Проблемы повышения эффективности использования социальных сетей в политических процессах

Одной из важнейших особенностей современного политического процесса является широкое применение информационных технологий, в т.ч. в политических целях; все активнее используются и виртуальные социальные сети. Это связано с распространяющимся пониманием общества как сетевой структуры. Данный подход подробно обоснован М. Кастельсом, рассматривающим социальную структуру в качестве сетевого общества, которое отличает вытеснение сетевыми структурами существовавших прежде форм личной и вещной зависимости. Включение субъектов в сетевые структуры, взаимодействие между сетями становятся определяющими факторами изменений в обществе [Castells 2010: 500]. По мнению М. Кастельса, развитие информационных технологий создает благоприятную основу для распространения сетей.

Виртуальные социальные сети представляют собой интерактивные многопользовательские площадки, содержание которых формируется непосредственно пользователями. В частности, Л.В. Сморгунов и А.С. Шерстобитов определяют соци­альные интернет-сервисы как интернет-площадки, организованные по сетевому принципу, в пространстве которых осуществляется коммуникация между пользователями, совместное определение и развитие контента, кооперация при обсуждении и распространении информации [Сморгунов, Шерстобитов 2014: 88].

Социальные сети позволяют кооперироваться большим массам индивидов за небольшой промежуток времени в случае распространения идеи, наполненной эмоциональной составляющей, за счет того, что их функционирование осуществляется на основе принципа «доминирования слабых связей» — информация распространяется через малознакомых или вообще не знакомых людей [Бондарев 2013: 24].

Возможности социальных сетей как технологий коммуникации, в т.ч. и политической, на сегодняшний день велики: от обмена текстовыми сообщениями, фото- и видеофайлами в режиме реального времени до проведения прямых трансляций различных событий. Так, благодаря социальным сетям возросло доверие населения к электоральным процессам, чему способствовали онлайн- трансляции выборов и праймериз через социальные сети.

Социальные сети представляются важным пространством политической активности благодаря таким их особенностям, как интерактивность, возможность охвата большой аудитории. Не удивительно, что многие интернет-пользователи рассматривают социальные сети в качестве альтернативы традиционным СМИ. Кроме того, немаловажной является возможность участвовать в политической жизни общества, не участвуя непосредственно в политике, т.к. социальные сети позволяют отстаивать свои взгляды, не будучи, например, членом партии. Для самих партий социальные сети являются эффективным средством воздействия на электорат, поскольку в настоящее время в предвыборной агитации главным становится «не обсуждение стратегических программ, столкновение принципиальных подходов, а борьба имиджей, мифов и популистских обещаний» [Николаев 2004: 23].

Субъекты политического процесса могут использовать возможности социальных сетей для решения целого ряда задач:

—      информирования целевой аудитории о деятельности политических лидеров, политических партий, а также участвующих в политическом процессе общественных движений и организаций;

—      обеспечения качественно нового взаимодействия субъектов политики и населения;

—        обеспечения коммуникации между субъектами политики;

—       вовлечения в политические процессы потенциально активных пользователей, организации и координации действий активных пользователей, в т.ч. и в офлайн-режиме;

—        проведения избирательных кампаний;

—        реализации политических проектов различных уровней.

В настоящее время становится возможным рассматривать социальные сети не только как технологию коммуникации, но и как самостоятельное пространство публичного взаимодействия. Организация мероприятий в офлайн-режиме часто осуществляется с применением возможностей социальных сетей. Таким образом были организованы ряд политических мероприятий в Тунисе, Ливии, в 2012 г. в Москве был проведен митинг «За честные выборы». В Египте правительство верно оценило масштабы угроз, исходящих от социальных сетей, и временно заблокировало их, однако данное решение запоздало [Васильева 2016: 53].

Новый президент США Д. Трамп заявил, что использование социальных сетей позволило ему потратить на избирательную кампанию значительно меньше средств. Д. Трамп отметил такие сервисы, как Instagram, Facebook, Twitter. На сегодняшний день у Д. Трампа в социальной сети Facebook более 20 млн подписчиков (у Хиллари Клинтон — в 2 раза меньше). На сервисе микроблогов Twitter у президента США уже более 22 млн читателей, в приложении с элементами социальной сети Instagram — более 5 млн подписчиков. Исходя из результатов президентских выборов в США, можно говорить о том, что для граждан большее значение приобретают социальные сети, а не традиционные медиа, как это было ранее.

В России ситуация обстоит несколько иначе. По данным Всероссийского центра изучения общественного мнения, основным источником новостей для со­отечественников остается телевидение, хотя его популярность снизилась на 5% по сравнению с 2015 г.2

На сегодняшний день информирование российских пользователей социальных сетей о деятельности политических лидеров, политических партий и примыкающих к ним общественных организаций наиболее удачно реализуется в русскоязычном сегменте социальных сетей. Аккаунты ведущих отечественных политических деятелей и органов власти пользуются популярностью: официальный аккаунт в Twitter президента России (@KremlinRussia) имеет более 3,5 млн подписчиков; на страницу премьер-министра России Дмитрия Анатольевича Медведева в социальной сети ВКонтакте подписаны более 2,2 млн чел. Аккаунты представителей несистемной оппозиции пользуются куда меньшей популярностью: так, например, число подписчиков главы партии «ПАРНАС» Михаила Касьянова в Twitter составляет 64 700 чел., а покинувшего в декабре 2016 г. пост заместителя председателя ПАРНАСа Ильи Яшина — 150 000 чел. Аналогичным образом обстоит дело и в ВКонтакте: 1 318 чел. подписаны на страницу М. Касьянова, 21 000 чел. — на страницу И. Яшина.

Все же превращения социальных сетей в пространство коммуникации между политическими деятелями и населением в нашей стране пока не произошло. Как правило, коммуникация если и осуществляется через Интернет, то чаще через интернет-приемные, обращение к политическому деятелю через официальный сайт. Взаимодействие на площадках социальных сетей происходит, как правило, в форме опросов общественного мнения, голосования за различные инициативы, сбора подписей. Коммуникация между субъектами политического процесса посредством использования социальных сетей на сегодняшний день проходит практически незаметно для обычного пользователя.

В российском рейтинге использования социальных сетей ВКонтакте и Одноклассники по-прежнему занимают лидирующие позиции. Мировой лидер по числу пользователей Facebook занимает лишь 4-е место, уступив третью.

 

Примечание.

1 Михайлова Е. Трамп назвал соцсети ключом к своей победе на выборах. — LIFE. Доступ: https:// life.ru/t/новости/930700/tramp_nazval_sotssieti_kliuchom_k_svoiei_pobidie_na_vyborakh (проверено 30.01.2016).

2 Медиапотребление сегодня: пять основных фактов. — ВЦИОМ. Доступ: wciom.ru/index. php?id=236&uid=116026 (проверено 30.01.2016).

строчку мессенджеру Whatsapp. Причем необходимо отметить, что число российских пользователей Facebook в 2016 г. снизилось до 13% по сравнению с 15% в 2012 г.1

Безусловно, социальные сети как технология коммуникации обладают большим потенциалом. Однако, говоря о российской действительности, необходимо отметить некоторое отставание в темпах распространения использования социальных сетей в политических целях. Это объясняется рядом объективных причин, среди которых низкая политическая активность граждан в целом, неверие населения в возможность быстрой и мобильной коммуникации с представителями власти, технические барьеры, угроза национальной безопасности государства со стороны внешних субъектов политических процессов. Тем не менее такие особенности социальных сетей, как массовость, мультимедийность, скорость распространения информации, эффективное использование социальных сетей в политических целях, способны привести к более осознанному принятию политических решений, повышению политической мобильности граждан, укре­плению доверия граждан к органам власти, расширению форм политического участия. Осознанная политика в области социальных сетей необходима на сегодняшний день любому государству.

 

Список литературы:

1 Бондарев Н.С. 2013. Использование социальных сетей в политическом про­цессе общественно-политическими движениями в России. — Вестник Российского университета дружбы народов. Сер. Политология. Вып. 4. С. 24-28.

2 Васильева М.М. 2016. Сетевые информационные технологии во внешнеполитической деятельности. — Власть. № 11. С. 51-55.

3 Николаев А.Н. 2004. Народ и партия едины? — Власть. № 2. С. 22-26.

Сморгунов Л.В., Шерстобитов А.С. 2014. Политические сети: Теория и методы анализа. М.: Аспект Пресс. 320 с.

4 Castells M. 2010. The Rise of the Network Society. 2nd ed. Malden, MA; Oxford, UK; Chichester, UK: Wiley-Blackwell. 597 p.

 

Автор: Гасанова Маргарита Магаловна — аспирант кафедры истории, философии и политологии Саратовского социально-экономического института — филиала Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова

 

Источник: Журнал «Власть», 2017, Том 25, № 3, С. 90-93