Есть мнение

Разгром немецких войск, наносивших деблокирующие удары

29 октября 2016

Операция по деблокированию армии Паулюса, начавшаяся 12 декабря 1942 года наступлением группы армий «Дон»,  получила название «Зимняя гроза». Наступление немецких войск из Котельниково большими силами для нашего командования оказалось внезапным. Главный удар приняла на себя 303-я стрелковая дивизия 51-й армии, которую в связи с несопоставимым преимуществом в силах немцы просто рассеяли. 13 декабря наступающие немецкие части достигли рубежа реки Аксай, захватили плацдарм и выдвинулись к Верхне-Кумскому. Половина пути до последней водной преграды – реки Мышкова была пройдена.

«Уже вечером 13 декабря был отменён первоначальный план операции «Сатурн». И. В. Сталин мотивировал отказ от ранее намеченных целей следующим образом: «Операция «Сатурн» с выходом на Каменск-Ростов была задумана при благоприятной для нас военной обстановке, когда у немцев не было ещё резервов в районе Боковский – Морозовский – Нижне-Чирская».

Вечером 14 декабря последовал приказ Сталина Василевскому: «Ввиду изменившейся обстановки на юге осуществление первого этапа операции «Кольцо» отложить». 2-ю гвардейскую армию, в первую очередь мехчасти, предписывалось форсированным маршем выдвигать на юг.

Против такого решения Сталина возражал К. К. Рокоссовский. Он считал, что 2-я армия могла разгромить немцев в «котле» и дальше с другими соединениями дойти до Ростова. А. М. Василевский, напротив, настаивал на скорейшем направлении 2-й гвардейской армии к реке Мышкова.

На мой взгляд, решение о выдвижении указанной армии навстречу Манштейну было правильным, так как гарантировало удержание армии Паулюса и соединений армии Гота в окружении. Для окружения этих немецких войск были положены тысячи жизней наших солдат и офицеров, и принимать рискованные решения, не гарантирующие успех, в данном случае было недопустимо.

В целом изменение плана операции «Сатурн» позволило нашим войскам уверенно добить врага и развернуть наступление на верхнем Дону. Теперь планировалось наступление наших войск не прямо на юг, через Миллерово на Ростов-на-Дону, в тыл всей группировке противника на южном крыле советско-германского фронта, а после разгрома итальянской армии направить удар на юго-восток, в сторону Морозовска и Тормосина, то есть в тыл деблокирующей группировки Манштейна. Это было правильное и своевременное решение, как, например, перед началом наступления наших войск решение о передаче 4-го механизированного корпуса 51-й армии.

Но 13 декабря 1942 года 2-я гвардейская армия Р. Я. Малиновского только прибывала в Сталинград по железной дороге и разгружалась. Лишь к вечеру 16 декабря из 156 было выгружено 120 эшелонов. Войска выгружались к северу от Сталинграда, а надо было выйти в район реки Мышковы к юго-западу от города. Надо было заправить горючим сотни танков и тысячи автомобилей, поставить перед войсками задачу, укомплектовать их всем необходимым для ведения боя.

«Переброска прибывших войск 2-й гвардейской армии на южное крыло Сталинградского фронта шла форсированным маршем. Несмотря на сильные морозы, совершались переходы по 40-50 км за сутки.
Благодаря тщательной, до мелочей продуманной организации марша,… сознательности, дисциплинированности, а так же изумительной выносливости всего личного состава армии, все трудности были преодолены», - писал А. М. Василевский.

Как тут не вспомнить тысячи утверждений либералов о том, что Сталин морил людей голодом, что, конечно, не соответствует действительности, так как не могут из голодающих детей вырасти изумительно крепкие солдаты.

18 декабря передовые части армии начали подходить к Мышкове и с ходу вступать в бой. 20 декабря главные силы 2-й гвардейской армии заканчивали своё сосредоточение и развёртывание по северному берегу Мышковы.

13 декабря, Манштейн, наверное, считал, что армия Паулюса уже спасена. «14 декабря 1942 года на пути наступающей группировки Гота не было никого, кроме разрозненных стрелковых частей и 4-го мехкорпуса. Это был один из тех случаев, когда, по крылатому выражению Черчилля, судьба многих зависела от немногих.

У командира корпуса В. Т. Вольского не было права на ошибку. Он должен был биться у Верхне-Кумского как можно дольше, задерживая немецкое наступление до сосредоточения главных сил 2-й гвардейской армии. Пробивание коридора к окружённой армии Паулюса означало бы, что все те, кто сражался и умирал  в раскалённой солнцем степи в июле и августе 1942 года, кто шёл в последний бой в разрушенном Сталинграде, - все они погибли напрасно и остались бы неотомщёнными», - пишет А. В. Исаев.

Это понимали командиры, это понимали и бойцы и сражались не щадя своих жизней. Под ударами 4-го мехкорпуса и подошедшей из фронтового резерва 87-й стрелковой дивизии немецкие войска оставили Верхне-Кумский, а 6-я танковая дивизия была отброшена за реку Аксай.

16-го декабря с немцами сражалась у Водяного 36-я механизированная бригада. 17 декабря наши войска снова сражались с немецкими войсками у Верхне-Кумского. Теперь советский мехкорпус удерживал высоты, а немцы его атаковали. Наша оборона устояла. Важную роль сыграла мотопехота корпуса Вольского.

Только 19 декабря наступающим немецким войскам удалось преодолеть оборону 4-го мехкорпуса. Под угрозой окружения корпус отошёл на рубеж реки Мышкова.  В это время по северному берегу реки уже разворачивались прибывающие части 2-й гвардейской армии Р. Я. Малиновского. Потери корпуса составили более 5500 человек, в том числе несколько более 2000 человек убитыми и пропавшими без вести.

18 декабря 1942 года приказом Народного комиссара обороны И. В. Сталина № 394 4-му механизированному корпусу было присвоено гвардейское звание, и он стал именоваться 3-м гвардейским механизированным корпусом. Надо сказать, что 4-й мехкорпус всё-таки был не один – ему помогали и 13-й танковый корпус, и перешедшая в наступление 14 декабря 5-я ударная армия, 7-й танковый корпус, которой совместно с 258-й и 4-й гвардейской стрелковой дивизиями сбросили немецкие войска с рычковского плацдарма и закрепили его за собой.

О силе немецкого удара говорит тот факт, что 19 декабря немецкие войска местами форсировали реку Мышкова и заняли некоторые населённые пункты на северном берегу реки. В течение 2-х дней ни на минуту не стихали бои за каждую пядь земли. Атаки врага были отбиты с большими для него потерями. Но и сражавшиеся у Громославки наши 98-я стрелковая и 3-я гвардейская стрелковые дивизии потеряли свыше половины личного состава, но выстояли.

Бои происходили на изрезанных балками Ергеньских буграх. 23 декабря группировка Манштейна находилась от окружённых войск Паулюса на расстоянии всего в 35-40 километров. Однако дальше продвинуться не смогла.

24 декабря 2-я гвардейская и 51-я армия перешли в решительное наступление. 24 и 25 декабря 2-я гвардейская армия между реками Мышкова и Аксай вела напряжённейшие бои с 23-й и 17-й танковыми дивизиями противника. Группировка Манштейна была отброшена за реку Аксай. 29 декабря наши войска взяли Котельниково. Немецкие войска, наносившие первый деблокирующий удар, были разгромлены.

В результате наступления Сталинградского фронта была окончательно разгромлена 4-я румынская армия, а 57-й танковый корпус 4-й танковой армии противника отброшен с большими для него потерями на 150 км.

Успеху войск 2-й гвардейской и 51-й армий способствовало начавшееся 16 декабря наступление войск Юго-Западного и Воронежского фронтов, начавших операцию «Малый Сатурн».
Очевидно, что и на этот раз в разгроме войск противника главную роль сыграли механизированные корпуса. Они воевали бы ещё лучше, если бы в их составе были гаубицы от 122мм и выше. В дальнейшем наши военные эту ошибку исправили. Как говорят: «Век живи, век учись».

А. И. Ерёменко в описании этих событий пытается принизить роль А. М. Василевского и превознести себя. А. М. Василевский и Р. Я. Малиновский указывают на неверные толкования им событий. На мой взгляд, будучи опытным командующим фронтом Ерёменко уступал тому же Василевскому в масштабе стратегического мышления и, конечно, в обыкновенной человеческой порядочности. Достаточно вспомнить о том, что когда Ерёменко спросили, почему он солгал о Сталине, тот спокойно ответил, что его попросил об этом бывший тогда у власти в стране Хрущёв.

Что же касается Василевского, то это был умный, для его должности слишком скромный и глубоко порядочный человек. И надо отметить, что если бы не вмешательство Ерёменко, то немецкий 57-й танковый корпус имел бы не только большие потери, но был бы уничтожен.

Операция «Малый Сатурн» или Среднедонская операция является сокращённым вариантом операции «Сатурн». Ближайшей целью она ставила разгром соединений противника, которые могли выступить на помощь окружённой группировке. Операция закончилась полным разгромом вражеских войск. Это ещё раз подтверждает, что надо наступать, а не сидеть и ждать удара противника, гадая, в каком месте фронта он ударит.

Проведённая операция привела к разгрому всех войск, сосредоточенных немцами в районе Тормосина с целью нанесения второго деблокирующего удара. Также были разгромлены 4-е танковые и 4-е пехотные дивизии, направляемые немцами в Нижне-Чирскую для нанесения оттуда вспомогательного удара, направленного на выручку войск Паулюса и Гота.

В этих боях отличился 24-й танковый корпус генерал-майора В. М. Бадаева, продвинувшийся за 8 дней на 240 км, захватив 24 декабря станцию Тацинская с огромным количеством трофеев.

В результате Среднедонской операции в период с 16 по 30 декабря советские войска, прорвав вражеский фронт шириной до 340 км, разгромили 5 итальянских, 5 румынских и 1 немецкую дивизию, 3 итальянских бригады, нанесли поражение 4-м пехотным и 2-м танковым немецким дивизиям, захватили около 60 тысяч пленных, свыше 1900 орудий, 176 танков, около 370 самолётов, продвинулись на 150-200 км и вышли в тыл группы армий «Дон». Противник был вынужден отказаться от дальнейших попыток деблокировать окружённую под Сталинградом группировку.

Таким образом, под Новый 1943 год 29 декабря был полностью очищен от немцев город Котельниково, а 30 декабря – Тормосин и прилегающие к нему районы. Новогоднюю ночь 1943 года наши солдаты и офицеры встречали, как и новогоднюю ночь 1942 года победителями.

Комментариев пока нет