Актуальное интервью

Профессионализм: уровень снижается. Оценка профессионализма экспертами: у нашей страны нет перспективы, если не пойти по пути профессионализма

29 октября 2016

Действительно, тема профессионализма нечасто обсуждается в печати. И уж совсем нечасто, кото-то конкретного обвиняют в непрофессионализме. Но спутники падают, ЖКХ разваливается и т.п. Все отчетливее становится понимание того, что от уровня профессионализма сотрудника, уровня профессионализма работника, уровня профессионализма менеджера и, в конце концов, от уровня управленческого профессионализма зависит будущее не только экономики. Психология профессионализма должна войти в нашу повседневную жизнь. В связи с этим, журнал «Политическое образование» предлагает своим читателям ознакомиться с интересным интервью Александра Григорьева, генерального директора, председателя правления ОСАО «Ингосстрах».

"Убийственные кадры"

— Можно оценить — какой ущерб экономике наносит непрофессионализм работников?

— Точных данных по стране нет. Но очевидно, что непрофессионализм наносит колоссальный ущерб любому делу. Учитель в школе плохо учит детей, водитель неважно водит автомобиль, директор компании по-дилетантски руководит коллективом, журналист в области финансов и экономики поверхностно пишет обзоры и статьи и т.д. Общие потери от непрофессионализма посчитать сложно, но, думаю, они оцениваются миллиардами долларов.

Мы недавно с Виктором Геращенко участвовали в одной телепередаче, обсуждали работу Минфина в 1990‑е годы. Мое мнение — что она была непрофессиональной. Да и вся деятельность правительства в то десятилетие — макроэкономический непрофессионализм. Приватизация в России — тоже ярчайший пример непрофессионализма. Действия Центрального банка (до прихода туда Виктора Геращенко) по нивелированию последствий кризиса 1998 года — непрофессионализм. А это ущерб, ущерб, ущерб… И сейчас то же самое. В прошлом году упали спутники ГЛОНАСС, потому что какой-то техник перелил больше положенного топлива в ракету. Над техником не было никакой системы контроля. Ее устранили, потому что посчитали связанной с лишними издержками. Непрофессионализм системы — самый типичный. Ущерб составляет сотни миллионов рублей.

— Разве это не ошибка работника?

— Надо разделить непрофессионализм и ошибки, которые могут быть и у профессионалов. Приведу пример из опыта нашей компании. Март 2008 года. Я пишу большую статью о том, что в стране — кризис. Финансовый комитет «Ингосстраха» принимает решение о выходе из ценных бумаг. Но оставляет в рамках инвестиционного портфеля всего лишь 5% в акциях. Однако рынок обваливается так, что мы на этом портфеле теряем 300 млн руб. Я не могу назвать наш финансовый комитет непрофессиональным. Люди в нем были опытные, знающие, понимающие. Но мы ошиблись. Надо было еще больше уходить из бумаг.

А вот показательный пример системного непрофессионального решения — новый закон об обязательном медицинском страховании. Причем известна уже и цена этого решения — 200 млрд рублей.

Другой пример — новый закон о сельхозстраховании. Ущерб состоит не только в суммах компенсаций из бюджета, которые не решат поставленных задач. Способ господдержки сельхозпроизводителей, принятый Госдумой, дискредитирует цивилизованное, реальное страхование. Сельхозпроизводитель не поймет и не захочет принимать реальное страхование как способ своей настоящей защиты именно благодаря системно непрофессиональному закону. Проще договариваться с чиновниками об откатах и получать бюджетные деньги.

Далее, мы никак не можем перейти к долгосрочному страхованию жизни и пенсионных накоплений. А во всем мире это важнейший источник долгосрочных инвестиций. Кстати, Герман Греф, когда был министром экономического развития и торговли, неоднократно поднимал это вопрос, но, видимо, высшее руководство страны его не услышало. Цена здесь тоже известна — миллиарды долларов, не инвестированных в нашу экономику. И, следовательно, потерянных. Не развивается внутренний рынок. Люди живут хуже. Но измерить это уже трудно — может, миллиарды, может, триллионы.

— В чем различие между непрофессионализмом и ошибками профессионалов?

— Профессионал на ошибках учится. Могу сказать: за мной много ошибок! Я их знаю, но всегда на них учился. Нет профессионалов, которые не совершали бы ошибок. Если у человека из десяти решений одно ошибочное — это можно понять. А если из десяти девять — это непрофессионал.

— Непрофессионализм работников, в результате которого происходят страховые случаи, влияет ли на убытки, которые несут страховые компании?

— Влияет. Работа страховщика всегда связана с воздействием третьей силы, и одна из ее основных составляющих частей — это человек. Например, капитан повел судно не туда — оно затонуло. Человек не соблюдает правила противопожарной безопасности — сгорел офис. Опять ущерб. Компания не следит за своим оборудованием — оно выходит из строя. И так далее. Это все страховые случаи.

Ярчайший пример непрофессионализма — известная авиационная иркутская трагедия, когда потерпел аварию самолет авиакомпании «Сибирь». Помните, лайнер уже сел, самолет катился дальше и не тормозил. В нарушение всех правил и норм на территории летного поля находились гаражи, домики и заборы. Самолет в них врезался, и погибли люди. Страховые выплаты составили сотни миллионов рублей. Но цена человеческих жизней неизмеримо выше, чем эти миллионы.

В любой деятельности, в любой сфере экономики и жизни непрофессионализм связан с нарушениями стандартов. Нельзя бросать окурок, а человек бросил, и возник пожар. Общий уровень профессионализма в стране снижается, и страховщики это видят невооруженным глазом. Объем выплат по этим причинам растет.

Любая техника — космическая, авиационная, автомобильная и т.д. — работает надежно. Ненадежны люди, ею управляющие, не соблюдающие стандарты.

Все помнят катастрофу самолета в Перми. Причина — пьяный пилот, это уже доказано. Если человек садится пьяный за штурвал самолета или за руль автомобиля, это не ошибка. Это преступление, которое ведет к гибели людей. Но это и ужасающий непрофессионализм и летчика и системы.

— Почему снижается уровень профессионализма в нашей стране?

— Есть много объективных факторов. Я бы выделил три: снижение уровня образования, коррупция и наше отношение к стандартам. А может быть, скоро коррупцию надо будет ставить на первое место. Коррупция — это не просто уголовное преступление. Она оказывает влияние и на макроэкономику, и на конкурентоспособность нашей страны. Коррупция влияет на уровень профессионализма, на качество образования, воспитания, на уровень квалификации людей, в целом на профессионализм общества. Человек не пошел в автошколу, купил права и поехал. Но он не стал профессионалом, отныне он опасен на дороге. Студент за взятку поступает в вуз, сдает за деньги экзамены и получает диплом. Но никогда не станет профессионалом.

Очень важный фактор — наша внутренняя, человеческая культура, которая зависит от общей ситуации в стране. Здесь большую роль играют взаимосвязанные элементы — законопослушание и соблюдение стандартов.

Из этого состоит культура общества. Сейчас водители ездят по тротуарам. Можно ли было себе такое представить два десятилетия назад? Это тоже отношение к закону.

Соблюдение стандартов у нас не является обязательным. Закон же — один из стандартов человеческого общества. Из-под гигантской плоскости, из-под уровня культуры, уровня цивилизованности и профессионализма общества выбиваются опоры, и этот уровень падает.

— Почему это сказывается, прежде всего, на высокотехнологичных отраслях?

— Потому что они — квинтэссенция технологического уровня общества, и их требование к стандартам — наивысшее. И здесь я вижу цепочку влияний сверху донизу. Люди наверху принимают решения, не понимая, что они делают. Дальнейшие процессы исходят именно из этих решений. Неважно, в какой отрасли: космос, авиация, дорожное движение, металлургия. Частота инцидентов возрастает, это объективная закономерность.

Возник печальный социальный эффект, напоминающий эмиграцию 20‑х годов прошлого века, так называемое генетическое вымывание. Наиболее активные, сознательные люди уезжают за рубеж. Посмотрите, многие нобелевские лауреаты — ученые — выходцы из России. Только они работают не у нас. Инженеры и технологи — в Германии, изобретатели — в Америке.

Это все наши люди, в том числе из бывшего Советского Союза. А это означает, что генетический материал, то есть мозг общества, работает хуже. И, следовательно, профессионализм снижается. Все эти факторы отрицательно влияют на нашу жизнь.

Не я первый говорю об этой проблеме. Я лишь разделяю мнение наших великих ученых: Жореса Алферова, Сергея Капицы и многих других. Их профессиональный авторитет никто не ставит под сомнение. И я очень хочу, чтобы наше государство осознало эту проблему. Она не столько экономическая, сколько культурологическая.

— Можно ли что-то сейчас сделать, чтобы остановить снижение уровня профессионализма?

— Думаю, многое зависит от воли первых лиц — как в государстве, так и в корпорациях. Ситуация не трагическая, но требует волевых решений. Уверен, что первые лица страны готовы такую волю проявить.

Вот пример — Сбербанк России. С Германом Грефом можно спорить, с какими-то его предложениями не соглашаться. Но главное — он задал махине Сбербанка новый вектор движения. Сказал: «Я считаю, что должно быть так». И огромная машина Сбербанка, в которой сотни тысяч сотрудников, пусть пока не быстро, но начала движение в нужном направлении. Да, пока еще не везде. Но требуется время, чтобы в этот процесс включились все отделения Сбербанка. И так будет, пока есть воля первого лица.

Есть и противоположный пример — Ростелеком. Это бывшие телефонные узлы. Как они были узлами, где бабушки и дедушки еще в советское время ругались по поводу установок телефонов и тарифов, такими пока и остаются. Сейчас в компанию пришло новое руководство, провозгласило, что хочет двинуться в новом направлении. Это уже политическая воля. Посмотрим, как у них это получится.

В стране то же самое. Нужна политическая воля — пойти в другом направлении. И жесткий надзор, чтобы мы шли именно туда. Я думаю, что у нашей страны нет перспективы, если не пойти по пути профессионализма. Если мы не проявим сейчас волю, нас через сто лет просто не будет.

— Значит, не только от первых лиц, но и от простых граждан тоже что-то зависит?

— Я дал согласие на это интервью, потому что тема профессионализма нечасто обсуждается в печати. Считаю, что главный вопрос для всех нас: в какой стране мы хотим жить? У меня уже много лет к этому меркантильное отношение. Хочу, чтобы мои дети достойно жили в нормальной, цивилизованной стране, ездили на хороших машинах и пр. Но этого невозможно достичь в непрофессиональной среде, с непрофессиональными работниками, с непрофессиональными методами управления. Поэтому профессионализма надо добиваться везде — в своем доме, в магазине, на каждом рабочем месте. Проблематика профессионализма заключена именно в том, что это не абстракция. Это вопрос нашего личного отношения к жизни.

Беседовал Александр Трушин

Источник

Комментариев пока нет