Проблемы социальной солидарности в творчестве П.А. Сорокина

Осмысление соотношения личного и общественного модусов человеческого бытия предполагает обращение к проблеме соци­альной солидарности, которая сопрягается с активным отождест­влением себя с определенной общностью, в том числе - с государ­ством, что выводит на проблемы гражданской идентичности. По­следняя представляется особенно актуальной для современного российского общества.

Для отечественной социально-гуманитарной традиции ха­рактерен поиск социального идеала, а также этическая пробле­матика - проблемы справедливости, совести, добра и зла. Имен­но в русле этой традиции необходимо рассматривать и трактовку солидарности. К исследованию дискурса солидарности в отече­ственной традиции обращены работы П.П. Кротова, К.П. Лазебной, Е.В. Натаровой, И.В. Пономаревой, Т.В. Попковой и многих других авторов, в которых анализируется понимание проблем со­лидарности, морали и альтруизма П.А. Сорокиным [1; 2; 3; 4; 5].

Творчество П.А. Сорокина было связующим звеном между российской и западной традицией изучения солидарности. Меч­тая о новой цивилизации, построенной на идеалах Истины, Добра и Красоты, он выступал как продолжатель российской традиции, фундированной религиозно-этической направленностью соци­альных теорий, представленных в трудах его предшественников. Сам Питирим Александрович назвал себя учеником Е. де Роберти и М.М. Ковалевского, признавая их идейное влияние. Напомним, что творчество российского ученого Е. Де Роберти находилось в русле так называемого «социального психологизма», на основе которого он сформулировал четырёхфакторную теорию обще­ства. В ней он выделил различные типы общественного единства, основанные на разном уровне нравственного развития людей и предполагающие их эволюцию от паразитизма и биологическо­го эгоизма к «надорганической множественности». Эта высшая ступень развития общества, ценностью в котором становятся аль­труизм, кооперация и солидарность. Моральное преобразование общества, в результате которого задачи социологии и этики со­льются воедино, возможно только при условии тотального рас­пространения солидарности [привожу по: 5, с. 38]. Вслед за Е. Де Роберти П.А. Сорокин индикатором общественного прогресса считает моральные преобразования, когда альтернативой неспра­ведливости и социальному неравенству должны были стать со­лидарность, альтруизм, взаимопомощь, любовь. Именно любовь является для него высшей и главной ценностью и основой, на которой возможна солидарность между социальными группами и отдельными индивидами [привожу по: 5, с. 40].

Нельзя недооценивать влияние на формирование взглядов П.А. Сорокина его учителя М.М. Ковалевского, у которого на протяжении нескольких лет он был секретарем. Напомним, что именно с развитием солидарности М.М. Ковалевский связывал социальный прогресс, поскольку его критерием является углубле­ние и расширение сферы солидарности, проявляющееся в про­цессе взаимодействия между народами и социальными группами. Развивая идеи Ковалевского, Сорокин формулирует ряд общесо­циологических законов развития общества, среди которых - закон количественного роста социальной солидарности (или закон рас­ширения социально-защищенных кругов) и закон качественного роста солидарности и социально-благожелательного поведения. Наряду с этим, Сорокин предложил методику измерения роста/ уменьшения солидарности - так называемый «моральный термо­метр» [привожу по: 5, с. 42].

Наряду с Е. Де Роберти и М.М. Ковалевским, П.А. Сорокин испытал значительное влияние взглядов российского юриста Л. Петражицкого. Есть мнение, что интерес к роли альтруизма в социальной жизни был инициирован именно знакомством с идеями Л. Петражицкого, чьи лекции по психологической тео­рии права повлияли на понимание Сорокиным роли моральных норм и права в формировании порядка в группах и институтах.

Значительное место в научной доктрине П.А. Сорокина зани­мала выработка теории, которая объединяет мораль, солидарность и альтруизм на культурном, социальном и личностном уровне в единую системную модель. При этом, изучая солидарность, мыс­литель особое внимание уделял поведенческому акту. То есть, с одной стороны, солидарность рассматривалась как операциональное понятие и мера измерения поведения с точки зрения его конструктивности/деструктивности. С другой стороны, солидарность рассматривалась как форма социальной организации [привожу по: 1, с. 86]. Солидарные отношения П.А. Сорокин описывает с таких позиций, как: направленность (прямая, косвенная), степень интенсивности; межличностный или межгрупповой характер; мо­тивация (основополагающая, обусловленная, нормативная, целевая); ценностный тип (общий, специфический) [привожу по: 1, с. 94]. Вообще же солидарность или солидарное взаимодействие определяется им как «взаимодействие, где одна сторона стремит­ся побудить другую на такие акты, которые стремится совершить и другая сторона». В зависимости от солидаризирующихся групп П.А. Сорокин выделял семейную, сословную, государственную и др. солидарность [6, с. 214]. Интересно, что определяющая роль в поддержке социальной справедливости ложится на людей- символов, то есть морально одаренных личностей.

Оригинальную типологию солидарности предложил П.А. Со­рокин в зависимости от ее характера, что детально анализиру­ет в своей статье Лазебная. Во-первых, П.А. Сорокин выделяет ограниченную родовую солидарность (эгоистичную внутригруп­повую солидарность), которая приводит к росту группового бла­госостояния и фетишизации родовых символов, чаще всего - на основе вражды с другими общественными объединениями, будь то страны, народы, социальные группы. Единство обществ с до­минирующей родовой солидарностью обеспечивается соперниче­ством, борьбой за материальные символы власти и успеха, обла­дающих особой значимостью в ценностях данного общества. При этом объединения с эгоистической родовой солидарностью (от государств и политических партий до экономических корпораций и т.п.) имеют ограниченную продолжительность существования. Во-вторых, П.А. Сорокин выделяет расширенную родовую со­лидарность, имеющую альтруистический характер, и ориентиро­ванную на свойственные человеку стремления к гармонии, взаи­мопомощи, любви. Сообщества, базирующиеся на солидарности такого типа, существуют тысячелетиями (пример - мировые ре­лигии: буддизм, христианство, ислам). Не случайно П.А. Сорокин пишет о необходимости расширения родовой солидарности, ро­ста альтруизма, взаимопомощи и любви, которая формирует «сеть любви», преодолевая групповой эгоизм, а также различия между людьми - от национальных до возрастных и культурных [приво­жу по: 2, с. 59-60].

П.А. Сорокин выделяет еще один критерий для дифференци­ации - степень солидарности, которая в качестве критерия оценки внутригрупповых отношений позволяет выделить три типа - фамилистические, контрактные и принудительные [привожу по: 1, с. 89]. Семейные отношения являются преимущественно соли­дарными и регулируются нормами морали, характеризуясь ярко выраженным осознанием единства. Личная свобода здесь неот­делима от свободы группы. Контрактный тип отношений предпо­лагает сосуществование солидарных взаимодействий с антагони­стическими и выступает в форме «вынужденного нейтралитета», «конкурентной кооперации» или «любви и ненависти». Иначе говоря, солидарность в контрактных отношениях выступает как эгоистическая, поскольку главным мотивом связи выступает вза­имная выгода. Это обстоятельство обусловливает, как правило, кратковременность контрактных отношений, хотя и они могут пе­рерасти в семейные (фамилистические). Свобода в контрактных отношениях является предметом личного выбора - вступать или не вступать в подобные взаимосвязи. И, наконец, принудитель­ными называет П.А. Сорокин, в которых доминирует антагонизм. Принуждение здесь выступает неотъемлемым элементом, и сто­роны взаимодействия разделяются на угнетаемых и угнетателей, при этом все права принадлежат последним. Нередки случаи, ког­да угнетатели прикрывают свою власть посредством контрактной или фамилистической риторики [привожу по: 1, с. 94-95].

В. Джефрис, современный исследователь творчества П.А. Сорокина, который в настоящее время возглавляет секцию аль­труизма, морали и социальной солидарности в Американской со­циологической ассоциации, полагает, что одной из главных задач, которые ставил перед собой русско-американский исследователь, было «содействие увеличению альтруизма и укреплению соци­альной солидарности». Развивая идеи своего предшественника, В. Джефрис отмечает: «Знание, полученное профессиональной социологией, и ценностная перспектива критического интегрализма предполагают, что самый мощный ответ на кризис нашей исторической эпохи может дать лишь альтруистическая любовь» [привожу по: 4, с. 136]. Полагаем, что изучение трудов П.А. Со­рокина, посвященных проблеме социальной справедливости, по­зволит приблизиться к ответу на многие вопросы современности, которые ставит перед нами эра глобализации.

 

Список использованной литературы

1. Кротов П.П. Питирим Сорокин: от методологических основ изучения морали, альтруизма и социальной солидарности к син­тезу теории и практики // Вестник Сыктывкарского университета. Серия гуманитарных наук. 2017. № 6. С. 85-96.

2. Лазебная К.П. Механизм поддержки социальной солидар­ности в теории символического П.А. Сорокина // Наследие. 2012. № 2. С. 51-62.

3. Натарова Е.В. Сорокинский интегрализм и его перспекти­вы в сфере научного изучения альтруизма, любви и социальной солидарности //Наследие. 2013. № 3. С. 25-37.

4. Пономарева И.В. Социологическое наследие П.А. Соро­кина в представлении американских исследователей // Социоло­гические исследования, 2011, № 4.

5. Попкова Т.В. Тема солидарности в социологии П.А. Соро­кина // Наследие. 2013. № 3.

6. Сорокин П.А. Система социологии / вступительная статья и комментарии В.В. Сапова. М.: Астрель, 2008.

 

Автор: Хакимова З.Э., прикрепленный соискатель факультета философии и социологии БашГУ (Уфа).

Источник: Соотношение конфессиональной, этнической, региональной и гражданской общероссийской идентичности в общественной и политической среде Республики Башкортостан: сборник материалов Всерос. молодежной науч. школы-конф., проведенной 26-28 марта 2020 г. – Уфа: Мир печати, 2020. – С. 240-245.

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений