Родства не помнящие. Как Москва провожала "последнего героя свободной России"

29 октября 2016

Мне бы твои пули переплавить в струны – может быть, другая песня получилась бы. Ты б ее послушал, девушке поставил, может, станцевал бы, только все равно. На «марше памяти» Бориса Немцова было много девушек, были любители «ходить в колоннах и стучать в барабан», но по несчастливой случайности танцевать пришлось в декорациях старой доброй матушки-России, на один субботний вечер вспомнившей атмосферу залихватской политической жизни девяностых – времени Немцова.

Тому, как умирал Борис Ефимович, многие могут позавидовать: шел под ручку с украинской красавицей при свете Луны, затем получил четыре выстрела в спину на фоне места, где прошли его лучшие годы, и как считают многочисленные почитатели Немцова, лучшие годы России. Они действительно прошли. Эстетика гибели героя этой истории наталкивает на мысль, что мужская потенция политика в его нынешнем состоянии была гораздо выше политической. О Немцове если и вспоминали в последнее время, то представал он в виде романтической фигуры из приплющенного телевизора за спиной Леонида Парфенова времен передачи «Намедни». Он мог бы быть преемником Ельцина, предлагал депутатам пересесть с «Мерседесов» на «Волги», любил жизнь, любил женщин и любил взаимно. Кто-то вспомнит о «правительстве младореформаторов» - своего рода общества мертвых поэтов, вынужденных столкнуться с реальной политикой на пике собственного идеализма. Борис выделялся и на их фоне, был легковерен и молод, и как говорят очевидцы тех времен, гармонично смотрелся как при губернаторском галстуке, так и с бокалом вина в руке, что создавало образ человека, который всегда способен на большее.

Тем не менее, после стремительного взлета Немцов провалился на выборах с СПС, ушел из федеральной политики в бизнес и в итоге докатился до протестного отшельничества, где и угасал в окружении политических деятелей и общественников низкого пошиба. Лучше всего политический вес Бориса Ефимовича в последние годы охарактеризовал в своих воспоминаниях муниципальный депутат Максим Кац – Немцов рассказал ему о своей увлеченности фейсбуком и поделился радостью от скорости, с которой собираются «лайки» к размещенным записям. Эта радость при всей ее человеческой чистоте обладает и скрытым политическим смыслом – самый большой политик России собирает 86% всех «лайков» страны, деятели поменьше подбирают оставшиеся крохи, а символы российской оппозиции предпочитают реальной политике интернет-подполье, по сути, отказываясь от реальной борьбы за народную поддержку.

Веса Борису Немцову вряд ли прибавил бы многообещающий доклад о присутствии российской военной техники на территории Украины – широкий резонанс эта история получила бы в случае наличия совсем уж сенсационной информации из источников Немцова. Но как с горечью говорил в одной из бесед с Луисом Бунюэлем Андре Бретон, в наше время скандал уже невозможен: кнопка, запускающая почти любую информационную бомбу, находится в кабинетах Кремля под надежной охраной. Да и в случае «оплошности» со стороны кремлевских кураторов власти всегда могут прикрыться за «пятой колонной». В любом случае, какой бы ни оказалась истинная причина убийства Немцова, достаточно ясно, что его большая политическая карьера закончилась гораздо раньше.

Если история рассудит так, что он и на самом деле окажется последним героем «белоленточной» оппозиции, то Борис Немцов обретет амплуа Робинзона, чей вопль ума, чести и совести растворится в тишине острова, только на поверхности кажущегося обитаемым. И если уж эти пули каким-то хирургическим чудом и удалось бы переправить в струны, то немцовская песня совершенно точно зазвучала бы как шестидесятнический гимн кухонного сопротивления. Она уже так звучит, и музыка эта вроде бы о хорошем и о вечном – антивоенная, гуманистическая. Какая угодно, только не та, что имела бы отношение к самому Борису Ефимовичу и тому, чему он посвятил большую часть своей жизни – реальной политике. Прикрывшись замызганными лозунгами, которые должны, по идее, символизировать общность взглядов с Немцовым, эта оппозиция оказалась даже не в состоянии достойно проститься с ним.

Оглядываясь на то, каким вышло прощание с Немцовым – марш его памяти – возникает ощущение, что Россия по-прежнему остается страной, где свадьбу не отличить от похорон. Умудрились же страстные сторонники становления страны на путь «цивилизованного европейского государства» превратить марш памяти одного из последних «носителей духа свободной России» в балаган коллективного слабоумия. «Слава Украине», «Свободу Савченко», «Путлера на нары» - вот далеко не полный список восклицаний и лозунгов, при сопровождении которых сакральная жертва ложилась на алтарь.

Правы оказались те, кто говорил, что Немцов был на голову выше большинства из коллег по политическому цеху, выше он оказался и «братьев по убеждениям». Может быть, его бегство из большой политики вызвано страхом раствориться в этом коллективном бессознательном, в упор не замечающим свою фатальную запрограммированность. Если это так, то в своем эскапизме Немцов попал в злосчастный котел, замкнутый круг бывших друзей и врагов, постоянно меняющих свои маски, и из которого, как говорят на каждом углу, нет никакого выхода. «Белоленточная» оппозиция наших дней ни в чем не уступает (и тем более не превосходит) своего доппельгангера – «ватников», «квасных патриотов» и милитаристов, чье массовое безумие всегда было одним из главных объектов насмешек и упреков со стороны оппозиции.

В этом контексте «марш памяти» выглядит карикатурой на одиозный «Антимайдан», высмеивающей, правда, самого художника. Вроде бы и все кругом дураки, но противовесу, оппозицией одной звенящей пошлости служит не меньшая по своему содержанию глупость. В моем понимании великой честью будет смерть на фоне согласия и единства, а не на фоне брани между похожими, до родинки под лопаткой, людей, не осознающих своего родства.

Если эта российская оппозиция хочет сохранить себя в своем нынешнем виде и нынешнем составе, то ей непременно придется сделать выводы из той трагедии, что приключилась у стен Кремля. Лозунгами и неловкими тычками в сторону кремлевской власти здесь уже не отделаешься - если «креативные» хотят состояться как политический класс, то придется втянуться в рутинную, превращающую даже самых молодых, чистых и прекрасных в скупых, холодных и потертых среду реальной политики. Среду, в которой Борис Немцов плескался как рыба в воде, сохраняя, насколько возможно, свою правду. Программа минимум уже выполнена, «сакральная жертва», увы, принесена, и лучшее, что эта оппозиция может, но так упорно не хочет делать, - это отказаться от сакрализации самой себя. В противном случае, последняя пощечина Немцова официальной власти останется жидкой, как апельсиновый сок.

Комментарии 16

<p>
2 доппельгангера из 5
</p>
<p>
Есть несколько не корректных, на мой личный взгляд, пассажей.
</p>
<p>
1. Не думаю, что уместно какую либо смерть вообще называть красивой. При чем тут политик Немцов? Ваша версия убийства прозвучала откровенно с издёвкой. Жаль.
</p>
<p>
2. То, что Немцов многим не нравился - факт. То, что Немцов не вписывался в пресные бюрократические правила - тоже факт. Но он реально был политиком и боролся за власть и с властью. А не изображал из себя спокойного "как удав" государственно-послушного кролика.
</p>
<p>
3. Не понимаю, почему "марш памяти" кажется автору статьи карикатурой. Не понимаю, на каком основании автор статьи отказывает людям в нормальных человеческих чувствах, эмоциях и ощущениях?
</p>
<p>
4. Самое любопытное, что почти все сегодня ставят задачи оппозиции (см. последний абзац). Как считает автор статьи: Вы тоже относитесь к российской политической оппозиции, или очень хочется ею покомандовать?
</p>
<p>
1. На мой взгляд, смерть может быть красивой с эстетической, иногда даже и эсхатологической точки зрения. Политик Немцов тут не причем. В этом абзаце речь о моих впечатлениях о человеке Немцове, который лучше всего проявил себя в политике. Да и это в некоторой степени укол в сторону одного из оппозиционных деятелей, слова - его. Версий убиства не выдвигалось - этим занимается следствие.
</p>
<p>
2. Согласен с Вами.
</p>
<p>
3: Не отказываю людям в каких-либо чувствах, совсем наоборот - на душе становится тепло при виде нормального, настоящего человеческого чувства. В этой связи у меня встречный вопрос - о каких конкретно человеческих чувствах Вы говорите? Боль, скорбь, ностальгия? Проявление искренного чувства такого рода (кроме, пожалуй, ностальгии), на мой взгляд, невозможно в полной мере в формате гражданского "марша". Вот это мне кажется неуместным и слегка наигранным: я не верю в возможность коллективной скорби в атомизированном обществе. Так, например, одна из моих дальних родственниц шла пешком из области в Москву, чтобы почтить память Сталина - сейчас такой поступок покажется необъяснимым и кому-то даже немного диким, какими бы ни были градации человеческого чувства. А карикатура - свободный жанр, удачнее всего осуществляющий самого себя на границе смыслов и как прием художественного выражения кажется мне в этом случае уместным.
</p>
<p>
К оппозиции не отношусь, в реальной политике не принимаю участия. Наблюдаю со стороны и в некотором смысле, фарисействую.
</p>
<p>
Соглашусь с Вами, что мысль о "потенции" кажется рискованной, и понятное дело, может восприниматься как издевка и неуместный подкол, заступ за грань. Но мне этот прием кажется оправданным в контексте рассуждений о политическом весе Бориса Немцова
</p>
<p>
Спасибо за ответ. Не ожидал.
</p>
<p>
Я имел в виду, кроме перечисленных Вами, такие простые и понятные чувства, как дружба (насколько я знаю, Немцов умел дружить), любовь (к женщине, детям), сочувствие, стремление понять другого.
</p>
<p>
Что касается фарисейства - спасибо еще раз.
</p>
<p>
Большое спасибо за Ваши комментарии. А что по поводу дружбы, любви и сочувствия - я не сомневаюсь в том, что люди, которые были знакомы с Нецмовым лично были искренними в проявлении чувств (как хороших, так, вероятно, и плохих - врагов у политика было предостаточно, хотя бы среди упомянутых вами "удавов-кроликов"), в тексте я упомянул, что Борис Ефимович, например, умел любить, а дружба и любовь - две стороны большой и доброй души, но речь, скорее, о невозможности именно массового чувства. В связи с этим и ощущение некой карикатурности происходящего - получается, что на убитого Немцова"ходят" гораздо лучше, чем на живого и здорового, отсюда и ощущения зрелища, демонстративной (марш можно сравнить и с демонстрацией - плакатов и лозунгов. Вопрос - кому? Немцову? власти?) "квази-утраты". Король умер, да здравствует король.
</p>
<p>Автор в таком же виде мог бы написать о чем угодно, написано ради букв, а не смысла.</p>
<p>
Здравствуйте, Александр
</p>
<p>
Мне очень понравился ваш стиль изложения материала. Небольшая художественность, с моей точки зрения, нисколько не портит политологический анализ, а даже украшает его.
</p>
<p>
Согласен с тем, что градус нетерпимости в нашем обществе в последнее время невероятно высок. Согласен с тем, что среди представителей либеральной оппозиции есть люди, которые не хуже их великодержавных визави её распространяют (что характерно, именно они оспаривают свое причастие к этому процессу наиболее яростно).
</p>
<p>
При всем при этом когда вы говорите о карикатурности шествия в память о Борисе Немцове, вы упускаете из вида одну деталь. 1 марта никто заранее не помышлял идти на этот митинг с тем, чтобы почтить его память. Дело в том, что убит он был, фактически, за день до самого мероприятия, которое было спланировано за несколько месяцев до этого и которое было посвящено протесту против войны на украине, против политики действующего президента. Именно этим, с моей точки зрения, и следует объяснять наличие на митинге такого количества людей, выкрикивающих лозунги аля "Слава Украине" или "Свободу Савченко".
</p>
<p>
Кроме того, не следует упускать из вида и тот факт, что любой марш по сути своей это огромное количество совершенно разных (и по своему отношению к отдельным политическим деятелям, и по эстетическому восприятию окружающей действительности) людей. На этом мероприятии их собралось по разным оценкам от 16 до 70 тысяч. Вы предсталяете себе, что значит, с точки зрения политических технологий, организовать 70 тысяч людей таким образом, чтобы все они следовали какому-то одному  лекалу? Не говоря уже о том, что организовывать вам прийдется тех представителей общественности, которые, скорее всего, согласно свойствам своего либерального характера, отрицают любые посягательства на свободу выражания их мыслей и чувств.  Я себе этого не представляю.
</p>
<p>
В целом я могу вам поставить 4 доппельгангера из 5.
</p>
<p>
P.s. Вопрос к Антону Сергеевичу Баранову:
</p>
<p>
Антон Сергеевич, сможите ли вы продолжить выражение, пожалуйста?
</p>
<p>
"Папа - стакан портвейна, мама - ..."
</p>
<p>
2 доппельгангера из 5
</p>
<p>
Спасибо за ответ. Не ожидал.
</p>
<p>
Я имел в виду, кроме перечисленных Вами, такие простые и понятные чувства, как дружба (насколько я знаю, Немцов умел дружить), любовь (к женщине, детям), сочувствие, стремление понять другого.
</p>
<p>
Что касается фарисейства - спасибо еще раз.
</p>
<p>
Соглашусь с Вами, что мысль о "потенции" кажется рискованной, и понятное дело, может восприниматься как издевка и неуместный подкол, заступ за грань. Но мне этот прием кажется оправданным в контексте рассуждений о политическом весе Бориса Немцова
</p>
<p>
1. На мой взгляд, смерть может быть красивой с эстетической, иногда даже и эсхатологической точки зрения. Политик Немцов тут не причем. В этом абзаце речь о моих впечатлениях о человеке Немцове, который лучше всего проявил себя в политике. Да и это в некоторой степени укол в сторону одного из оппозиционных деятелей, слова - его. Версий убиства не выдвигалось - этим занимается следствие.
</p>
<p>
2. Согласен с Вами.
</p>
<p>
3: Не отказываю людям в каких-либо чувствах, совсем наоборот - на душе становится тепло при виде нормального, настоящего человеческого чувства. В этой связи у меня встречный вопрос - о каких конкретно человеческих чувствах Вы говорите? Боль, скорбь, ностальгия? Проявление искренного чувства такого рода (кроме, пожалуй, ностальгии), на мой взгляд, невозможно в полной мере в формате гражданского "марша". Вот это мне кажется неуместным и слегка наигранным: я не верю в возможность коллективной скорби в атомизированном обществе. Так, например, одна из моих дальних родственниц шла пешком из области в Москву, чтобы почтить память Сталина - сейчас такой поступок покажется необъяснимым и кому-то даже немного диким, какими бы ни были градации человеческого чувства. А карикатура - свободный жанр, удачнее всего осуществляющий самого себя на границе смыслов и как прием художественного выражения кажется мне в этом случае уместным.
</p>
<p>
К оппозиции не отношусь, в реальной политике не принимаю участия. Наблюдаю со стороны и в некотором смысле, фарисействую.
</p>
<p>
Есть несколько не корректных, на мой личный взгляд, пассажей.
</p>
<p>
1. Не думаю, что уместно какую либо смерть вообще называть красивой. При чем тут политик Немцов? Ваша версия убийства прозвучала откровенно с издёвкой. Жаль.
</p>
<p>
2. То, что Немцов многим не нравился - факт. То, что Немцов не вписывался в пресные бюрократические правила - тоже факт. Но он реально был политиком и боролся за власть и с властью. А не изображал из себя спокойного "как удав" государственно-послушного кролика.
</p>
<p>
3. Не понимаю, почему "марш памяти" кажется автору статьи карикатурой. Не понимаю, на каком основании автор статьи отказывает людям в нормальных человеческих чувствах, эмоциях и ощущениях?
</p>
<p>
4. Самое любопытное, что почти все сегодня ставят задачи оппозиции (см. последний абзац). Как считает автор статьи: Вы тоже относитесь к российской политической оппозиции, или очень хочется ею покомандовать?
</p>
<p>Автор в таком же виде мог бы написать о чем угодно, написано ради букв, а не смысла.</p>
<p>
Большое спасибо за Ваши комментарии. А что по поводу дружбы, любви и сочувствия - я не сомневаюсь в том, что люди, которые были знакомы с Нецмовым лично были искренними в проявлении чувств (как хороших, так, вероятно, и плохих - врагов у политика было предостаточно, хотя бы среди упомянутых вами "удавов-кроликов"), в тексте я упомянул, что Борис Ефимович, например, умел любить, а дружба и любовь - две стороны большой и доброй души, но речь, скорее, о невозможности именно массового чувства. В связи с этим и ощущение некой карикатурности происходящего - получается, что на убитого Немцова"ходят" гораздо лучше, чем на живого и здорового, отсюда и ощущения зрелища, демонстративной (марш можно сравнить и с демонстрацией - плакатов и лозунгов. Вопрос - кому? Немцову? власти?) "квази-утраты". Король умер, да здравствует король.
</p>
<p>
Здравствуйте, Александр
</p>
<p>
Мне очень понравился ваш стиль изложения материала. Небольшая художественность, с моей точки зрения, нисколько не портит политологический анализ, а даже украшает его.
</p>
<p>
Согласен с тем, что градус нетерпимости в нашем обществе в последнее время невероятно высок. Согласен с тем, что среди представителей либеральной оппозиции есть люди, которые не хуже их великодержавных визави её распространяют (что характерно, именно они оспаривают свое причастие к этому процессу наиболее яростно).
</p>
<p>
При всем при этом когда вы говорите о карикатурности шествия в память о Борисе Немцове, вы упускаете из вида одну деталь. 1 марта никто заранее не помышлял идти на этот митинг с тем, чтобы почтить его память. Дело в том, что убит он был, фактически, за день до самого мероприятия, которое было спланировано за несколько месяцев до этого и которое было посвящено протесту против войны на украине, против политики действующего президента. Именно этим, с моей точки зрения, и следует объяснять наличие на митинге такого количества людей, выкрикивающих лозунги аля "Слава Украине" или "Свободу Савченко".
</p>
<p>
Кроме того, не следует упускать из вида и тот факт, что любой марш по сути своей это огромное количество совершенно разных (и по своему отношению к отдельным политическим деятелям, и по эстетическому восприятию окружающей действительности) людей. На этом мероприятии их собралось по разным оценкам от 16 до 70 тысяч. Вы предсталяете себе, что значит, с точки зрения политических технологий, организовать 70 тысяч людей таким образом, чтобы все они следовали какому-то одному  лекалу? Не говоря уже о том, что организовывать вам прийдется тех представителей общественности, которые, скорее всего, согласно свойствам своего либерального характера, отрицают любые посягательства на свободу выражания их мыслей и чувств.  Я себе этого не представляю.
</p>
<p>
В целом я могу вам поставить 4 доппельгангера из 5.
</p>
<p>
P.s. Вопрос к Антону Сергеевичу Баранову:
</p>
<p>
Антон Сергеевич, сможите ли вы продолжить выражение, пожалуйста?
</p>
<p>
"Папа - стакан портвейна, мама - ..."
</p>