PRO-аналитику

В конце минувшей недели, объявленной в России нерабочей из-за пандемии коронавинуса, страна узнала, что ее ожидает. Президент Владимир Путин продлил режим самоизоляции граждан до конца апреля. Объясняя мотивы и основания этого решения, глава государства назвал ряд моментов, которые мне как аналитику показались весьма красноречивыми. Внимательно прослушав, а затем еще раз прочитав речь В.В. Путина, я выделил несколько любопытных высказываний Президента, показавшихся мне знаменательными. О чем идет речь? Сейчас объясню.

Итак, Президент указал на то, что:

- Нерабочая неделя и режим самоизоляции «позволили нам выиграть время для упреждающих действий, для мобилизации всех органов власти, для наращивания ресурсов системы здравоохранения для того, чтобы бороться с эпидемией максимально эффективно, используя как наш собственный опыт, так и лучшие практики других стран»;

И далее:

«… ситуация меняется, и в разных регионах, даже в их отдельных муниципалитетах, она также складывается по-разному. <…> Поэтому где-то должны соблюдаться более жесткие ограничения, а где-то <…> достаточно локальных, точечных решений. <…> В этой связи субъектам, главам субъектов Федерации будут предоставлены дополнительные полномочия».

Каждый, кто интересуется, может сам найти эти высказывания Президента, прочитав текст его Обращения от 2 апреля, оно опубликовано. В частности, я цитировал по интернет-порталу«АИФ.RU» (https://aif.ru/politics/russia/polnyy_tekst_obrashcheniya_vladimira_puti...).

В своем обращении Президент рассуждает не как «самый главный начальник» и «начальник начальников», а как стратег и лидер. Он использует такое стратегическое понятие как «упреждающие действия», требует думать о том, как бороться эффективно, а не навалом, отмечает ценность учета, как собственного, так и чужого опыта. Переходя к дальнейшим шагам, Президент призывает лиц, принимающих решения, и, прежде всего, власти на местах, не действовать по шаблону, учитывать разнообразие местных условий, брать на себя ответственность, как за эпидемиологическую ситуацию, так и за ситуацию в экономике, а не копировать бездумно все, что делается в центре.

Подумалось: много ли у нас таких лидеров-стратегов, которые умеют мыслить и действовать вот так? И сколько их нужно в такой огромной стране, чтобы это почувствовать? Десятки, сотни тысяч? А сколько их, так сказать, в наличии? Часто ли они встречаются по жизни?

И мне захотелось внести свой личный вклад в то, чтобы стратегически мыслящих и действующих людей у нас в государстве, в обществе стало больше. Ведь они очень нужны, необходимы, чтобы страна развивалась, двигалась вперед, становилась более конкурентоспособной. Результатам этого стали заметки, которые я назвал «Pro аналитику», потому что в этом понятии, если брать его широко, с прицелом на практику, а не только как теоретический концепт, сошлось все вышеупомянутое: стратегия, учет особенностей и различий, поиск эффективных решений и много других полезных и интересных вещей.

PRO аналитику

Как все начиналось. Начиналось все с новостей. Сообщения об эпидемии в Китае, вскоре оказались в центре внимания в мире, заслонив собою, порой, новости внутренние. Сделаем для себя первую «зарубку»: новость, попавшая в центр внимания, хоть отдельного человека, хоть всего мира, – это отправная точка для аналитики. Новость нужно, во-первых, проверить, убедиться, что она не «фейковая», что нас не вводят в заблуждение. А проще (и точнее) выражаясь, информация, содержащаяся в новостях, должна: а) быть достоверной, т.е. иметь подтверждение, б) логически не противоречивой с позиции здравого смысла, в) должна действительно содержать что-либо новое, актуальное об обстановке, иметь какой-то смысл и значение для нас. Кстати говоря, информация о COVID19 этим требованиям, в основном, соответствует.

Когда первый шок от событий стал проходить, руководители страны, как и простые люди, стали задаваться вопросами: что же это за зараза такая? Насколько она опасна для нас, для каждого? Придет ли этот вирус к нам, и как от него в таком случае защититься? Что вообще делать с этой ситуацией, к которой никто заранее не готовился?

Делаем вторую «зарубку»: одних лишь новостей – даже актуальных, значимых –нам недостаточно. Ради безопасности или просто из любопытства хочется знать больше, что стоит за той или другой новостью (плохого или хорошего). Хочется, чтобы нам объяснили, чего следует ожидать, чего опасаться (или, напротив, чему радоваться), к чему готовиться? Или – а вдруг – можно расслабиться и не обращать внимания?

Мы хотим подробностей, пояснений, чтобы кто-то сведущий нам рассказал, что все это значит? И как к этому относиться? Если такой знающий специалист (реальный или мнящий себя таковым) имеется, наша потребность в понимании будет в принципе удовлетворена.

Здесь нужно сделать еще одну остановку, чтобы сказать несколько слов о таких важных для аналитики вещах, как «общее» и «особенное». Обычному человеку для того, чтобы ориентироваться в обстановке и, не боясь, жить дальше, часто бывает достаточно минимума самых общих сведений и представлений при условии, что жизнь меняется медленно, или вообще не меняется долгое время. При этом любые детали, не находящие практического применения, становятся лишними, мы их прочно забываем. Много ли каждый может вспомнить таких деталей, например, из курса школьной химии (если конечно в жизни человек не имеет к химии никакого отношения)?

Общая информация помогает понять в целом смысл происходящего в той мере, чтобы в нем ориентироваться, чувствовать себя защищенным, понимать общее направление, в котором двигаться. Например, в отношении СOVID19 это может быть текущая официальная статистика, сколько людей и в каких регионах заразилось за истекший период (день или неделю), сколько выздоровело, сколько погибло.

Уже этого в принципе может быть достаточно, чтобы в целом ощущать себя, что называется, в курсе событий, и даже делиться новостями с другими, кто еще не владеет этой информацией, как-то комментировать обстановку, давать свои оценки, высказывать предположения, суждения общего характера. Одна из особенностей общей информации заключается как раз в том, что ее требуется относительно немного и не столь глубокого свойства, не столь значимого характера, чтобы многие люди в общем и целом понимали происходящее, имели о нем свое представление. И даже по-своему его оценивали, судили о нем, делали необходимые выводы, которые им близки.

Это как раз тот случай, когда небольшой объем даже явно поверхностной информации из заслуживающего доверия, авторитетного источника решает большую задачу государственной важности: посредством обеспечения регулярной информированности населения удалось обеспечить общественное спокойствие, что способствовало поддержанию порядка, сохранению подконтрольности и предсказуемости обстановки. Эти меры особенно важны и значимы в условиях, когда обществу грозит серьезная (в прямом смысле смертельная) опасность и требуется не допустить паники, распространения недостоверных и вредоносных слухов, защитить от их влияния население.

Но и в сугубо мирной жизни немало примеров того, что мы назвали выше общей информацией. В частности, пример такого рода информации, которая питает массовую информированность, являют собой новости, поставляемые средствами массовой информации (СМИ). Перед СМИ, как правило, стоит задача обеспечить интересную (подчас нарочито интригующую) подачу информации и таким образом порой искусственно подогреть интерес к ней, стимулировать ее потребление, что, безусловно, диктуется не в последнюю очередь коммерческим интересом самих СМИ.

Когда мы характеризует информацию как общую, это не означает, что информация плоха, недостойна нашего внимания или, тем паче, предосудительна и не заслуживает называться информацией. Конечно, ничего подобного мы в понятие общей информации не вкладываем и не пытаемся. Всякая информация, если она достоверна, объективна и актуальна, получена из заслуживающего доверия авторитетного источника, является в этом смысле качественной. Более того, общая информация, как и всякая информация вообще, может носить узкоспециальный характер и, соответственно, требовать в этой связи для своего понимания известных интеллектуальных усилий (порой немалых) и, в том числе, специальной подготовки.

Например, даже общая, начальная информация о коронавирусе в устах специалиста-вирусолога вряд ли обойдется без специальных терминов и понятий – ведь у каждой узкой сферы знаний разработан свой специальный язык, свой понятийный аппарат, свои представления. Но от этого информация ничуть не становится менее общей. Определяющим здесь является отнюдь не признак сложности или простоты информации для нашего понимания.

Напротив, часто общая информация как раз является наиболее сложной, если речь идет о научных знаниях. Общей же информация становится в соответствии со своим назначением, которое состоит в том, чтобы пролить свет на какой-то интересующий, актуальный вопрос, помочь составить о нем цельное, непротиворечивое понимание. А также, дать возможность оценить смысл и общее значение новых порций информации на ту же или близкую тему. Это как минимум.

А как максимум общая информация, когда она получена и усвоена, провоцирует у взыскующего человека следующий вопрос: «Ну и что? Да, информация, может быть интересной (или казаться таковой). Что с того? Насколько она актуальна для меня лично, для моего дела, моих целей, намерений? Что я должен (могу, хочу) с этой информацией и с ее помощью сделать, каким образом ею воспользоваться?»

Возвращаясь к пандемии коронавируса, мы говорим: одной только общей информации нам недостаточно. Она помогает контролировать общественную обстановку, бороться со слухами и злонамеренными информационными вбросами, поможет сохранить спокойствие и порядок, потому что паника и хаос могут навредить нам всем еще раньше, чем до нас доберется коронавирус. Но борьбе с ним общая информация поможет не сильно. Здесь нужна информация иного порядка.

Чтобы понять, какая именно информация нам необходима для успешной борьбы с пришедшей бедой, нужно смотреть по сторонам, а не только вглубь понятий, даже самых полезных, любопытных, актуальных. Любая информация, даже самая, казалось бы, интересная, актуальная, новостная, будет носить отвлеченный характер до тех пор, пока ее целью будет оставаться просвещение, попытка обратить на что-либо наше внимание. Пока мы не задались вопросом, как использовать просвещающую нас информацию для решения стоящих перед нами актуальных проблем? И кто это должен сделать?

Для реальной борьбы с коронавирусом потребовалась информация самая что ни на есть особенная и конкретная. В том числе, помогло изучение имеющегося опыта, как успешного, так и, что может быть даже важнее, – неуспешного, опыта ошибок. Здесь как нельзя кстати народная мудрость, что учиться на чужих ошибках это признак ума. (От себя добавим, что учиться вообще полезно, а учиться на собственных ошибках это признак ума вдвойне, т.к. признание заблуждений есть первый шаг к их преодолению). В борьбе с коронавирусом нашими учителями стали государства, борющиеся с этой же угрозой – Китай, Италия, и США и многие другие, а также Всемирная организация здравоохранения, ряд других международных структур, собирающих информацию о противостоянии пандемии коронавируса в мире.

Мы прислушиваемся ко всем, изучаем, что происходит и у нас, и вокруг нас. И это тот путь, который приближает нас к выработке верных, эффективных решений. Особенная информация это такая, без которой – при всем имеющемся знании и понимании – не найти решения имеющегося вопроса или проблемы. Тем более не решить эффективно, т.е. с минимумом потерь и затрат, при ограниченных ресурсах и в неблагоприятной обстановке. А на практике, надо сказать, все именно так и обстоит: побеждает тот, кто предложит самый эффективный вариант решения, а не только решение вообще.

Сейчас Президент и Правительство страны, власти в регионах, бизнес-сообщество, различные медицинские и иные организации работают над пониманием именно такого решения, чтобы представить свое видение, свои предложения и рецепты друг другу. Эта работа началась только после того (и в результате того), когда была в необходимой мере осознана вся доступная общая информация, анализ которой показал масштаб проблемы, и стало понятно, что готовиться нужно к худшему. Не только в плане эпидемиологической ситуации, но в части ситуации в экономике, от которой зависит жизнь огромного числа граждан.

Худшего никто не хочет. Поэтому те, кому есть, что предложить в этой ситуации (и, прежде всего, кто обязан это делать по долгу службы и положения) взяли «голову в руки» и начали думать, анализировать, рассматривать множество альтернатив, различные сценарии, различные варианты действий. Безусловно, с учетом имеющихся ограничений – по ресурсам, по сознательности граждан, по расторопности чиновников и по многим другим направлениям, где существуют реальные ограничения, требующие к себе внимательного отношения и учета. И это уже требует полноформатной аналитической работы.

В чем она состоит – поговорим об этом в следующий раз. До встречи.

Игорь Рабинович, политический аналитик.