Правительственно-парламентский кризис как закономерный итог развития политической жизни Украины после Майдана

Парламентско-правительственный кризис на Украине, результатом которого стала смена кабинета министров, стал закономерным следствием процессов, начавшихся с насильственной смены власти в 2014 году.

Изменения в конституции страны, принятые после отстранения от власти Виктора Януковича, создали своеобразную трехэлементную структуру во власти, которая включает в себя президента, правительство и парламент Украины. Взаимодействия внутри этого треугольника, наряду с внешним давлением, стали определяющими для всей политической жизни государства. Стремление Петра Порошенко монополизировать власть при наличии обострившихся или появившихся после Майдана политических и экономических противоречий стало главной причиной кризиса, завершившегося сменой правительства именно в данное время. Но более глубокие причины — отсутствие реальной политической борьбы, территориальная фрагментация страны, стагнация экономики и тяжелое социальное положение населения — с новым составом Кабинета министров не имеют предпосылок для исчезновения. И все они стали прямым результатом победы Майдана и насильственной смены власти и внешнеполитического курса страны.

Борьба олигархических группировок за перераспределение активов на территории страны наряду с ухудшением отношений с Россией и конфликтом на Донбассе, стала важнейшим фактором, влияющим на внутреннюю и внешнюю политику. Кадровые перестановки во всех ветвях власти страны, которые проводились под лозунгами необходимости борьбы с внутренней угрозой в лице коррупции и внешней со стороны России, были проведены в интересах олигархов-спонсоров Майдана. Соревнование идеологий было исключено из политического процесса ограничением свободы слова путем установления гегемонии в образовании, культуре, СМИ и официальной риторике украинского национализма, имеющего необандеровскую русофобскую направленность, а также принятием закона «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов и запретом пропаганды их символики» и запретом деятельности Коммунистической партии Украины (КПУ) на территории страны. Широкое распространение получили внесудебные расправы над противниками курса официального Киева и господствующей националистической идеологии [1].

В таких условиях большое преимущество получил один из олигархов, Петр Порошенко, ставший президентом, а Верховная Рада стала после выборов 2014 г. результатом не политического соревнования, а олигархического противостояния и последовавшего за ним временного консенсуса [2], [3]. Его итогом, а также следствием внешнего давления со стороны Запада, стало правительство Арсения Яценюка, включавшее не только представителей парламентской коалиции, но и ряд иностранцев. При продолжающихся конфликте на Донбассе, экономическом спаде, снижении уровня жизни именно Кабинет министров оказался объектом критики как внутри страны [4], [5], [6], [7], так и за ее пределами [8], [9]. Украинские политики и олигархи с помощью давления в медиа на Яценюка боролись за свое влияние, а западные СМИ озвучивали позицию кредиторов страны, международных финансовых организаций и органов власти иностранных государств, требовавших сокращения социальных обязательств со стороны Киева и проведения реформ в интересах транснационального капитала и критиковавших правительство за их затягивание.

Территориальная фрагментация страны была обусловлена нелегитимностью новых властей среди большого количества населения. Этот процесс продолжился и после установления относительно статичной линии фронта на Донбассе и заключения Минских соглашений. Закон о децентрализации власти, призванный остановить обособление регионов путем смещения акцентов местного самоуправления на муниципальный уровень и предоставления в руки президента новых инструментов влияния на губернаторов, временно «заморозил» ситуацию в данной сфере [10], однако даже в существующей редакции он пока не принят [11].. Результаты местных выборов, прошедших в 2015 г. показали, что произошел передел зон влияния олигархических группировок, который привел к углублению противоречий между регионами [12]. И состав нового правительства, которое теперь состоит практически полностью из уроженцев западных и центральных областей Украины, показывает, что региональный дисбаланс, а также неравноправные отношения Киева с юго-востоком страны не только не исчезли, но и стали еще более заметными.

Тяжелое положение экономики Украины стало результатом потери Крыма, войны на Донбассе, отказа от евразийской экономической интеграции и ограничений в отношениях с Россией, наложенных властью страны практически в одностороннем порядке. Произошло падение ВВП на 18 %, 66 %-ная девальвация национальной валюты, почти двукратное падение реальных доходов населения, сокращение украинского экспорта на 40 % [13]. Из-за «торговой войны» с Россией потери Украины составили 98 миллиардов долларов [14]. Все это стало прямым следствием геополитического курса, который был навязан стране после Майдана и является его прямым следствием. В условиях падения уровня жизни населения и рецессии в экономике образуется и политическая нестабильность, что отражается на стабильности институтов власти и их взаимоотношениях.

Социальные, экономические и политические процессы, запущенные победой Майдана, стали причинами кризисных явлений во взаимоотношениях ветвей власти на Украине. Это привело к отставке правительства Яценюка и появлению нового состава Кабинета министров во главе с Владимиром Гройсманом. Такие кадровые перестановки не являются принципиальным решением возникших проблем и показывают, что при курсе действующих украинских властей его найдено не будет, что гарантирует продолжение кризисного периода в политической жизни постмайданной Украины.