Статьи

Промышленность жила, живет и будет жить

27 июня 2017

Мировая экономика за последние 30-40 лет кардинально преобразилась. Промышленное производство составляющее основу капитализма еще в 60-е годы 20 века, теперь не играет особой роли. Рост благосостояния и развитие информационных технологий привели к взрывному росту сферы услуг и упадку обрабатывающей промышленности. В богатых странах большинство населения трудится в сфере услуг и большая часть производимого продукта – услуги. Это естественный процесс. Промышленность уходит в прошлое, а грядет постиндустриальное общество, в котором развитый мир уже живет.

Так? Да не так.

Деиндустриализация в цифрах

Действительно доля промышленности в мировой добавленной стоимости последовательно снижается. По данным Всемирного Банка за 1995-2014 доля промышленности в мировой добавленной стоимости снизилась с 33% до 27.6% (или на 22%).

В развитых странах падение было еще более значительным. Возьмем для примера Великобританию

До начала 1970-х Британия оставалась страной классически промышленной – 35% рабочей силы было занято в промышленности – один из наивысших показателей в мире, вместе с Германией, Британия уступала только СССР. Экспорт состоял из промышленных товаров, импортировалось же сырье и с.х. продукты. Профицит внешнеторгового промышленного баланса составлял 4-6% ВВП ежегодно. С неолиберальных реформ Тэтчер все изменилось. Если в 50-60-х годах промышленное производство давало 35-40% ВВП, то сейчас доля промышленности упала лишь до 13% ВВП. Число работающих в промышленности сократилось по сравнению с 70-ми с 35% до менее 10% сегодня.

Похожее наблюдалось и в других европейских странах и США. Средний процент работающих в промышленности сократился с 30% до 15%. Казалось бы, промышленное производство и правда ушло в прошлое – на его место пришли ИКТ и финансовые услуги. Но так ли все просто?

Деиндустриализация как оптическая иллюзия.

На самом деле такое кардинальное снижение промышленности в мировой экономике является во многом иллюзорным.

Во-первых, в развитых странах стал популярен последние 30 лет аутсорсинг. Проще говоря, процедуры обслуживания непосредственного производства и работников (организация уборки, питания, техническая поддержка), которые раньше делались непосредственно промышленными фирмами (и добавленная стоимость этих процедур включалась в промышленное производство), были теперь переложены на плечи специальных фирм, занимающихся непосредственно этими делами (аутсорсеры). Соответственно все эти операции считаются как производство услуг, т.к. предприятия промышленности теперь этим больше не занимаются.

Во-вторых, произошла переклассификация значительного числа фирм-производителей промышленной продукции на фирмы-производителей услуг. Если фирмы видели, что производство услуг становится для них более приоритетным, чем про-во промышленных товаров, то они обращались в гос.органы, чтобы переквалифицироваться в фирмы-производители услуг. По данным британского правительства ‘’реклассификация’’ ответственно за 10%-сокращение промышленного про-ва в стране.

В-третьих, те проценты падения промышленности в общем ВВП считатся в текущих ценах, т.е. без поправки на инфляцию. Если считать в постоянных ценах, то доля промышленности в мировом ВВП снизилась с 30% в 1990-м году до 28% в 2014-м или всего лишь на 7%.

Если в Великобритании доля промышленности в ВВП в текущих ценах за период 1955-1990 снизилась с 37% до 21%, то в постоянных ценах снижение составило лишь 10% (с 27% до 24%)

Читатель спросит, а как же промышленный рост в Китае и др. развивающихся странах? Да, китайское чудо и рост промышленного про-ва в других развивающихся странах действительно оказал влияние на деиндустриализацию западных стран. Но вклад оказался невелик – не более 20% всего сокращения промышленности объясняется этим фактором. При этом забывается, что сокращение промышленности в ВВП развитых стран идет с начала 70-х, а Китай как значимый производитель и экспортер промышленной продукции стал лишь с нач. 2000-х, до этого его роль в мировом производстве была относительно незначительна, т.е. больше половины периода деиндустриализации развитых стран роль развивающихся стран в этом процессе была крайне мала.

Главная причина деиндустриализации

На самом деле главная причина деиндустриализации развитых стран состоит в другом.

Дело в том, что производительность труда в промышленности гораздо выше, чем в сфере услуг и повысить ее благодаря механизации куда проще. К чему это ведет? Если десять лет на определенную сумму денег можно было купить лишь один персональный компьютер, то сегодня можно купить на ту же сумму 3-4 ПК, причем значительно более мощных. Однако спрос на компьютеры на самом деле меньше, чем их производство в развитых странах, поэтому покупается не 3-4, а два ПК, т.е. расходы на компьютеры сегодня сильно снизились по сравнению с 10-летней давности, но в реальности компьютеров потребляется гораздо больше. Именно несоответствие текущих цен и потребления в натуральных показателях объясняет большую часть ‘’падения’’ промышленного производства. Просто производительность труда настолько сильно выросла, что стоимость конечного продукта сильно падает.

В сфере услуг же, как правило, производительность труда либо слабо растет либо не растет вообще, что приводит к тому, что люди на услуги тратят больше доходов, как относительно, так и абсолютно, при том, что реально, скорее всего, потребление услуг осталось прежним. Вряд ли кто-то станет чаще отдавать одежду в химчистку, пользоваться услугами парикмахером, обедать в общепите, чем 10 лет назад. При этом во многих отраслях сферы услуг просто нельзя повысить производительность труда без ухудшения качества сих услуг.

Например, если музыкальный квартет сыграет симфонию за 5 минут, а не за 30, получит ли слушатель удовольствие от такого пиликания? Сомнительно. Улучшится ли качество школьного образования, если одна учительница будет обучать не 20 детей, а 80? Вряд ли. Такая возросшая ‘’производительность’’ очевидно приведет к ухудшению подготовки каждого ученика. Сокращение персонала в магазинах приведет к тому, что клиенты будут ждать обслуживания по 20-30 минут вместо 5, доставка товаров клиенту в дом увеличится с нескольких часов до нескольких дней, про увеличение производительности труда в медицине и вовсе не стоит говорить, такая ‘’новация’’ будет грозить уже вашему здоровью.

Есть некоторые виды услуг, например, банковские, которые сравнительно с другими услугами располагают гораздо большими возможностями для роста производительности. Но, как показал финансовый кризис 2008 года, рост производительности в этих услугах произошел, по большей части, не благодаря реальному увеличению эффективности труда (например, сокращению издержек обращения за счет использования более совершенных компьютеров), а благодаря финансовым инновациям, которые, вместо того чтобы реально уменьшить рискованность финансовых активов, ее завуалировали, позволив тем самым финансовому сектору надувать ‘’пузыри’’, которые в 2008-м закономерно лопнули и привели к колоссальным убыткам.

Постиндустриальные страны самые индустриальные.

На самом деле в мире до сих пор происходит рост промышленного производства. По данным Всемирного Банка промышленное производство в постоянных ценах 2010 года (в долларах) выросло с 11.3 до 20.9 трлн. Долларов за период 1990-2014, причем рост промышленности почти совпал с ростом общего мирового ВВП.

Как распределяется мировое производство?

Как видно, развитые страны (Зап.Европа, США, Япония) до сих пор доминируют в мировом промышленном производстве, превосходя Китай более чем в 2 раза. Крупнейшие промышленные производители – европейские страны, США, Япония, Китай – почти все из списка – ‘’постиндустриальные’’.

Но то общее производство, а теперь посмотрим на душевое промышленное производство. Важность душевых показателей, как ключевых в определении степени развитости стран, я уже показывал

А теперь воспользуемся данными из Industrial Development Report 2016

Если производство промышленной продукции на душу в мире в целом составило 1262 доллара 2005 года, то в богатых странах ОЭСР этот показатель составил 5087 долларов, в 4 раза больше. Обратите внимание на минимальные цифры производства стран со средним и низким уровнем доходов, а ведь это 75% человечества! Даже относительно развитые страны второго мира уступают Зап.Европе, США и Японии более чем в 5 раз.

Еще интереснее то, какой спрос на мировых рынках играет промышленная продукция. Быть может, в постиндустриальной эре оснвная торговля заключается в торговле услуг? Первая картинка – доля промышленных товаров в общем мировом экспорте, вторая картинка – сумма промышленного экспорта по странам и регионам.

Как видно, промышленные товары продолжают играть подавляющую роль в мировой торговле, а не услуги. Даже в ‘’постиндустриальных’’ США более двух третей экспорта – промышленные товары. Также видно, что большая часть экспорта промышленных товаров сосредоточена в руках богатых стран, тех самых, которых называют ‘’постиндустриальными’’

Показывают это и данные по среднедушевому экспорту промышленных товаров – тут превосходство у богатых стран еще заметнее, чем в производстве.

Самое забавное, что даже те страны, которые считаются ‘’эталонными’’ в постиндустриале (Сингапур и Швейцария) , на самом деле, одни из самых развитых промышленных держав. Судите сами: в Сингапуре душевое промышленное про-во составляет 9.7 тыс. долларов, а душевой экспорт – 32 тыс., для Швейцарии эти цифры – 10 и 25.7 тыс. соответственно, эти страны лидируют по экспорту промышленной продукции в мире, да и по душевому производству они в первой десятке.

Из этих данных видно, что чем ‘’постиндустриальнее’’ страна, тем она более индустриально развита.

Чем опасны постиндустриальные сказки.

Тем не менее, хотя промышленность продолжает доминировать в мировой экономике, некоторое сокращение промышленного про-ва в развитых странах действительно произошло. Но ничего хорошего в ‘’деиндустриализации’’ на самом деле нет.

Дело в том, что сфера услуг является низкопроизводительной по сравнению с промышленностью, а наращивать производительность в третичном секторе проблематично. Потому снижение доли промышленности в экономике ведет к снижению рост производительности, что негативно влияет на конкурентоспособость страны и рост экономики. Это один аспект.

Другой аспект заключается в том, что деиндустриализация ведет к тому, что часть промышленной продукции приходится закупать за рубежом, что ведет к дефициту внешнеторгового баланса, ведь экспорт промышленной продукции теперь не способен закрыть финансовую ‘’дыру’’ внешней торговл (т.к. значительная часть производства уже исчезла). Это означает, что страна не может сама за себя заплатить. Происходит выкачивание колоссальных сумм денег из страны в пользу стран-экспортеров, что снижает уровень жизни населения в стране-импортере. Кроме того, инфраструктура получает меньше финансирования, ведь надо закупить нужные товары, что в перспективе также негативно влияет на рост экономики.

Например, в Великобритании, дефицит внешнеплатежного баланса в среднем за 2000-е составлял 4.5% ВВП в год или 50-60 млрд. фунтов стерлингов в год. В США за 2016-й год дефицит внешней торговли промышленными товарами составил 752 млрд. долларов.

дефицит внешнеторгового баланса великобритани, % ввп. Кстати, весь дефицит приходится на европейские страны. Не в этом ли причина brexit?

При этом экспорт услуг не способен компенсировать эти потери. В тех же США положительное сальдо от услуг составило за тот же год примерно 250 млрд. долларов, что и близко не покрывает дефицит торговли промышленными товарами, в результате дефицит внешнеторгового баланса в США превышает 500 млрд. долларов, или 3% ВВП. В Британии еще хуже. А ведь эти две страны являются лидерами в экспорте услуг.

На самом деле, это закономерно. Большинство услуг требует, чтобы поставщик и потребитель находились в одном и том же месте. Лишь абсолютное меньшинство услуг можно экспортировать, тогда как промышленные товары могут быть доставлены в любую точку мира. Те же наукоемкие услуги, которые можно экспортировать, по своей стоимости в несколько раз уступают экспорту промышленных товаров.

Таким образом, деиндустриализация приводит к сокращению роста производительности (и роста экономика соответственно) и дефициту платежного баланса, который вымывает сотни миллиардов долларов из экономики, что также негативно влияет на экономический рост, а следовательно, и рост уровня жизни.

Для развивающихся стран постиндустриальные сказки особенно опасны. Им крайне необходим быстрый экономический рост для преодоления нищеты и голода. Как показано выше, модель экономики, основанная на секторе услуг, неспособно дать высокий рост, в отличие от промышленной. Не существует еще страны, которая бы поднялась на основе третичного сектора. История же наоборот показывает, что современные богатые страны поднялись на развитии своей промышленности и до сих пор являются самыми индустриализированными странами мира.

Второй аспект – для развивающихся стран крайне необходимо покупать различные технологии из-за рубежа, чтобы совершенствовать свою экономику и увеличить рост. Для этого нужна валюта. А валюту можно получить лишь с экспорта. Как показано выше, стратегия экспорта услуг проигрышна по сравнению с экспортом промышленной продукции, даже самые технически продвинутые страны от экспорта услуг получают в несколько раз меньше, чем от промышленного экспорта. Кроме того, практически все экспортируемые услуги требуют развитой промышленной базы (инженерно-конструкторские услуги, дизайн, услуги IT и т.д.), которой у развивающихся стран нет, поэтому экспорт услуг там обречен на провал. А без притока новых технологий замедляется экономический рост тоже.

Таким образом, теория постиндустриализма, навязываемая всему миру, экономически вредна, особенно для развивающихся стран. В лучшем случае она приведет к снижению экономического роста, в худшем – к стагнации и консервации технологической отсталости.

Неслучайно, бред об ‘’постиндустриальном’’ обществе так навязывается в странах Третьего мира.


Комментариев пока нет