Есть мнение Статьи Открытая трибуна

Премию - достойным! Окончательная дискредитация Нобелевского комитета по "сути"

09 октября 2017
Иногда слишком мало надо для того, чтобы понять не просто суть происходящего, но расстановку сил в контексте контроля над знаковыми структурами и организациями. И с этой точки зрения Нобелевский комитет получает максимум баллов, как организация, полностью расставившая точки над «Ё», и однозначно определившаяся в своих политических симпатиях и антипатиях.

Упреки в адрес Нобелевского комитета, и в первую очередь в силу неоднозначного и откровенно политизированного выбора лауреатов двух премий – по литературе и премии мира – звучали уже неоднократно. Возможно, присуждение этих премий в 2017 году было даже более адекватным, особенно на фоне роста внешнеполитических угроз и противостояний, а лауреаты – вполне достойные люди. Вот только «осадочек» никуда не исчез, а элементарный анализ демонстрирует абсолютную «заряженность» Нобелевского комитета на продвижение вполне конкретной и идеологически оформленной позиции.

Начнем с литературы. В 2017 году лауреатом премии стал японец. Нет, не Харуки Мураками, известный во всем мире своими произведениями и не нуждающийся в особых представлениях для большинства читающей публики, и который также был в числе номинантов этого года. Им стал постмодернист и «британец японского происхождения» Кадзуо Исигуро. В отличие от того же Мураками, и не смотря на наличие переводов на русский язык, этот автор все-таки нуждается в представлении. И просто блестящую фразу из текста решения Нобелевского комитета процитировало большинство российских СМИ, в «кои то веки» обративших внимание именно в суть вопроса. Кадзуо Исигуро получил награду за то, что в своих «романах большой эмоциональной силы раскрыл бездну под иллюзорным смыслом нашей связи с миром». Прочтите фразу, задумайтесь (если необходимо, прочтите ещё раз) и....

Иллюзорность реального мира, отныне подкрепленная авторитетом нобелевской премии. Что может быть адекватнее для уже не первого поколения, растущего в виртуальной реальности информационно-коммуникативных технологий, PR и маркетинговых средств управления поведением и господства «брендов»? Без комментариев.

Нобелевскую премию мира получила организация ICAN, что расшифровывается как Международная кампания по отказу от ядерного оружия (International Campaign to Abolish Nuclear Weapons). Разумеется, негосударственная, неправительственная, «глубоко» общественная т.п. организация, заявившая о своем существовании всего 10 лет назад (в 2007 году) в Мельбурне (Австралия) и сегодня имеющая филиалы аж 141 стране мира и штаб-квартиру в… Швейцарии. Видимо, бороться за мир и ядерное разоружение лучше «из оттуда». Кстати, даже в английском сегменте Википедии, статья об этом общественном объединении занимает не более 2-х страниц, и не содержит никаких особых подробностей. Разумеется, без указания на источники финансирования и прочие «мелкие» подробности, позволившие достаточно молодой (а по меркам антивоенного и антиядерного движения совсем юной структуре) создать столь глобальную сеть представительств и стать лауреатом самой престижной премии. И это при том, что общественных объединений, движений, ассоциация и организаций, борющихся за «мир во всем мире» - десятки, если не сотни. И многие из них, не только лучше известны, но и имеют реальные заслуги перед человечеством, например, запрет на нейтронное оружие и его существование в арсеналах держав «ядерного клуба».

И в данном случае комментарии излишни. Подтверждение статуса «борцов за мир» оформлено международной премией и всеми бонусами, связанными подобным обладанием. При этом «организация получает награду за свою работу по привлечению внимания к катастрофическим гуманитарным последствиям использования ядерного оружия», о чем и сообщается в официальном коммюнике Нобелевского комитета. Почему, например, не получила соответствующую премию какая-нибудь из общественных организаций Хиросимы или Нагасаки, жители которых, а также их потомки, остаются главными свидетелями «гуманитарных последствий использования ядерного оружия», вопрос абсолютно неуместный.

Сегодня, впрочем, как и 50 лет назад, существование «ядерного клуба» государств является главным, и фактически единственным, фактором, гарантирующим мир от очередной мировой бойни. Именно угроза гарантированного ядерного взаимоуничтожения ставит лидеров мировых держав перед вполне однозначным и не всегда приятным выбором: или путь компромиссов, взаимного уважения и ответственности за принятые решения, или ядерный «армагеддец» всего человечества. И с этой точки зрения было бы весьма интересно понять, каким видят путь к безъядерному миру и сам этот мир новоявленные нобелевские лауреаты.

Кто, как, когда и в какой последовательности должен отказаться от ядерного оружия? И кто, какими методами и средствами, а также за чей счет будет осуществлять непрерывный контроль над ядерным разооружением, и что не менее важно, за последующим использованием мощностей, способных произвести ядерное оружие на территории не менее 10-ка крупных держав в считанные месяцы? Бред, однако! Просто потому, что в истории человечества до сих пор нет ни одного примера тому, чтобы хоть от одного вида оружия, уже изобретенного и созданного, это самое человечество отказалось – полностью и единодушно.

А значит, вновь глобальный PR, и статус организации - лауреата премии мира. Да, подобным не «проведешь» лидеров держав «ядерного клуба», однако вполне реально воздействовать на общественное мнение в странах, в него входящих. Очередной инструмент, получивший, по аналогии с компьютерными играми, «бонус» в игре.

Всё это не умаляет значение нобелевской премии и статус её обладателей, особенно тех, чьё звание получено за реальные заслуги перед человечеством. Кстати, если уж стало обычным давать нобелевские премии по физике, химии и в других дисциплинах за открытия, совершенные 50 – 80 лет назад, то есть за вклад в науку, то почему бы не присвоить нобелевскую премию по литературе, например, Пушкину, Л.Н. Толстому или Достоевскому? Ну, или чтобы автора не обвиняли в великодержавном шовинизме, Шекспиру или Марку Твену?

Резюме, к сожалению, не благоприятно для будущего нобелевской премии, по крайней мере, в двух описанных номинациях. Становится окончательно понятным, что и сама премия, и процедура присуждения, и статус обладателя – окончательно превратились в PR-инструмент, обладатель которого профессионально использует его в определенных, идеологически «правильных» целях. Что нивелирует общемировой статус премии и её лауреатов до уровня банальных пропагандистов вполне конкретных идей, взглядов и, что немаловажно, действий.

Комментариев пока нет