Есть мнение

Рационализм как идеология демократической власти

17 октября 2018
Обосновывается возможность построения идеологической платформы партии на базе положений философии рационализма

С.П. Пузырьков

Рационализм как идеология демократической власти

В статье рассматриваются объективные причины отсутствия на данный момент в России идеологии с устраивающим современное разнородное общество объединяющим началом и дающей власти и обществу внятные перспективы будущего и направления путей его достижения. Показано, что единственность истины может стать идеологической основой путей объединения в многоконфессиональном и многонациональном государстве. Доказывается, что рационализм с его упором на поиск истины может рассматриваться как платформа идеологии бесконфликтного развития государства. Для такой возможности необходимо, прежде всего, рассмотреть рационализм не только как философскую концепцию, но и как политическую идеологию, что и сделано в статье подробно.

За прошедшее после развала СССР время можно говорить о полном затухании интереса правящих партий и коалиций к какой-либо массовой идеологической работе. Её не было на протяжении 25 лет ранее, нет и сейчас. Это можно было бы объяснить пониманием со стороны новой власти усталости народа от тотальной идеологической пропаганды КПСС, когда даже просто слово «идеология» было прочно увязано с партийной исключительностью, вездесущностью и подавлением инакомыслия. Становиться здесь в один ряд и как-то ассоциироваться (на почве употребления слова «идеология») с одиозной компартией никто не хотел, но также присутствует здесь и вторая причина – своей идеологической работе партии новой России просто не уделяли должного внимания. За власть можно было бороться и так. Хотя порой создавалось впечатление, что новоявленные партии вовсе не обладают какой-либо идеологической основой. По сравнению с временами советской власти сегодня сразу же можно отметить отсутствие в жизни россиян плакатов, ТВ-передач, призывов и лозунгов откровенно идеологического содержания. Это, конечно же, не означает полного отсутствия идеологической пропаганды, но её масштабы по сравнению с эпохой СССР ничтожны, да и просто несопоставимы. Здесь можно отметить как получившую наибольшее распространение и поддержку власть предержащих лиц и партий только идеологию либерализма, отвечающую интересам нарождающегося в России заново класса капиталистов.

Однако у широких масс населения новой России либерализм поддержки не получил, многие просто не поняли его сути, а другие предпочли сохранить верность социалистическим принципам или нашли себя в социал-демократических идеях. Примерный спектр предпочтений народа в политической сфере сегодня близок к равномерному распределению с минимумом предпочтения правых партий (подтверждение – опросы ВЦИОМ 2006, 2007 и 2011 гг.). Либеральная идеология остаётся ведущей, особо не пропагандируется, но и особых успехов не имеет. За 20 лет преобладания в экономической и политической сферах либеральные идеи и подходы к ведению дел государства не привели к значимым экономическим итогам, не дали знакового роста ВВП, не сумели объединить народ и власть на пути построения зрелого гражданского общества, но дали просто запредельный уровень коррупции и падение морали и нравственности. Расслоение общества по имущественному признаку стало только заметнее, добиться ограничения в разрыве зарплат начальников и подчинённых до 8–10 раз не удалось, как не удалось вырастить и свой средний класс. Не та идеология, ведущая к общему благополучию? Формально либерализм обладает многими принципами и установками, чтобы это общее благополучие можно было бы достичь. Либерализм сегодня признаёт не только священность прав и свобод личности (о чём применительно к нему более или менее все знают), но и связанность государства правом, политический плюрализм, конкуренцию элит. По части его положений можно даже говорить о том, что предполагается и внимание государства в вопросах защиты личности от негативных последствий функционирования рыночных отношений. Допускается расширение социальных функций государства и даже его возможности по вмешательству в экономическую жизнь с целью коррекции нарастающего социального неравенства (политика «шведского социализма»).

Может это только в России так неудачно проходит обновление жизни, своего рода болезнь роста? А может это менталитет народа сопротивляется навязываемым через полную свободу и власть денег кризису духовности и позиции жизненной беспринципности? Ведь рыночные отношения, установка «всё решит конкуренция» негласно, но порождают в обществе отношения по типу «каждый сам за себя», «свобода во всём без ограничений!». Кризис морали, во многом связанный с пропагандой принципов полной свободы, в некоторых странах дал факты не только признания легальности наркотиков, возможности усыновления детей однополыми семьями, но и рост преступности, в том числе детской, вплоть до стрельбы в собственных школах. К тому же никто из либеральных идеологов не смог до сих пор доказать возможности для рыночной экономики научиться избегать глобальных экономических кризисов. Надо всё это российскому народу?

Посмотрим влево. Левые (социалистические и коммунистические) партии, пребывая во власти, отметились в истории склонностью к авторитарности и неприятию любого инакомыслия. Развал СССР вскрыл многие отступления компартии и её идеологов от исходного пути бескорыстного служения народу и продемонстрировал неспособность КПСС грамотно решать экономические проблемы с учётом веяний времени. Несмотря на очевидную опору в лице всего народа, за 70 лет КПСС смогла растерять как внешнюю поддержку масс, так и собственный внутренний идеологический стержень, покрывшийся ржавчиной властолюбия, стяжательства, политических интриг, неприемлемостью критики и самокритики. Итогом стал режим тоталитарности со всеми вытекающими последствиями. Такой опыт народ вряд ли захочет повторить, что и объясняет низкий процент успеха нынешних левых на выборах разных рангов.

Итак, две крайние позиции спектра идеологий, как мы видим, на протяжении уже многих лет пока не выявляют полностью удовлетворительной работы на результат. А можно ли вообще дать всем гражданам многоконфессионального и многонационального государства единую идеологию, способную сплотить народ, дать основы роста не только материального благополучия, но и духовной сферы, дать фундамент бесконфликтного развития общества и прозрачного видения им своего будущего? Чтобы такая идеология принималась большинством необходимо правильно выбрать её ключевой элемент, базис, генеральную идею, которая была бы понятна и очевидна для всех как единственно возможный путь развития государства и общества. На основе этого ключа власть могла бы искать ответы на практические и теоретические вопросы, стоящие перед ней, обществом, государством, находить ориентиры пути, способного привести государство к стабильности и благополучию и не дать ему растрясти свои ресурсы на заведомо ложные проекты или ввязаться в ненужные международные авантюры.

Идеологией с подобным универсальным ключом может стать рационализм с его безусловной опорой на разум, логику, науку и её методы познания истины.

Считается, что первые идеи современного рационализма были заложены Декартом, Спинозой и другими философами ещё в XVII веке. Просветители тогда выдвинули новые идеи о возможной жизни общества на основах разумности (подчёркивалась ведущая роль науки в организации этой жизни), с признанием неограниченных возможностей человеческого разума в познании бытия, его господства во всех сферах действительности.

Дальнейшее развитие идей рационализма в ХХ веке привело к его большей адаптивности, отказу от чрезмерной жёсткости и априорности своих границ. Но и сегодня рационализм опирается прежде всего на роль рациональных начал человеческого бытия.

За многие годы на положения рационализма критики высказали немало замечаний, возражений и обвинений. Последние касались невозможности избавления от присутствия иррациональности в человеческой натуре, были обвинения и в несовершенстве рационализма, выражающегося в его неспособности объяснить мировые проблемы и катастрофы. Анализ всех аспектов подобной критики выходит за рамки рассматриваемой идеологической темы, но можно отметить, что в середине ХХ века в качестве возможного ответа на критику рационализма К. Поппером была предложена концепция критического рационализма. В этой концепции акцент ставится на способность разума преодолевать любые ошибки и просчёты, в том числе и ошибки, внесённые иррациональным в человеке, а причину общественных кризисов следует видеть как раз в отступлении от разумности и логики в пользу иррациональности. Здесь можно признать логичность рассуждений К. Поппера и его сторонников и соответствие выводов из этих рассуждений наблюдаемой действительности.

Однако анализ критического рационализма, который можно считать наиболее поздней модификацией рационализма, открывает нам и другие результаты, уже напрямую касающиеся рассматриваемой здесь темы идеологии демократической власти. И результаты этого анализа дают основания считать, что собственно рационализм никак не может считаться идеологией как таковой. Дело здесь в следующем.

В 60–70-х годах ХХ века были попытки соединения идей критического рационализма и идеологии социал-демократии в направлении модернизации последней с целью разработки модели общества, построенной по методологии рационализма, выработанной им для политических и других наук. И тогда же учёными и политологами, самими критическими рационалистами была определена невозможность считать рационализм самостоятельной политической идеологией. В работе Лурца, Сарразина и др. говорится: «Критический рационализм не является политической теорией в том смысле, что из него можно выводить рекомендации для политических действий. Критический рационализм является методом повышения степени рационализации решений политических проблем, но он не даёт никаких рецептов для политических решений. Следовательно, кто ищет средство для руководства в политических действиях, «политической теории», теории общества или новой идеологической эрзац религии, тот менее всего может надеяться на критический рационализм» [5].

И это на первый взгляд действительно так. Здесь можно привести ещё одну цитату из известного труда советских учёных: «Отказываясь от общесоциологической концепции (отрицание создания научной теории общественного развития. – прим. авт.), что не позволяет предвидеть тенденции социально-исторического развития, «критические рационалисты», в сущности, не могут научно обосновать и деятельность людей, направленную на преобразование и совершенствование общества» [1].

Однако, как признают политологи, демократическим (социал-демократическим особенно) партиям критический рационализм духовно близок и может служить основой их политических построений. Что же мешает собственно рационализму стать полноценной политической идеологией?

Если взять в рассмотрение возможность выполнения рационализмом основных функций, которыми должна обладать политическая идеология, то из пяти основных требуемых мы обнаружим безусловное выполнение только двух. Рассмотрим эти функции подробнее.

1. Ориентационная. Выражается в том, что, включая в себя основополагающие представления об обществе, социальном прогрессе, личности, власти, иде¬ология задаёт систему смыслов и ориентации человеческой деятельности.

2. Мобилизационная. Предлагая идеал более совершенного общества, по¬литическая идеология выступает в качестве непосредственного мотива политической деятельности и мобилизует общество, социальные груп¬пы на его реализацию.

3. Интегративная. Наделяя смыслом политическое действие в пределах пред¬лагаемой фундаментальной картины мира, политическая идеология за¬даёт ему такую значимость, которая по своим масштабам превосходит любой индивидуальный или групповой интерес. Политическая идеоло¬гия противостоит частным интересам и тем самым выступает интегри-рующим фактором.

4. Амортизационная. Будучи способом интерпретации политической дей¬ствительности, политическая идеология служит ослаблению социаль¬ной напряжённости в ситуации, когда возникает несоответствие между потребностями общества, группы, индивида и реальными возможнос¬тями их удовлетворения.

5. Функция выражения и защиты интересов определённой социальной группы. Её суть состоит в том, что политическая идеология возникает на базе интересов какой-либо социальной группы и призвана противопоста¬вить их интересам других групп.

1-я и 4-я функции практически и без каких-либо отклонений выполняются рационализмом, хотя и нуждаются в пояснениях.

Для 1-й функции очевидно, что рационализм привнесёт в неё свои представления об обществе, личности, прогрессе с позиций разумности, логичности, рационального построения, проникновения науки во все сферы бытия. Это и будет в данной функции задавать смысл и ориентацию общественной деятельности.

Для 4-й функции рационализм также даст свои методики и принципы преодоления напряжённости в обществе и решения конфликтов, т. к. его безусловный упор на логику и поиск истины вкупе с научным подходом позволит в любой ситуации находить аргументы, которые не будут опираться на мнения сторон, а только на истину и ещё раз истину. При подкреплении её логикой выводов и обоснованностью прогноза на будущее развитие ситуации, который может быть получен и дедуктивными методами, решения по выходу из кризиса, найденные по методологии рационализма, могут удовлетворить как единственно возможные (а истина всегда одна) и общество в целом и его отдельные социальные группы в частности, если они, конечно, не стоят на своих позициях насмерть (по расовой исключительности (невменяемости) или по глубоким идейным устоям), а действительно хотят найти выход.

2-я, 3-я и 5-я функции рационализму не свойственны и, на первый взгляд, им не могут быть выполнены, что и позволило, как отмечалось выше, критикам и собственно апологетам рационализма не считать его полноценной политической идеологией.

Действительно, рационализм – это прежде всего сложившаяся на протяжении веков философская концепция, признающая разум основой познания и поведения людей (БСЭ). Это учение о теории познания истины, о роли науки, её подходах, методологии, о человеке, обществе, но это учение никогда не строило из себя политической идеологии. Ведь последняя хоть и тоже система взглядов, идей и представлений (что характерно и для философской концепции), но её теоретическое осмысление направлено на политическое бытие государств с точки зрения интересов, потребностей и целей определённых социальных групп и национальных образований. Политическая идеология выражает интересы той или иной группы граждан и защищает эти интересы с помощью политической власти или попытками воздействия на неё. А вот от этого рационализм как раз и был в стороне, хотя и давал иным демократическим партиям теоретические материалы для их политических построений [4].

Что же позволило начать эту работу с заголовка о рационализме как идеологии?

Во-первых, рационализм обладает обоими необходимыми свойствами, которые отличают политическую идеологию и позволяют ей выполнять перечисленные выше функции. Одно из них – это претензии идеологической концепции на глобальную значимость (что у рационализма с очевидностью присутствует как у всякой серьёзной философской концепции), а второе – нормативное качество, т. е. требование приверженности сторонников данной идеологии ценностям и нормам, которые она культивирует. Здесь у рационализма также полное соответствие – апологеты и сторонники были, есть и, можно надеяться, будут.

Во-вторых, не так уж невыполнимы рационализмом 2-я, 3-я и 5-я основные функции политической идеологии. Разберёмся, как такое может быть.

Для этого проведём небольшое логическое исследование. Сформулируем цель исследования: выявить основные ориентиры и результаты политической и экономической стратегии правящей власти, опирающейся на а) либеральные ценности, б) идеологию социалистических (коммунистических) партий, в) принципы философии рационализма. В основу критериев оценки успешности стратегий следует положить обеспечение бесконфликтности и стабильности развития общества и возможность достижения в нём для граждан безопасной и благополучной жизни, которая по соцопросам определяется (в порядке роста значимости) как крепкое здоровье (как физическое, так и душевное)‚ материальное благополучие‚ счастливый брак‚ надёжные друзья‚ интересная работа Это комплекс условий I. Западные исследования добавляют сюда возможность получения высшего образования, отечественные – возможность приобретения собственного жилья. Это условия II. Не забудем и оценку духовной стороны развития цивилизации – учтём сведения о численности алкоголиков, наркоманов, самоубийц, бездомных, брошенных детей, количестве совершённых преступлений (почему выбраны эти категории см. [3: с. 282–283]) в государствах соответствующих стратегий. Снижение этих цифр есть условие III.

Очевидно, что в случае а) мы получим оценки классической модели устройства политики и экономики современного капиталистического государства. Для полноценного выполнения условий I придётся посмотреть в сторону опыта скандинавских стран, особенно в части неплохой у них социальной защищённости граждан, значимой роли государства и его возможностей по вмешательству в рыночную экономику. Может быть модель «шведского социализма» будет признана единственно возможной, как отвечающая всем заявленным выше критериям I – III, но ещё остающаяся либеральной. Как ни подходи к анализу, но факт отсутствия у шведов в течении 80 лет каких-либо потрясений, кризисов и значимых конфликтов вкупе с высоким уровнем жизни граждан даёт основания для этого ведущего места, что и подчёркивается оценками специалистов в виде неизменно высокого рейтинга по части качества жизни среди всех остальных стран.

В категории б) оценки следует давать скорее по теоретическим возможностям социализма, т. к. ни одно из социалистических государств ХХ века эти возможности в полной мере не реализовало. При упоре на материальное благополучие модель приблизится к китайскому варианту устройства экономики. Взяв лучшее, что было накоплено в строительстве социалистических государств, можно выработать модель, отвечающую всем перечисленным выше критериям и остающуюся работоспособной на многие годы. Разумеется, при адекватном и умелом руководстве. Что, кстати, не в последнюю очередь позволит избежать скатывания к тоталитаризму. Та же Компартия Китая сегодня вполне допускает многопартийность и демократические свободы в обществе и экономике, а успехи этой экономики просто очевидны. Для социалистической стратегии будут очевидны явно лучшие результаты по условиям I (в части душевного здоровья, где основную роль сыграет спокойствие за свою жизнь в целом и за ее будущее) + преимущества (уже подтвержденные практикой СССР) в достижении условия II. Лучшие возможности по выполнению условий I и II дадут и лучшие показатели по условию III.

Пункт в) – рационализм. Для своей политической программы рационализм вполне может заявить лозунг «Рациональность. Разум. Наука». На практике это будет означать следующее:

Рациональность определит общий подход к постановке и решению государственных задач. Возможно, этим подходом станет принцип достижения бесконфликтности жизни и развития общества и государства, т. к. именно бескризисное, бесконфликтное (как без внутренних, так и без внешних конфликтов) развитие государства будет иметь наибольшую из возможных прочих сценариев динамику. Определяя рациональный (оптимальный) подход к решению задачи любого уровня (и имеющий как основу недопущение появления или развития кризиса или конфликта), можно добиваться последовательного достижения единственно верного результата не только в этой конкретной задаче, но уже и в блоках взаимосвязанных задач. В этом немало помогут остальные принципы рационализма.

Разум, разумность решений. Рационализм требует поступков‚ соотносящихся с разумностью и смыслом развития и совершенствования человека и общества. Ни человек‚ ни государство‚ ни вся цивилизация в целом не могут считаться разумными‚ будучи подверженными и побеждёнными страстями и желаниями‚ но не разумом и волей. Решая любые вопросы законотворчества нетрудно лишний раз поднять голову над эмоциями и желаниями и попробовать встать на позицию‚ обоснованную наукой‚ её опытом, рекомендациями и безусловной направленностью на установление истины. Истина есть цель любого научного исследования или опыта. И именно истина может стать той объективной причиной, которая не позволит многоконфессиональному и многонациональному обществу пойти вразнос конфликта по какому-либо общему вопросу, если властям удастся привести научно обоснованные пути его решения как единственно истинные и также научно обосновать перспективы непринятия этого решения. Эти слова уже относятся к третьей составляющей возможного политического девиза рационализма – науке.

При заявленных выше необходимых критериях жизни (с первенством здоровья в личной жизни и бесконфликтности в государстве в целом), рационализм может дать свои глубоко обоснованные рекомендации. Генеральная их линия будет опираться на признание науки и её методологии как основы организации жизни общества и государства. Очевидно, что это положение будет раскрываться через такие пункты, как:

- любое политическое или иное общественно важное решение власти любого уровня в государстве должно получить квалифицированную оценку компетентных специалистов тех профилей, проблемы которых пусть даже и косвенно, но будут затрагиваться при реализации планируемого решения. Даже если придётся по ходу дела принимать заведомо непопулярные для народа шаги и мероприятия, мнение специалистов позволит сгладить недовольство и квалифицированно дать аргументацию в пользу необходимости именно такого решения;

- всестороннее обсуждение планируемых решений, когда всенародное, а когда и только кругом специалистов. Критический подход к решению проблемы, попытки его опровержения доступными доводами и теориями отвечают методам критического рационализма и позволят более полно и всесторонне осветить последствия планируемого властью решения, возможно и вообще отменив его. В эпоху Интернета это обсуждение для проблемы любого уровня организовать не столь трудно, была бы на то политическая воля;

- всемерное внедрение социальных стандартов жизни. Этот пункт означает, что достижение выработанных наукой нормативов обеспеченности населения теми или иными услугами и благами должно стоять в числе первоочередных задач власти. Если подсчитано, например, что врачей на 10000 человек населения должно быть столько и таких специальностей, или детских садов и школ, то их и должно быть столько. И в случае их недостаточности (финансирование в бюджет заложено) никакие оправдания местная или региональная власть здесь найти не может, кроме собственной неспособности справиться с задачей. Обобщённый показатель соответствия выполнения властью научно-обоснованных норм социальных стандартов может служить объективным показателем успешности работы власти и на этой основе – рекомендациям по её смене или поощрении;

- всеобщая информатизация и компьютеризация населения должна поддерживать и организацию более тесной обратной связи населения и власти, вплоть до организации проведения голосования любого уровня (местного и государственного) с персональных средств коммуникации любого правомочного гражданина (разумеется, при обеспечении необходимого уровня секретности и достоверности). Это даст возможность не только охватить максимальное число электората, но и довести уровень оперативности обсуждения проблем до масштаба реального времени.

Особо следует остановиться на вопросе отношения к средствам производства и собственности. Важнейший вопрос, решаемый обычно строго в русле политической концепции той или иной идеологии. И здесь рационализм может опереться на свои основные принципы рациональности, разумности и весомые научные разработки. Нобелевский лауреат по экономике Элинор Остром в своих работах доказала, что малые (общинные) формы организации владения собственностью оказываются не менее эффективными в управлении и общей результативности, чем крупные. В её книге «Управляя общим» даны убедительные тому примеры. Авторская позиция по этому вопросу изложена в 4-й главе работы [3], где говорится о том, что с точки зрения критериев бесконфликтности, здоровья (физического и душевного), а также всех остальных заявляемых в опросах позиций благополучия жизни человека именно общинный (кластерный) путь организации этой жизни может стать универсальным ключом, решающим не только острый вопрос отношения к средствам производства, но и многие другие тоже.

Теперь посмотрим на возможность выполнения рационализмом 2-й и 3-й функций политической идеологии.

2-я функция – мобилизационная. Предлагаемый рационализмом идеал общественных отношений будет строиться на упоминавшихся выше принципах рациональности, разумности, научности. Очевидным стержнем построения внешней и внутренней политики в идеологии рационализма станет ориентация на бесконфликтное развитие государства и общества, как отвечающая максимальной динамике роста, которая возможна только при отсутствии затрат ресурсов на погашение конфликтов и на выпутывание из ложных (тупиковых) ходов. Добиваться этого бесконфликтного движения можно как раз по принципам рационализма с упором на достижение истины в каждом шаге, что даст возможность погасить или предупредить конфликты, как это описано выше в 4-й функции. Мобилизацию общества на реализацию программ рационального подхода к управлению обществом и государством можно вести стандартными методами партийной и общественной работы через имеющиеся в государстве институты всех ветвей власти.

3-я функция – интегративная. Основное назначение функции – сплотить народ вокруг пропагандируемых идей и доказать, что их коллективное воплощение даст каждому гражданину больше, чем позволят его личные возможности. Рационализму при опоре на бесконфликтное развитие государства и общества нетрудно объединить людей разных поколений и социального положения своими идеями, т. к. достигаемые в итоге их реализации стабильность и спокойствие в обществе дают населению не только уверенность в завтрашнем дне (что вполне соответствует улучшению душевного здоровья как отдельных граждан, так и общего климата в обществе), но и доказательно увеличивают ресурсы государства, дают ему положительный имидж на международной арене, способствуют социальному прогрессу. Понятно, что в перечисленных случаях всего этого никак не добьётся отдельный гражданин. А поддержка на государственном уровне (в социально-экономическом плане) идеи общинного развития (в том числе малого или семейного бизнеса) вообще может стать национальной программой и ещё более сплотить народ на этой основе. Также необходимо отметить, что основные положения рационализма не отменяют каких-либо демократических принципов и свобод, вполне отвечают задачам роста уровня культуры и образования, не входят в противоречие с принципами владения частной собственностью. Основное противопоставление этих принципов будет в сфере рыночной экономики, т. к. с позиций рациональности и оптимальности использования ресурсов, укрепления здоровья людей (прежде всего душевного), стабильности (отсутствие разного рода кризисов) она далеко не идеал. Решение этого противопоставления можно искать только комплексно, но это уже слишком большая проблема, выходящая за рамки данной статьи (отдельные её вопросы рассмотрены в уже упоминавшейся работе автора [3]). В области отношений с религиозными конфессиями рационализм, выросший в эпоху Просвещения, не имеет проблем. Единственным местом в рационализме‚ которое может вызывать разночтения‚ будет сам факт наличия у человека разума‚ способности мыслить и самой жизни. Атеисты и твёрдые материалисты будут настаивать на том‚ что появление человека есть закономерный результат эволюции‚ а его разум – свойство мозга. Идеалисты и верующие люди уверены в том‚ что человек – создание Бога‚ разум человека – промысел Бога. Но эта разность взглядов не мешает их последователям признавать‚ что разум способен познать истину и заставить человека действовать в соответствии с ней. Таким образом‚ и материалистическое и идеалистическое направления в рационализме способны дать общее: обосновать необходимость движения человека‚ общества‚ государства к рациональному обустройству своей жизни и поиску в ней истинных ценностей и законов. Перечисленные положения рационализма явно будут способствовать общей бесконфликтности в обществе и достижению консенсуса в случае возникновения каких-либо споров. Можно рассчитывать, что приведённые положительные черты рационализма как политической идеологии сделают его привлекательным в самых широких слоях населения.

И здесь мы подходим к самому сложному для рационализма пункту 5 из числа необходимых функций политической идеологии – выражению интересов (и их защиты) определённой социальной группы. Так вот очевидно, что такой конкретной у рационализма нет. Но есть другое и гораздо более значимое. При заявленных выше общих качествах и принципах и названном политическом девизе рационализм будет являться идеологией тех людей, кто ценит и понимает в делах и отношениях (в том числе и государственного уровня) рациональность, разумность, признаёт значимость научных подходов в этих делах и общую роль науки в нашей жизни. Это может быть и рабочий, и предприниматель, и учёный, вообще любой человек, оценивший в принципах и методах рационализма их логичность, научность, последовательность и основную нацеленность на установление истины. При таких подходах под свои знамёна рационализм может собрать подавляющее большинство населения, поскольку, следуя собственным идеям, способен ответить на основные чаяния людей независимо от их национальности и социального положения (есть здесь, конечно, и свои исключения, но это тема отдельного обсуждения). При том, что наука с каждым годом всё более проникает в жизнь людей, а образование населения становится глубже и профессиональнее, упор на науку и научные методологии сделает идеи рационализма ещё более очевидными и понятными, что положительно скажется на его популярности и привлекательности.

Просмотрев все 5 функций политической идеологии применительно к рационализму в русле поставленной выше задачи оценки возможного развития государства, мы получили 5 положительных ответов. Но в начале статьи говорилось (и цитировалось) о невозможности выполнения рационализмом функций идеологии. Что же произошло? Дело в поставленной задаче дать пути, методы, рецепты ОПТИМАЛЬНОГО развития государства и общества при КОНКРЕТНО заданных основных критериях этого развития. Без постановки конкретной задачи рационализм был бы тем, что он есть в классическом своём варианте – философская концепция со своим набором идей, принципов, подходов. Это никак не политическая идеология, но если сформулировать рационализму соответствующую задачу, то эти методы и подходы можно развернуть в полноценную программу действий, установок и принципов, отвечающих установкам и принципам политической идеологии. Идеологии, нацеленной на рациональное мышление власти, бесконфликтное развитие государства и общества, проникновение науки во все области государственной деятельности.

Добиваясь оптимальности, рационализм будет направлять власть к выбору оптимальных стратегий решения дел в государстве, что с учетом нацеленности на бесконфликтность (а это означает выполнение народных чаяний) даст высокие показатели по условиям I, II, III.

Здесь будет весьма кстати вспомнить одну из работ русского философа И.А. Ильина, в которой он дал политическим действиям следующее (одно из многих) пожелание: «Трезвый и умный "оптимум" (наилучшая возможность! наибольшее из осуществимого!) всегда учитывает все реальные возможности данного народа, данный момент времени, наличные душевные, хозяйственные, военные и дипломатические условия. Этот оптимум должен быть исторически обоснованным, почвенным, зорко рассчитанным – реализуемым» [2]. Такая цель во всей своей полноте точно соответствует подходам и принципам рационализма.

Какая партия могла бы взять на вооружение идеологию рационализма? Выше упоминались попытки внедрения идей и методик рационализма в политику социал-демократических партий Германии в середине ХХ века. Они не были бесплодны, прорабатывались и в дальнейшем. «Рациональность» и «демократия» в критическом рационализме — понятия, сопряжённые по смыслу. Были и продолжаются теоретиками рационализма попытки по разработке рекомендаций «социальной технологии», позволяющей демократическим институтам гибко реагировать на изменения в социальной действительности. Но видения рационализма как самостоятельной идеологии достигнуто не было. На основе кратких материалов данной статьи (более полно см. 3-ю главу в [3]) можно утверждать о возможности рационализма стать политической идеологией в случае постановки задачи на оптимальное бесконфликтное развитие государства и общества с приоритетом сохранения здоровья людей и природы. Такую задачу вполне может поставить перед собой демократическая партия центристского толка или коалиция, общественное движение со схожими задачами. Соединив практику политической и общественной работы и теоретические положения и методики рационализма, такая партия при умелом руководстве и грамотной организации дел вполне может рассчитывать на успех среди самых широких слоёв населения.

Литература

1. Критический рационализм: философия и политика (анализ концепций и тенденций) / Редкол.: Б.Н. Бессонов и др. –М.: Мысль, 1981.– 309 с.

2. Ильин И. А. Наши задачи. Историческая судьба и будущее России //Соч.: В 3 т. Т. 2. – М.: Рарог, 1992. – С. 127

3. Пузырьков С.П. Государство без конфликтов. – 2010 г.– 297 с. URL: http://proektA25.narod.ru.kniga.html

4. Шишков И.З. В поисках новой рациональности: философия критического разума. – М.: УРСС, 2003 – 437 с.

5. Luhrs G., Sarrazin P., Spreer Fr., Tietzel M. (hrsg.) Theorien und Politik aus kritisch-rationaler Sicht. – Berlin-Bonn, 1978.– S. XIX


Комментариев пока нет