Последует ли Эрдоган по пути Мурси?

29 октября 2016

После нескольких безуспешных попыток дозвониться до Владимира Путина, сделав при этом заявление о желании встретиться с президентом РФ «на полях» конференции ООН по климату в Париже, Реджеп Тайип Эрдоган получил внятный ответ на свои ожидания от пресс-секретаря  президента: «Встреча с Эрдоганом не планируется. Об этой встрече речь не идет».

Поведение президента Турции после инцидента со сбитым самолетом российских ВКС можно назвать, мягко говоря, непоследовательным: от угроз в адрес России «не играть с огнем»,  абсурдных обвинений в том, что Россия ведет нефтяной бизнес с «Исламским государством» (организация запрещена в РФ) и заявлений о бомбежках ВКС РФ мирных сирийских туркоманов, что, впрочем, не мешает последним расстреливать в воздухе пилотов и выкладывать в сеть фото и видео с телами убитых.  Метания Эрдогана происходят на фоне методичного наложения Россией  санкций на Турецкую Республику: с  1 января 2016 года РФ вводит ограничительные меры для организаций, действующих под турецкой юрисдикцией на ее территории, отменяет безвизовый режим и  запрещает нанимать российским работодателям турецких граждан.

В ответ на эти меры следует очередное странное заявление, теперь уже премьера Турции Ахмета Давутоглу: «Анкара ожидает более "хладнокровных" действий от Москвы. Затронуты не только турецкие экономические интересы, у России также есть свои экономические интересы в Турции». Отдает ли г-н Давутоглу себе отчет, что российский ответ мог бы быть немного другим (например, военным) не ясно.  Не будем забывать, что санкции, наложены на турецкое государство, руководимое Эрдоганом,  а не на турецкий народ, т.к. среди граждан этой страны нет массовых антироссийских настроений, а вот антиправительственные – есть.

Кстати, об антиправительственных настроениях. Последние несколько дней в Турции проходят массовые акции против ареста главреда и журналиста издания «Республика», уличивших официальную Анкару в поставках оружия террористам в Сирии. Газетчиков обвинили в участии в террористической деятельности и шпионаже, а демонстрантов, мирно вышедших на улицу в поддержку журналистов, полиция разогнала газом  – любимым эрдогановским средством общения с народом.

Параллельно с расправой над журналистами и жестким  разгоном протестующих произошли еще два события. МВД Турции арестовало двух генералов и подполковника в отставке, остановивших в начале 2014 года транспорты, незаконно перевозившие оружие незаконным вооруженным формированиям в Сирию. Офицеров так же обвиняют в терроризме и шпионаже.

Вторым событием стало убийство  курдского юриста Тахир Эльчи на время пресс-конференции в городе Сур, активно критиковавшего президента Эрдогана и правительство Турции. После расстрела адвоката  в Стамбуле на площади Таксим собралась очередная протестная акция, впоследствии разогнанная водометами и слезоточивым газом. Является ли это убийство звеном в цепочки политических репрессий, покажет время, но сами процессы, происходящие в Турции - весьма тревожный индикатор.

Назвать действия страны, состоящей в «антиигиловской коалиции» и параллельно торгующей с «Исламским государством» нефтью, снабжающей боевиков оружием, просто «двойными стандартами» было бы очень мягко, тем более что политика репрессий и борьбы со свободой слова внутри государства по своей сути уже близка к понятию террора, только политического. Аресты и преследования в Турции представляют собой тенденцию – Эрдоган на фоне обострившихся отношений с Россией активно зачищает политическое  поле, так как будучи исламистом, прекрасно понимает, что недовольство светской части общества и военных, растет. Также не будем забывать о проблеме турецких курдов.  Положение властей Турции  осложняется еще и тем, что с началом ударов российской авиации по позициям террористов, неофициально поддерживаемых Эрдоганом, его семье и ближнему кругу наносится серьезный экономический ущерб, а данные о связях его сына Билала Эрдогана вряд ли способствует укреплению имиджа президента Турецкой Республики. Опять же – перед глазами недавний пример переворота в Египте в 2013 году, когда исламиста Мурси свергли военные. 

Возможно, сам Эрдоган и имеет фантазии о возрождении в той или иной форме Османской империи, играя на комплексах определенной части населения, однако,  весь пафос на деле выливается в банальное пособничество международным террористам, ради своих сугубо личных денежных и политических  интересов.  Остается только надеяться, что на сегодняшний день подавляющий процент турецких граждан, против того, чтобы понятия «Турецкое государство»  и «Исламское государство» стали синонимами.  

Комментариев пока нет