Проблема признания прав индигенных народов

В эпоху колониальных завоеваний и покорения новых земель завоеватели осваивали новые территории, уничтожая или подчиняя себе коренные (индигенные) народы – живущие в современных государствах наследники более раннего населения занимаемых ими ныне территорий, приверженные своей земле и традиционному образу жизни.

Начиная с XX века вектор отношения к ним начал постепенно меняться. С созданием ООН усилился процесс признания прав и защиты индигенных народов. На первой стадии признавались их личные права, затем – политические, социально-экономические, а ныне – эксклюзивные права. Сформированная веками традиционная культура стала охраняться законами об интеллектуальной собственности. В последние десятилетия вырабатывается принцип добровольного, предварительного и осознанного согласия коренных народов на затрагивающую их интересы деятельность представителей окружающего мира – правительств, бизнеса и «объемлющих» обществ. В правовых текстах эта валентность («согласие на что») часто остается не заполненной.

Данный принцип стал предметом рассмотрения в статье кандидата филологических наук, ведущего научного сотрудника Центра глобальных проблем Института международных исследований МГИМО Павла Борисовича Паршина «Взаимодействие коренных народов с окружающим миром: принцип свободного, предварительного и осознанного согласия».

Сегодня основные права и принципы защиты коренных народов прописаны в «Декларации прав коренных народов», принятой Генеральной Асамблеей ООН 13 сентября 2007 года. Её предшественником являлась Конвенция Международной организации труда №169 от 27 июня 1989 года. В ней впервые упоминалось «свободное и информированное согласие» на перемещение коренных народов. В текущей Декларации принцип сформулирован как «свободное, предварительное и осознанное согласие» на:

  • перемещение коренных народов с их земель и территорий (Статья 10);
  • правовую защиту в случае отчуждения их культурной, интеллектуальной, религиозной или культовой собственности (Статья 11, пункт 2);
  • реализацию законодательных или административных мер, которые могут затрагивать коренные народы (Статья 19);
  • право на возмещение в виде компенсации за земли или ресурсы, изъятые в прошлом без их согласия (Статья 28, пункт 1);
  • хранение на их территориях опасных материалов (Статья 29, пункт 2);
  • утверждение любого проекта, затрагивающего их земли или территории и другие ресурсы (Статья 32, пункт 2).

 

Безусловно, будучи частью современного мира, индигенные народы не могут существовать в отрыве от внешнего мира, государства, на территории которого живут. Сегодня уже невозможно действовать прежними силами, используя «право сильного». Сейчас де-факто перед ними стоит выбор: интеграция или максимально возможная изоляция от доминирующего народа.

Такое взаимодействие в любом формате должно происходить на основе взаимного уважения и согласия на взаимодействие. Автор статьи подчёркивает, что оно должно быть обязательно свободное и с осознанием последствий, что возможно лишь после заблаговременного информирования.

Ещё в XX веке стал подниматься вопрос о создании универсальной правовой фиксации и углублении гуманитарного содержания отношений доминирующих и индигенных народов, сохранения национальной традиционной культуры, «особости». Консенсус был достигнут в отношении следующих положений:

  • земель, сакральных территорий;
  • договоров и соглашений;
  • промышленной добычи полезных ископаемых, природных ресурсов, заповедников и сферы туризма;
  • изучения, организаций, проводящих исследование;
  • отношении политических или законодательных действий, относящихся к индигенным народам.

В Канаде в результате важнейшего соглашения о земельных притязаниях коренных народов, которое было заключено между правительством и коренным народом инуитов (североамериканских эскимосов), в 1999 году была создана территория Нунавут, являющаяся родиной канадских инуитов.

Индийский Закон о правах на лесные угодья 2006 году предусматривает права включенных в списки племен на лесные угодья, находившиеся в индивидуальном или общинном владении на основании решений сельских собраний и требует согласия общин на их переселение.

В 2013 году Конституционный суд Индонезии восстановил права коренных общин на традиционно принадлежавшие им лесные угодья, которые ранее считались «государственными лесами».

Колумбия и Соединенные Штаты, выделили коренным народам в распоряжение участки земли или территории. Российская Федерация приняла в 2001 году Федеральный закон о территориях традиционного природопользования, в котором признается право коренных народов на пользование землей

Однако нормативное закрепление положений – это одно, а реальная практика – порой совсем другое. К примеру, получение согласия часто трактуется очень широко, например, к нему приравнивается предварительное уведомление, хотя это неправомерное ослабление требований к получению согласия. Помимо этого, право вето в отношении затрагивающей жизнь индигенных народов деятельно, которым они обладают, также часто обходится под прикрытием национальных интересов. К примеру, в США третий год с разной долей успеха в судах идет борьба индейцев сиу с нефтяниками по поводу проекта строительства нефтепровода Dakota Access.

Другой проблемный вопрос – должно ли право на согласие добычу ископаемых, разработку территории, охоту, рыболовство и другое распространятся только на индигенные народы или еще и на другие местные народы, находящиеся в меньшинстве на своей исторической территории. Особенно этот вопрос актуален для России, где обилие национальных республик и автономий с коренным населением, заметно уступающим русским по численности. Также у индигенных народов часто нет представителя, спикера, говорившего от имени народа, в связи с чем невозможно юридически закрепить консенсус. Важно понимать, что никакое согласие не является на самом деле абсолютно свободным, и технически оно открыто для манипуляций, которые могут быть как сознательными, так и несознательными.

Таким образом, принцип свободного, предварительного и осознанного согласия посредством №мягкой силы» всё прочнее обживается в международных и национальных нормативно-правовых актах. Это свидетельствует о постепенном смене интеграционного подхода в отношении к коренным народам к комплексному признанию и защите их прав, однако на практике продолжают сохраняться системное сознательное и бессознательное нарушение, игнорирование прав этих народов, отсутствие равноправного диалога.

Автор: Шаяхметов Арсен Маратович, научный сотрудник Научно-исследовательского и информационного центра Башкирской академии государственной службы и управления при Главе Республики Башкортостан