Статьи

РАДИКАЛЬНЫЙ ИСЛАМ В РОССИЙСКИХ ТЮРЬМАХ

25 июня 2017

Сегодня можно уже с уверенностью утверждать, что в исправительных учреждениях пенитенциарной системы Российской Федерации к настоящему времени сложилась целая система распространения радикальных форм ислама. Заключенные, которых осудили за религиозный экстремизм и террористическую деятельность, научились адаптироваться в российских тюрьмах и колониях строго режима и даже создавать особые «тюремные джамааты» (араб. джамаат - «община»), пропагандируя среди сокамерников так называемый «ваххабизм» (при всей условности этого термина).

Сложившаяся ситуация в последние годы привлекает интерес не только со стороны правоохранителей, но и ученых [1; 2; 4]. Так, 23 марта 2012 года в г. Казани прошло заседание Казанского экспертного клуба при Приволжском центре этнорелигиозных и региональных исследований (Приволжский филиал Российского института стратегических исследований) на тему «Исламский фундаментализм на территории пенитенциарных учреждений России: меры противодействия государства и духовенства». Эксперты обсуждали ситуацию с нахождением радикал-исламистов в тюрьмах и колониях России и, в частности, Татарстана, и их влиянием на остальных заключенных [3; 5].

На наш взгляд, способствующими факторами распространения радикального ислама в местах лишения свободы являются следующие:

1. Увеличение числа заключенных из «этнических» мусульман, следствием чего явилось формирование тюремных религиозных общин. Так, по данным ФСИН на 2013 г. число мусульманских общин в исправительных учреждениях составляло их 279 - 10 600 верующих. За 2003-2013 гг. число мусульман, находящихся в местах лишения свободы, выросло в несколько раз. При этом общее число заключенных в России неуклонно падает - с 847 тысяч в 2003 году до 585 тысяч в 2013 г. [2].

2. Активная миссионерская деятельность заключенных-салафитов среди сокамерников.

3. «Тюремные джамааты» могут достаточно успешно конкурировать с «воровскими» структурами и обеспечивать защиту своих членов от притязаний со стороны «воров в законе».

4. Переход в салафитский ислам - одна из форм социальной адаптации новых заключенных в исправительных учреждениях. Сплоченность мусульман-салафитов в колониях, особенно по этническому признаку, создает привлекательность для «зэков»-одиночек.

5. Сила воли и веры некоторых салафитов привлекают более слабых духом уголовников.

6. Психолого-компенсаторная функция религии – простой и однозначный салафитский ислам обеспечивает психологический комфорт для новообращенных-неофитов в тяжелых условиях зоны. Кроме того, часто новым «братьям по вере» обещают помощь «на воле» с работой, деньгами и т.п.

7. Неподконтрольное распространение в тюрьмах и на зонах Интернет-технологий, свобода выхода «зэков»-салафитов и их сторонников в виртуальную Сеть, на салафитские сайты и форумы.

8. Отсутствие контроля (или слабый контроль) за литературой (в т.ч. религиозно-экстремистской) на территории исправительных учреждений, что приводит к распространению среди заключенных радикал-исламистских книг.

9. Отсутствие или слабая работа среди заключенных представителей духовенства традиционных религий.

10. Человеческий фактор в руководстве тюрьм и колоний. Администрация (высшего, среднего, низшего уровней) часто не препятствует распространению нетрадиционных форм ислама среди заключенных. Причины могут быть разными: от религиозно-мусульманских или этнических симпатий руководителей или сотрудников колоний до коррупции - подкупа со стороны «братьев»-исламистов или родственников.

Распространение радикального исламизма в российских тюрьмах началось, видимо, после попадания в них боевиков-«ваххабитов» - участников Второй чеченской войны. Под их влиянием ислам, причем чаще всего именно в радикальной форме, принимали некоторая часть русских заключенных. Многие из русских мусульман-неофитов, выйдя на свободу, продолжили преступную деятельность, но уже от имени ислама. Радикальный исламизм стал для них новой формой осуществления бандитизма. Происходит сращивание религиозного экстремизма с криминалом.

Важнейшей задачей для российского государства и общества, безусловно, является поиск и реализация мер по противодействию распространения радикальных исламистских идей среди заключенных. Одной из форм профилактики и противодействия религиозному экстремизму может стать (и где-то это уже воплощено на практике) создание при помощи религиозных организаций особого «тюремного духовенства» - штатных православных священников и мусульманских имамов на зонах и в тюрьмах. Они должны развернуть пропаганду ценностей традиционных религий среди заключенных: ханифитского и шафиитского ислама среди «этнических» мусульман-суннитов, православия – среди русских и других христиан. Это позволит минимизировать проблему «ваххабизации» «зэков». Однако, это может и не принести желаемого результата, т.к. радикальными салафитами официальные священнослужители считаются «заблудшими», «лицемерами», «прислужниками кафирского государства», а сами они имеют большее влияние на сокамерников.

Более предпочтительной нам представляется практика создания специальных отдельных тюрем для радикальных салафитов, либо изолирование исламистов в одиночных камерах. Однако, и это может привести к концентрации и «консервации» исламистов; при выходе на свободу останется проблема их дальнейшей религиозно-экстремистской деятельности.

Список литературы

1. Исламовед: Ваххабизм распространяется в российских тюрьмах // Информационное агентство «Росбалт». 4 декабря 2012 г. (http://www.rosbalt.ru/russia/2012/12/04/1066641.html).

2. Мельников С. Ислам строгого режима // Огонёк. № 33 (5293). 26 августа 2013 г. (http://www.kommersant.ru/doc/2259024).

3. Ордынский В. Русские в тюрьмах и на «зонах» принимают ислам и становятся ваххабитами // Русская народная линия. 2 апреля 2012 г. (http://ruskline.ru/analitika/2012/04/02/russkie_v_tyurmah_i_na_zonah_prinimayut_islam_i_stanovyatsya_vahhabitam).

4. Сулейманов Р.Р. Ваххабизм в российских тюрьмах: распространение и последствия // Ислам и государство в России: Сборник материалов Международной научно-практической конференции, посвященной 225-летию Центрального духовного управления мусульман России - Оренбургского магометанского духовного собрания. Уфа, 22 октября 2013 г. / Под общей ред. А.Б. Юнусовой. Уфа, 2013. С. 258-264.

5. Сулейманов Р.Р. Исламский фундаментализм на территории тюрем и колоний России // Информационно-аналитический портал «Центр Льва Гумилёва». 2 апреля 2012 г. (http://www.gumilev-center.ru/islamskijj-fundamentalizm-na-territorii-tyurem-i-kolonijj-rossii/).

Комментариев пока нет