политической борьбы и называли деятельность корпуса «спекуляцией на вере с целью зарабатывания авторитета».

В 2009 году, с избранием на пост Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла кардинально меняется социальная роль Церкви. В проекте модернизации появляется идея ее проведения с опорой на православие, которое может обеспечить стабильное развитие общества в период социальных изменений. Большое значение в политической и социальной жизни стали иметь такие понятия, как «воцерковленность», «намоленность». Кроме этого большое значение приобретают церковная субкультура, апелляции к культуре сакрального и культуре духовничества. Так, например, в качестве аргумента восстановления того или иного храма приводится не его архитектурная значимость, а его «намоленность». Стали появляться факты, когда политики или чиновники принимают то или иное решение, посоветовавшись со своим духовником.

Президент России Владимир Путин также стал подчеркивать значение православия в его родословной. «Моя семья по линии отца жила недалеко от Москвы, более 300 лет в одной деревне и каждую неделю ходила в церковь. Я как-то никогда даже над этим не задумывался раньше, насколько малоподвижным, но стабильным было общество в те времена вообще, и в России в частности. 300 лет в одной деревне и ходили в одну церковь» – сказал в июне 2003 года глава государства.

Слово «молитва» у политиков стало означать солидарность и союзничество в их деятельности. Так, например, в связи с землетрясением в Иране в августе 2012 года лидер партии ЛДПР Владимир Жириновский направил телеграмму со словами соболезнования Президенту Ирана Махмуду Ахмадинежаду. «В эти трудные дни всеобщей печали и людских страданий, вызванных природной стихией, хочу заверить Вас, уважаемый господин Ахмадинежад, что душа каждого российского гражданина переполнена чувством глубокого сострадания ко всем иранцам, родственникам и близким погибших в иранском Азербайджане. Немало россиян, мусульман и христиан, в своих молитвах будут обращаться к Всевышнему с просьбой упокоить души жертв землетрясения и дать силы выжившим, а также близким погибших, перенести трагедию и вернуться к нормальной жизни».

Говоря о роли православия в деятельности непарламентских политических партий и негосударственных политических деятелей докладчик обратил внимание собравшихся на такие «фигуры», Николай Стариков – идейный лидер в недавнем прошлом общественной организации «Профсоюз граждан России» а теперь политической «Партии Великое Отечество», Андрей Кочергин, Дмитрий Смирнов – основатель и лидер проекта «Отдельный дивизион» – православного движения, занимающегося защитой семейных ценностей, противодействием ювенальной юстиции и борьбой с абортами. При этом Д.Н. Смирнов пытается привлечь близких по духу людей. Так его союзником стал и Сергей Кургинян.

Отдельно докладчик остановился на феномене Ивана Охлобыстина, который в своей «Доктрине 77» осуществляет дискурс военно-трибунальной риторики и легитимизирует лозунг «Православие или смерть!». То есть Охлобыстин респектализирует определенный религиозный дискурс, который заключается в том, что русские люди могут консолидироваться в храме или на поле боя. Поэтому в политической борьбе появилось различение Сакрального через Осквернение. Так, например, Дмитрий Смирнов выступает за объединение народа с применением все той же военно-трибунальной риторики:

Вставай страна огромная,

Вставай на смертный бой

С бесовской силой темною,

С болотною ордой!

В своем выступлении Б. Кнорре обратил внимание на активность власти в регулировании деятельности религиозных структур. Однако, по его мнению, слабость церковь, которая имеет строгую иерархию, состоит в дефиците горизонтальных связей.

По просьбе доцента кафедры политологии и социологии РЭУ имени Г.В. Плеханова Александра Перенджиева докладчик подробно остановился на вопросах взаимодействия православия, власти и права. Результатом такого взаимодействия в настоящее время стала попытка ввести в правовое поле такое понятие, как «чувство верующего». Или другими словами, создать в этом качестве новый правовой институт. В последнее время в России звучат призывы изменить Конституцию страны в соответствии с православными принципами. Кроме этого КПРФ и РПЦ совместно выступают против повсеместного введения электронных карт. В Трудовом Кодексе статьями 342-348 определены особенности регулирования труда работников религиозных организаций. То есть законодательно закреплена специфичность труда религиозных работников в отличие от остальных граждан.

В ходе обсуждения доклада участники семинара остановились на понимании, роли и значении в современном обществе таких дефиниций, как «клерикализация», «религиозный язык», «православно-политическая элита». Например, было предложено под процессом привлечения государственной властью церкви к политическим вопросам понимать не как «клерикализацию», а под другим термином – «синодонизация». Так как под «клерикализацией», понимается, прежде всего, самостоятельное вмешательство церкви в дела общества и государства. Кроме этого, было отмечено, что субъекты и участники политического процесса, как правило, прибегают к «религиозному языку» в случае слабости своей позиции и отсутствия твердых аргументов в свою пользу.

Семинар способствовал расширению знаний в сфере взаимодействия религии с политико-правовой и государственно-административной сферой.

Комментарии 2

<p>
Что может быть забавнее, чем набожность вчерашних членов КПСС. 
</p>
<p>
Что может быть забавнее, чем набожность вчерашних членов КПСС. 
</p>