ПРОБЛЕМА СИСТЕМНОСТИ В АНТИКРИЗИСНОМ УПРАВЛЕНИИ

29 октября 2016

Философы приравнивают системность, подобно движению, пространству, отражению и времени, к всеобщим и неотъемлемым свойствам материи, ее атрибуту. Будучи характерной чертой материальной действительности, системность фиксирует преобладание в мире организованности над хаотичными изменениями. Если структурность - это состояние внутренней расчлененности материального бытия, то организованность, а, следовательно, и системность - это свойство его преодоления.

Функциональное пространство систем управления, как сфера внешнего проявления их свойств, многокомпонентно, что побуждает исследователей вводить понятия меры системности этого признака. В качестве измерителя многокомпонентности применяется понятие типа управления. Каждый тип управления, в том числе и антикризисное, с точки зрения системности его осуществления, предусматривает наличие структурных признаков типа системы. К таким признакам в первую очередь относят управляющую (субъект) и управляемую (объект) части, внутренние связи, цели и функции, которые при их взаимодействии с другими компонентами среды приобретают синергетические свойства вещественно-энерго-информационного единства.

Анализ показывает, что предметная область антикризисного управления как типа управления представляет собой конгломерат отношений и связей систем управления разных уровней, взаимодействие которых не может быть обеспечено функционально из одного центра. Создание единого правового поля по "антикризисному управлению" для множества взаимодействующих субъектов обеспечивает лишь возможность его единообразного выполнения по общепринятым схемам. В оборот отношений формирования антикризисных усилий общества вовлекаются исполнительные органы государства, хозяйствующие субъекты (фирмы, корпорации, объединения, компании), субъекты инфраструктуры (финансовые, страховые, консалтинговые, аудиторские, инвестиционные компании), физические лица (население), некоммерческие организации. Формы существования указанных множеств систем, несмотря на их многообразие, имеют признаки идентификации, а связи и отношения представляются открытыми и иерархическими. Функциональное пространство антикризисного управления как системы представляет собой отражение ее предметной области, то есть аналогичный конгломерат элементов, образующийся на стыке взаимодействия систем управления разного уровня (человек, фирма, город, область, регион, государство). Задачи управления в такой структуре являются несовместными, распределенными и несинхронизированными. Антикризисные управленческие воздействия формируются по инициативе множества субъектов, распределены среди его носителей и нуждаются в консолидации, а время принятия решения подвержено вероятности выявления финансовой несостоятельности хозяйствующего субъекта.

Предметом изучения в антикризисном управлении как отрасли знаний является процесс реорганизации "нездоровых" предприятий для целей их дальнейшего развития. В природе и обществе все несовершенное разрушается, умирает, ассимилирует в среду или адаптируется в ней, продлевая свою жизнь и жизнь своего ближайшего окружения в среде. Взаимодействие и синергетика в подобных явлениях проявляются в отношениях субъектов и их организаций, реализуемых в определенной системе отношений. Главным ее элементом, как показано выше, являются процессы применения законодательных норм банкротства к субъектам хозяйствования. В содержание этих процессов входят элементы инициативы банкротства, судебного разбирательства, арбитражного управления, санации, ликвидации. Процессы диагностики, профилактики хозяйственных связей, проектирования, инноваций, направленные на упреждение кризисов, остаются за пределами антикризисного влияния. Государство принимает на себя функции чистильщика для тех предприятий, которые не справляются с принятыми на себя или возложенными на них обязанностями обеспечения своей жизнедеятельности, как триединой цели: рост, развитие, выживание.

Правильное представление функционального пространства достигается уточнением структурных построений систем управления как субъектов системного взаимодействия. Оценки кризисного состояния в российской экономике побуждают экономистов искать его причины в несовершенстве теории менеджмента, сферой которого определена производственно-хозяйственная деятельность предприятий. В такой ситуации вопрос о системности управления и критериях ее оценки становится насущной проблемой взаимодействия и развития социально-экономических систем разных уровней и масштабов.

Смещение доминанты интересов в среде многотипового управления может происходить двумя путями: 
-чем больше проблем у низовых систем, тем выше приоритет институциональных систем; 
-если у низовых систем нет проблем, то их всегда можно создать искусственно путем введения новых или реформирования старых условий взаимодействия.

Чем больше усложняется какая-либо институциональная система (налогообложения, страхования, регистрация собственности, пенсионного обеспечения, бухучета, аудита, антикризисного управления), тем больше возникает потребность в диверсификации менеджмента, в увеличении затрат субъектов хозяйствования на обеспечение системы управления, в стремлении познать поведение множества субъектов. Системность в социально-экономических системах проявляется не столько в правилах их внутренней организации, сколько в отношениях и связях между собой. Например, все надсистемы, реализуемые в формах институциональных систем, в том числе и системы государственного управления, определяют системам низшего порядка правила их функционирования. Множество таких явлений отражают смещение риска деятельности производителя на него самого. Состояние фирмы производителя имеет значение лишь для ее собственника, и кроме имущественного интереса со стороны инвесторов и посредников другой ценности не представляет.

Сложность выявления критериев системности в социально-экономических средах обусловлена многими причинами, в частности, отсутствием процессных моделей межуровневых отношений субъектов. Конкурентные отношения субъектов хозяйствования побуждают их к импровизации в своей деятельности, к придумыванию разнообразия продукции (работ, услуг), к удержанию лидерских позиций, в том числе и в сфере управления. Через системы государственного регулирования и управления (надсистемы) эти импровизации оборачиваются для них дополнительными проблемами развития. К ним в первую очередь относятся границы функционального пространства систем и их предметной области, границы социально-экономических систем разных уровней и масштабов (государственного управления и регулирования, муниципального управления, корпоративного управления и др.), границы тезауруса системы менеджмента. Исследование связей и отношений в границах трансформируемого пространства позволяют уточнить содержание управленческих задач для гармонизации отношений в развитии общества.

Рассуждения о путях выхода из кризисного состояния приводят к одному и тому же условию решения - наличию инвестиционных ресурсов. Природа инвестиционного голода объясняется парадоксально: денег в стране достаточно, но люди боятся их вкладывать в инвестиции, поэтому надо занять деньги у зарубежных инвесторов, которые тоже не доверяют российским менеджерам. Более того, преобладают мнения о том, что без внешних инвестиций развитие экономики России практически не возможно.

Главным в антикризисном управлении является обеспечение условий, когда финансовые затруднения не могут иметь постоянный характер. Речи о банкротстве при таком подходе быть не должно, поскольку должен быть налажен управляемый механизм устранения возникающих проблем до того, пока они не приняли необратимый характер.

Современные условия управленческой практики характеризуются наличием законодательных и организационных форм, позволяющих осуществить механизм накопления и инвестирования, как функции жизнедеятельности социально-экономических систем. При наличии в стране множества "слабых" предприятий, в том числе подлежащих конверсии, оздоровлению, реорганизации и т. п., их потенциальные интересы трансформируются в эволюционное развитие, что и подтверждается данными статистики за последние 5-7 лет: при отсутствии препятствий инвестициям они отсутствуют в достаточной мере. Для активизации этих процессов необходимы дополнительные меры государства, ориентированные на интересы малого и среднего бизнеса, а также населения. В целях стимулирования этих процессов целесообразным представляется внедрение в практику управления региональных программ развития.

Комментариев пока нет