Посвящается Арбениной

Посвящается Арбениной

Еду к тебе узнать, что вернусь одна. 
"Милитари" пиджак, очки, бандана, фотки достала со дна. 
Каждый день в Инстаграме как смысл жизни "Доброе утро, страна!",
Я так боюсь сюда возвращаться одна. 

Скучаю по солнцу и морю, город уходит во тьму,
Тебе написала в почту, зачем - никогда не пойму.
Снег выпадает на белые волосы, с грустью его приму
И рок-н-рольной волною исчезну в твоем дыму. 

Мы бы вдвоем разбежались и прыгнули в океан,
Много еще неизведанных зимне-весенних стран.
Клевая осень, ты что-то не спросишь, и сны упадут в карман.
Я уезжаю в дерущийся снегом, твой ледяной Магадан. 

Не обижаешься, любишь зиму, жарко тебе в мороз.
Меня пробирает дрожью наивных, скучных и сладких грез.
Я умоляю, чтоб питерский ветер скорее меня унес
Туда, где впервые встречу причину осенних слез.

И взгляд будет жарким, а воздух легким, как будто ночной Париж,
Меня обновляет от zero до сотни, и небо уносит с крыш.
Сегодня мы встретимся, знаю точно, ты ночью так редко спишь,
И нас забирает в свои подворотни московская душная тишь. 

Ты пишешь руками, ласкаешь губами, поешь от зари до зари,
Я строго по средам себе разрешаю немного устать от земли.
Влюбленная в небо, ты словно прощаешь все подлости горькой любви,
И кажется мне, ты неслышно шепнула, что где-то есть корабли...

Полякова М.,10-а
 

***

двое не спали в жару -30
рядом бродила простывшая смерть
хотела у них приютиться
за окнами град добивал влюбленных по крыше
и слышно было соседям как души актерские дышат
меня отпускает твой голос 
я больше не вою
на нашем диване который запомнил обоих
и множество песен сказать за меня это сможет
но новый сюжет не торопится
день не сложен
не слажена музыка еще ничего не возникло
в душе как труп охладевшей и в пальцах поникших
и только февральские слезы с небес морозят седеющий волос
я делаю все чтобы больше не сметь полюбить твой голос
кофейни центральных на кадры Парижа похожи
Миланские бары с тем что ты так любишь не схожи
и слава богу кричу на своем перекрестке
что нить так связавшая нас стремительно рвется
и тает зима слава богу она уходит
я больше так сильно любить не смогу и это подходит
пройдет еще месяц и можешь ко мне приехать
на вечер кофейный единственный и со смехом
на раз окунуться в скучающие постели
и вспомнить замерзшие в инее ели
метель на проспекте который нам больше не нужен
и за присутствием вин отсутствующий семейный ужин
а дальше пройдет полгода
ты встретишь глаза мои на афишах
начнется такая погода 
в которую можно остаться уже ночевать на питерских крышах
быть может ты вспомнишь тепло и найдется кольцо под подушкой
поплачешь под песни с любимой разбитой кружкой
меня придется ловить по городам и весям
и я отвечу только когда на небе звезды повесят
и примет нас город который не стал случайным
в котором мы никогда не будем в беседках чайных
а только лететь по мостам навстречу стихии
и где-то под утро заканчивать все стихи и 
конечно утопит когда-нибудь радость
и может вернется то что сейчас осталось
в моем пиджаке в котором к тебе ходила
и значит воскреснет любовь которая нас мирила 
пока что спокойными одинокими будем
до ужаса странные взрослые люди
в душе не уставшие быть детьми на коленях у мамы 
и клеить невкусные жвачки на школьные рамы
любовь не уйдет но просто переболеем
оставим друг друга дышать и новое склеим
я знаю что нужен воздух теперь нам обоим
что мне нужна краска на стенах вместо обоев
что волосы белые к черту уже достали
что чувства болеть за других уже просто устали
и мне остается талант бесконечный
писать для тебя не тебе безупречно
и если нас белые в инее ели полечат
то в марте вернемся свободно на новую встречу
а если такого увы или ах не случится
забуду твои глаза и пение птицы 
за старым моим фортепиано в пустой квартире
я может любила. но знаешь не жалко. 
прожили четыре. 
пускай чувства глохнут 
душа превращается в иней.
я обо всех забуду. 
тебя похороню. 
перебью всю посуду. перебешусь. 
возможно мы не готовы к чуду
нам было тепло. салютую и мчусь
делать стильно красиво на сцене
в стихах и всегда при деле
я больше не в теме
пьяных угаров и глаз которые надоели.
спасибо тебе за театр. 
я в нем. отдельно.

   Полякова М., 10-а

 

***

хочу 
уехать 
с тобою
в синие дали 
к горам которые нас пока не видали 
к снежинкам 
застывшим как вечность на длинных ресницах 
и возле камина 
обнявшись
с тобою ютиться 
хочу 
с тобою 
уехать 
туда где всегда красиво
где в парках и скверах растут 
плакучие ивы 
где кофе за столиком 
в улочках узких особенно пахнет 
где местные люди так любят и носят цветные рубашки 
где город как книга 
и книга как город 
бежать никуда не надо
где вместе с тобою
мы вместе с тобою
забудем про все круги ада
где мы – одиноки
но вместе мы любим
и дышится очень просто 
когда на цветочном балконе покурим
берлинские папиросы 
хочу 
уехать 
с тобою
в тепло где слоны катают
мы будем скитаться 
по пляжам по раю
и вечером целоваться 
тебя мне знаешь так не хватает
так не хватает знаешь 
я просто мечтаю 
пишу 
сочиняю
надеясь что ты прочитаешь.

Полякова М., 10-а

 

***

по Арбату гуляют 
то двое то трое то четверо
на большее их не хватает 
как будто уже отбитые
ноги уставшие
волосы сбритые 
(по вискам?)
в правом ботинке колется прошлое 
рука ныряет в карман
пакетик сахара 
украденный из кофейни
спасибо за песни за вечер 
за наши глинтвейны 
километры дорог
пройденных поцелуями 
нас сможет простить только Бог
mon ami. 
мы остаемся окурками camel у этой кофейни
мир нас не замечает не признает
придумал проблему
чтобы мы 
слились 
зарылись
заразились пьяным угаром 
и нечто худшим друг у друга 
чтобы нас 
на одной
из зеленых станций
убила вьюга 
но мне знаешь кажется 
все проще намного
я больше не буду переживать
это уже не тревога
это знаешь кажется 
просто жизнь идет мимо 
и все выглядит странно и непонятно 
как неудачная пантомима. 
да милая это жизнь проходит мимо!
мы еще молодые 
и заработаем денег
уедем на север
потом на море 
и кончим плохо если туда не уедем
будем с тобою по жизни соседи
как дети что не знают друг друга
но очень любят случайно встречать на качелях
знаешь 
я все еще помню
про белые в инее ели. 
мне впрочем кроме тебя
все остальные уже надоели
я рада была бы снять тебя с поезда
среди новогодней метели 
и уже тогда не дать уехать
уже тогда слышишь не дать уехать!
горе по нашему небу
скучаю по октябрю и первому снегу
но это ладно
просто мысли к обеду.
я без тебя больше не ем этот суп 
не еду как раз туда
где ты любила обедать
и вот уже стекает февраль – вода
а я не знаю 
черт возьми я не знаю
не понимаю
где тебя носит
какие взгляды кому бросаешь
что твои ноги сегодня косит
по кому ты скучаешь 
в какие бары тебя заносит
почему плачешь ночами 
я хочу знать 
слышать 
твой голос
этот 
холодный тон
бездомный как будто
я по тебе скучаю
каждое утро
письма твои получая 
вздыхаю
кричу
отпускаю
слышишь
верни мне свой голос 
над ухом 
в живую
нам станет теплее чем было
клянусь
обещаю.

Полякова М., 10-а

 

***

температура сто.
навсегда дар речи потерян
навсегда злые метели
нас выдержал стол
наши тела и письма.
валялись в осенних листьях
температура сто!
делаем ставки 
жизнь – лото!
температура сто.
теперь мы умираем со стихами
ну и что?
теперь не спим отдельно
до шести утра
не сделали ни разу мы добра.
навсегда дар речи потерян
взглядом ищу в толпе
мой поэтический дар расстрелян
мое сердце в её темноте.
навсегда застываю в морозах
-34 в душе.
навсегда в элегантных позах
оставляю на нас клише. 
оставляю чужие строки
заменяя ими свои
и чужие для жизни сроки
мне приятнее чем мои.
потолок на меня провисает
и нет воздуха у окна
только дым сигарет спасает
да простит мне его она!
да простит мне моя луна
мои литры сухого вина
только ночь узнает одна
как спускаюсь до самого дна.
температура сто.
рифмы нету уже потом
вспоминаю про общий дом
и как холоден наш дурдом!
как аморфно горят глаза
как сверкает игривый оскал
ртуть из крови и бирюза
занавесок и всех зеркал.
навсегда дар речи потерян
голос мой в темноте умолк
только он остается верен
и рука что сжимает стол
что сжимает его у края
раздирая на шее шарф
кто сказал что у нашего рая
не остался еще один шанс?

 

Полякова М.,10-а

***

я до руки дотронусь
по несколько часов 
по несколько штук
стихи пишу касаясь ими твоих рук
ревности волнообразный салют
ты моя милая или мой друг?
у меня больше нет подруг.
больше нет зимы привычной как я люблю
только слово мы возносится к алтарю
остается без нас – тенью в моем раю
я уже я тебя не люблю.
не люблю как раньше 
но по несколько штук!
и ночами губами касаясь рук 
понимаю что все не вдруг.
неспроста исчезают буквы с листа
неспроста не растащишь нас!
по углам по краям моего листа
остается наш крик сейчас.
и кричишь мне в ответ на мои стихи
что не знаешь как так могло
получиться у нас расставаясь на час 
разойтись навсегда всем назло.

 Полякова М,.10-а

 

***

блеск
просто блеск а не осень.
сколько душ ты еще сможешь бросить?
сколько комнат я разнесу в криках
сколько зеркал еще треснут от моих темных ликов?
сколько можно меня оставлять умирать спокойно
я же верила что навсегда с тобою.
сколько слез еще при тебе не скрою?
сколько раз побоюсь прикоснуться к тебе рукою?
оконные рамы не треснули от мороза
зато треснуло сердце при виде одной твоей позы
у письменного стола где музыку переключали в колонках
я в этой комнате умру или умерла в твоих ежовых иголках.
я на коленях ползу за твоими следами по снегу
мне так охота теперь предаться побегу
знаю что ни одна страна не поможет
черные дыры во мне зашить и никто не сможет. 
я на колени бы встала перед твоим подъездом
знаешь как я устала от вечных наездов
от близких о том что всю жизнь я спустила на ветер 
мне наплевать. я хочу лишь тебя и еще один вечер
сутками я небеса умоляю о нашей безумной встрече
снова тебя целовать и ласкать твои плечи
плачу под звуки струны оборвавшейся пятой
дай мне еще один шанс не остаться распятой!!!
в треснувшем сердце как крест все слова твои я несу
ну улыбнись оборви мой арест!! я это не вынесу!!!
в зимнюю ночь по надоевшим снегам когда-нибудь унесусь
я навстречу твоим глазам чтобы понять всю суть 
не расставались!!!!!!!! ну милая!!!! погоди!!!!!
не дай мне сгинуть на нашем холодном пути!!!!!!
я уже прибита только к твоим губам
сделай хоть шаг мне навстречу
я душу тебе отдам.

 Полякова М., 10-а

 

***

поплачь
из-за меня хоть раз
мне от тебя не надо тысячи фраз
как будто тысячи глаз
смотрели на наш роман
и тысячи глаз отвернулись от нас. обман.
видишь ли ты меня хоть иногда во сне?
думаешь ты день ото дня обо мне?
спросишь ли ты как я спрошу небеса
почему ты так похожа на своего отца?
почему у твоего лица безумный взгляд
почему твоя любовь во мне протекла как яд
поплачешь ли ты хоть раз под моим окном
захочешь ли ты хоть раз повидать мой дом?
почему 
ты отпускаешь не отпуская меня
почему сама не идешь каждым жестом маня?
почему не отвечаешь на мои бесчисленные стихи
неужели чувства в тебе настолько глухи?
неужели не видишь глядя в окно
как на другом конце идет про тебя кино
как про тебя кино идет во мне так давно
ты наверное просто не смотришь в окно. 
ну поплачь надо мною хотя бы раз
я так мало помню твоих оживленных глаз
я так плохо помню ритмы наших влюбленных сердец
я не помню вкус твоих губ наконец. 
что мне делать с тем что пишу стихи о тебе?
пригласить прочитать о своей разбитой судьбе? 
о своей на частицы разобранной голове 
и о том что всегда остается во мне.
и о том что всегда мы в той самой тьме
что сидишь до сих пор и читаешь мне
и сверкают глаза у двоих: монолог
тормоза отказали. ударил ток.
я разбилась о скалы. ищу предлог
чтоб воскреснуть в той тьме не нажав на курок.

Полякова М.,10-а