Признаки геополитического возрождения России видны на примере ситуации в Венгрии. Визит Владимира Путина в эту страну в 2015 был достаточно тихим. В то время, Путин находился под международным давлением за аннексию Крыма. Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан был первым европейским лидером, принявшим Путина после вторжения. В целях углубления сотрудничества в области энергетики, Москва выделила Будапешту залог в 10 млрд. евро (10,7 млрд. долларов) для финансирования расширения российской государственной компанией Росатом АЭС атомной электростанции "Пакш" в центральной Венгрии, которая обеспечивает 40% электроэнергии в Венгрии.

Когда в феврале этого года Путин снова приехал в Венгрию, он оказался в более триумфальных обстоятельствах. Стоя рядом с президентом России, Орбан говорил о мире "находящемся в процессе существенной перестройки." Перед отъездом Путин согласился профинансировать проект "Пакш" целиком.

Предложение Москвы Будапешту не было одноразовым делом; это была материальная демонстрация российской развивающейся ядерной дипломатии. Кремль, похоже, демонстрирует свою мощную ядерную власть, для того чтобы влиять на страны по всему миру и объединить их для реализации своих реваншистских целей. Если Соединенные Штаты не вернут свое лидерство в мировой ядерной экономике, эта сцена может разыгрываться неоднократно в течение десятилетий.

АТОМНАЯ ЭНЕРГЕТИКА НАХОДИТСЯ НА ПОДЪЕМЕ В РАЗВИВАЮЩИХСЯ СТРАНАХ МИРА.

Хотя атомная энергетика находится в устойчивом упадке в ЕС, Соединенных Штатах, Японии и в других местах, она стремительно растет в развивающихся странах мира. В целях борьбы с изменением климата, 10 стран, на которые приходится более одной трети мирового спроса на энергию, в том числе три без существующих ядерных программ, уже внедряют ядерную энергию в климатические обязательства, объявленные ими в соответствии с Парижским соглашением. К ним относятся Китай, Турция и Объединенные Арабские Эмираты. Только в азиатских странах прогнозируется увеличение производства ядерной энергии в шесть раз к 2040 году. И даже Индия, чья климатическая стратегия в основном опирается на развертывание солнечной батареи, планирует увеличить свою ядерную мощность в восемь раз. Хотя такие планы могут показаться чересчур амбициозными в краткосрочной перспективе, они сигнализируют, как некоторые из крупнейших мировых стран планируют удовлетворить долгосрочный спрос на энергию.

Новая волна в отношении ядерной энергетики - хорошая новость, учитывая то, что по текущим прогнозам, глобальный ядерный потенциал должен удвоиться к 2050 году, чтобы безопасно ограничить глобальное потепление до двух градусов Цельсия. По мере того как нации каждые пять лет увеличивают амбиции своих климатических планов, как это предусматривается Парижским соглашением, скорее всего, они включат и ядерную энергию в свои климатические планы.

Более того, продолжение инвестиций в новое поколение реакторов откроет огромные новые рынки для ядерной энергетики. Многие развивающиеся страны не могут в настоящее время поддерживать ядерную энергетику, поскольку существующие технологии требуют очень дорогостоящих и сложных гарантий. Но одна среднесрочная конструкция, малый модульный реактор (SMR), могла бы помочь развитию гражданских ядерных программ во всем мире. Эти новые реакторы - компактные и фабрично изготовленные - обходят многие из барьеров, которые мешают развитым странам принять ядерную энергию сегодня. SMR требуют малых начальных капитальных вложений, у них имеется большая масштабируемость и гибкость размещения, и могут перевозиться на грузовиках или железных дорогах. Проще говоря, SMR могли бы помочь странам, которые в настоящее время сталкиваются с финансовыми и географическими барьерами в отношении использования атомной энергии.

В будущем SMR могут стать мостом к коммерциализации новых, инновационных моделей, известных как реакторы Generation IV. Хотя они еще не готовы к коммерческому строительству, эти конструкции эффективнее, дешевле и потребляют, а не создают ядерные отходы. Реакторы SMR и Generation IV могут процветать в будущем, где доминируют возобновляемые источники энергии, поскольку в отличие от современных конструкций она разработаны с учетом масштабируемости. Возобновляемые источники энергии являются прерывистыми, чем больше их добавлено в энергосистему, тем больше увеличивается риск нехватки электроэнергии и перегрузок. В свою очередь, последовательная генерация базовой нагрузки, необходимая для удовлетворения минимального спроса, должна стать более динамичной, способной быстро включаться и выключаться, чтобы избежать отключения электроэнергии и отрицательного ценообразования. 

ВЕЛИКАЯ АТОМНАЯ ИГРА.

Россия больше всего выиграет от растущего аппетита развивающихся стран к ядерной энергии. В настоящее время у «Росатома» есть экспортные заказы на сумму более 300 миллиардов долларов - 60 процентов от общего рынка - на 34 электростанциях в 13 странах. Доля России на мировом рынке ядерного экспорта будет возрастать до тех пор, пока Кремль считает ее вопросом государственной политики. Визит Путина в Венгрию был всего лишь одной остановкой в ​​международном туре по подписанию соглашений в области ядерной энергетики, результатом которых стали широкие соглашения по ядерной энергетике с 13 странами практически на каждом континенте.

Доминирование Росатома объясняется, в частности, его бизнес-моделью. Фирма работает по схеме «Строить», «Владеть» и «Эксплуатировать», то есть «Росатом» строит реактор, сохраняет за собой право собственности на него и предлагает полный спектр услуг от первоначального финансирования до утилизации топлива. Отчасти, из-за щедрого государственного финансирования, "Росатом" может предлагать дешевое финансирование и продажу реакторов по гораздо более низким ценам, чем его международные конкуренты. Например, в 2010 году стоимость разработки и строительства атомной станции в России была на 20-50% ниже западных эквивалентов. В то же время Россия опережает планы по развертыванию первых в мире двух реакторов Generation IV на внутреннем рынке к 2025 году. При отсутствии серьезных конкурирующих поставщиков сочетание благоприятного финансирования и передовых технологий будет поддерживать конкурентоспособность России на десятилетия вперед.

Но господство Москвы сопряжено со значительными издержками для международной безопасности. Будучи крупнейшим мировым поставщиком ядерного оружия, Россия вряд ли сможет справиться с возникающими угрозами, связанными с ростом атомной энергетики, включая распространение ядерного материала в менее безопасные места. Собственные слабые стандарты России хорошо известны, и сомнительно, что Москва вынудит более сильную безопасность со стороны потенциальных государств-клиентов. Уже имеется большое количество необеспеченных делящихся материалов. Глобальной инвентаризации высокообогащенного урана с гражданских реакторов уже достаточно, чтобы построить 5000 ядерных бомб. И это могло бы только расти.

Комментариев пока нет