Главная тема Новости

России, Китай и Иран создают евразийскую «Антанту»

29 октября 2016

В апреле в швейцарской Лозанне состоялось подписание политического соглашения по иранской ядерной программе между Ираном и «шестеркой» (постоянные члены Совета Безопасности ООН и ФРГ). Президент США Барак Обама назвал его «историческим взаимопониманием» и «хорошей сделкой», а министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер написал в Твиттере: «Исторический день! Мы оставляем позади 35 лет молчания и 12 лет опасного конфликта».

Правда, не все политики с энтузиазмом встретили это известие. Так, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху назвал эти договоренности «угрозой существованию Израиля». Да и в самих Соединенных Штатах нет полного единодушия. В сентябре в Конгрессе можно ожидать нешуточные баталии по вопросу ратификации соглашения с Ираном. На повестке дня стоит вопрос об отмене санкций против финансового и нефтяного сектора Ирана в ответ на согласие Тегерана перевести свою ядерную программу на «мирные рельсы».

Большинство наблюдателей полагают, что соглашение по иранской ядерной программе кардинально меняет политическое поле Евразии, придает мощный импульс Новой Большой игре в этом важном для судеб мира регионе.

Иранское руководство отдает себе отчет в том, что достижение этих договоренностей было бы невозможно без поддержки России и Китая и стремится укреплять связи с этими странами. Об этом свидетельствуют итоги визита в Россию министра иностранных дел Ирана Мохаммада Зарифа. Москва и Тегеран намерены восстановить тесное торгово-экономическое сотрудничество, невзирая на то, вступят ли соглашения по иранской ядерной программе в силу и будут ли окончательно отменены антииранские санкции. При этом эксперты отмечают, что обе стороны отказались от выжидательной позиции и без промедления приступили к активным переговорам.

На встрече двух министров иностранных дел речь шла не только о полномасштабной двусторонней кооперации в экономической сфере, прежде всего в нефтяном секторе, но и о расширении военно-технического сотрудничества. Более того, по мнению политологов, сам характер обсуждения ситуации в Сирии (главы внешнеполитических ведомств констатировали полное единство позиций по этому вопросу, что является крайне важным) свидетельствует о вероятном создании военно-политического союза с Ираном в регионе Большого Ближнего Востока. Можно предположить, что создание евразийского военного союза неизбежно, учитывая, что Пекин сталкивается с посягательствами США и их союзников в Азиатско-Тихоокеанском регионе, Россия – со стороны Восточной Европы, Иран – в Юго-Восточной Азии.

Как пишет научный исследователь, партнер Центра исследований в области глобализации (Centre for Research on Globalization, Canada) Махди Дариус Наземроая (Mahdi Darius Nazemroaya), стратегический союз России, Китая и Ирана может бросить серьезный вызов экспансии НАТО на Восток. По его мнению, на прошедшей в апреле в Москве на четвертой Конференции по международной безопасности ряд стран, прежде всего Россия, Китай, Индия и Иран наглядно продемонстрировали, что не позволят Соединенным Штатам и НАТО «поступать так, как им заблагорассудится».

Эксперты отмечают, что евразийская «Антанта» (России, Китай и Иран), пройдя долгий процесс политического, стратегического, экономического, дипломатического и военного объединения, сегодня представляет опасность для США, поскольку этот альянс как сильный магнит стал втягивать в свою орбиту государства, недовольные сложившимся статус-кво.

В свою очередь, военные аналитики полагают, что за поставками Ирану зенитных ракетных комплексов С-300 стоят не столько интересы бизнеса, сколько стремление укрепить российско-иранское военное сотрудничество и евразийское сотрудничество в целом против опоясывающего противоракетного щита Вашингтона. Наземроая считает, что эти комплексы станут важным компонентом создаваемой евразийской системы ПВО стран, выступающих против американского политического и военного диктата. Об этих планах открыто заявил глава министерства обороны Ирана Хосейн Дехган во время своего визита в Москву в апреле текущего года, призвав Россию, Китай и Индию вместе противостоять планам НАТО в области ПРО.

Напомним, что после обнародования планов Москвы поставить Тегерану зенитные ракетные комплексы С-300 американская сторона в лице руководителя пресс-службы Госдепартамента Джона Кирби поспешила так прокомментировать это событие: «Это не запрещено резолюциями Совета Безопасности ООН, но мы проверим, не нарушает ли это американские законы о санкциях против Ирана». Кирби отметил, что позиция США по этому вопросу не изменилась». «Мы по-прежнему обеспокоены в связи с намерением России поставить ракетные системы Ирану, – добавил он. – Мы против продажи Ирану комплексов С-300».

Напомним, что Барак Обама в свою очередь выразил удивление из-за задержки с поставками Ирану этих боевых комплексов. В ходе своей пресс-конференции по итогам переговоров с премьером Италии Маттео Ренци президент США напомнил, что эта сделка между Ираном и Россией должна была состояться в 2009 году, но тогда Москва отложила ее по просьбе Вашингтона. «Я, честно говоря, удивлен, что это продлилось так долго, учитывая, что не было никаких санкций, которые бы запрещали эту сделку», – приводит РИА «Новости» слова Обамы.

Но не только перевооружение иранской армии, прежде всего войск ПВО, и формирование иранского сегмента евразийского ПРО сводят к минимуму возможность нанесения американцами ракетного удара по Ирану. Эксперты вновь обращают внимание на итоги прошедшего в июле в Уфе комбинированного саммита БРИКС/ШОС/ЕАЭС. Отныне любой возможный удар по Ирану, которым угрожает Пентагон, будет, по сути, расценен как удар по проекту взаимосвязанной совокупности организаций - стран БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка), ШОС (Шанхайская организация сотрудничества) и ЕАЭС (Евразийский экономический союз). В Уфе была не только продемонстрирована широта и глубина развивающегося китайско-российского стратегического партнерства, но и предложено видение формирующейся согласованной геополитической структуры, основанной на евразийской интеграции, в которой Ирану отведена важная роль хаба-узла-перекрестка для этой новой структуры в Евразии.

Уже сегодня Иран, наряду с Россией, предлагает наилучший доступ к открытым морям в регионе, является единственным очевидным перекрестьем дорог с востока на запад и с севера на юг для торговли с центрально-азиатскими странами. Ожидается, что в 2016 году после полного снятия экономических санкций Иран присоединится к ШОС, после чего Китай получит доступ к критически важным для его национальной безопасности энергетическим ресурсам Тегерана, а Иран возьмет на себя ключевую роль в качестве хаба для продвигаемого Пекином проекта «Нового Шелкового пути».

После многих лет фактического забвения Иран наконец возвращается в большую политику. В немалой степени этому способствуют последовательные усилия Тегерана по борьбе с международной террористической группировкой «Исламское государство». Сегодня позиция Ирана по ключевым региональным проблемам объективно совпадает с позицией России или близка к ней, что  содействуют активизации российской политики на Ближнем Востоке, а в перспективе – на Кавказе. Это означает, что в орбиту геополитических интересов и России, и Ирана, а также других мировых держав неизбежно будут вовлечены Азербайджан (по оценкам экспертов, Баку становится ключевым регионом для обеспечения российско-иранского сотрудничества), Грузия, Армения и Турция как страны с большими логистическими возможностями.

Комментарии 2

<p>
 
</p>
<p>
 
</p>
<p>
 
</p>
<p>
<strong>России, Китай и Иран создают евразийскую «Антанту»</strong>
</p>
<p>
<em>Точно подмечено!</em>
</p>
<p>
 
</p>
<p>
 
</p>
<p>
 
</p>
<p>
<strong>России, Китай и Иран создают евразийскую «Антанту»</strong>
</p>
<p>
<em>Точно подмечено!</em>
</p>