Поправки к Конституции: за что нас призывают голосовать 1 июля?

Думаю, нам никто и никогда не ответит, сколько поправок вносится в Конституцию. Да это и не так важно. Важно и грустно то, что сутью поправок очень мало интересуются те, кто их вносил, и те, которых призывают за них голосовать. Власть развернула широкую рекламу кампанию, а реальной просветительской работы не ведётся от слова совсем.

Ну что ж, правлю гражданскую сознательность и попробую хотя бы частично заполнить это пробел.

Поправки довольно сложно пересчитать:некоторые статьи изменены полностью, изначально они не имели и сейчас не имеют частей и пунктов, в некоторых статьях менялись части или пункты частей. Есть серьёзные правки и дополнения, есть технические правки в некоторые пункты и части, связанные с изменениями в предыдущих статьях. Так, например, раз вместо «члена Совета Федерации» вводится термин «сенатор», следовательно, во всех частях и пунктах, где речь идёт о Совете Федераций, вычеркнуто словосочетание «член (-ы) Совета Федераций» и заменено на слово «сенатор(-ры)». Раз вводится понятие «публичная власть» вместо «государственная и муниципальная власть», то в соответствующие статьи, части и пункты вносятся изменения. В некоторые же статьи, пункты и части внесены серьёзные правки, например, о запрете иностранного подданства для высших должностных лиц.

Просто для того, чтобы представить себе масштаб изменения, внесенных в Конституцию, нужно знать, что поправки внесены в 44 статьи, добавлены четыре новых статьи.

Это, во-первых, статья 67’,  где речь идёт о преемственности в отношении СССР и предков, передавших нам идеалы и веру в Бога, приоритетности детей и величии подвига Защитника Отечества. Это также статья 79’ о том, что «Российская Федерация принимает меры по поддержанию и укреплению международного мира и безопасности, обеспечению мирного сосуществования государств и народов, недопущению вмешательства во внутренние дела государства». Статья 92’ по обеспечении неприкосновенности и гарантий Президенту РФ, прекратившему полномочия по определенным причинам.

И, наконец, статья о парламентском контроле, статья 103’: «Совет Федерации, Государственная Дума вправе осуществлять парламентский контроль, в том числе направлять парламентские запросы руководителям государственных органов и органов местного самоуправления по вопросам, входящим в компетенцию этих органов и должностных лиц. Порядок осуществления парламентского контроля определяется федеральными законами и регламентами палат Федерального Собрания».

25 частей полностью изменены или вновь добавлены, во множество частей и пунктов внесены изменения, как важные, так и технические.  Всего добавлено 71 полностью новых частей и пунктов, поправки разной степени серьёзности получили 66 пунктов и частей, четыре статьи (70, 126 , 128 и 133) были  полностью изменены.

Поправки довольно сложно классифицировать. С одной стороны, напрашивается классификация по главам, но в одной тематической главе могут быть части и пункты, крайне разнородные, существенно различающееся и по значению, и по адекватности формулировки, и по возможным юридическим последствиям.

Так, в статье 68 появился новый пункт о культуре: «4. Культура в Российской Федерации является уникальным наследием её многонационального народа. Культура поддерживается и охраняется государством». О нём говорят все пропагандисты, все сторонники поправок, на ТВ его рекламирует никто-нибудь, а Денис Мацуев. Ну, что тут возразить? Только поиронизировать по поводу того, что федеральная власть не смогла справиться с представителем власти региональной, Сергеем Семеновичем Собяниным, громящим исторические здания в Москве, и решила прижать его Конституцией.

Ну хорошо, оставим иронию, культуру нужно защищать, ничего тут нет плохого. А вот изменения в пункт первый, о государственном языке, уже вызвали массу споров. Теперь этот пункт звучит так (внесённые изменения выделены): «Государственным языком Российской Федерации на всей её территории является русский язык как язык государствообразующего народа, входящего в многонациональный союз равноправных народов Российской Федерации».

Думаю, это попытка потрафить настроениям, которые, безусловно, присутствуют в нашем обществе: о недостаточной защите именно русских, которые из-за своей «ведущей роли», де, постоянно оказываются «угнетаемым большинством». Я даже слышала от одного сторонника этой поправки, что русский язык сегодня засоряется иностранными словами, и это нужно запретить конституционно. Так или иначе, поправка написана темно, нелепо и при этом вызывающе сформулирована. То же самое можно было сказать иначе. Например: «русский язык является безусловным достоянием всех живущих на территории Российской Федерации народов, так как он является языком межнационального общения, инструментом культурой интеграции». А тут вроде и не хотели ничего плохого, но сформулировали обидно.

Правда, протесты в национальных административных образованиях не случились, было несколько митингов и возмущенных открытых писем. Думаю, правда, тут власти немного подыграл коронавирус.

Итак, изменения начинаются с третьей главы, «Государственное устройство».

Статья 67 «Федеративное устройство» получило новый пункт 2’ о защите суверенитета и территориальной целостности Российской Федерации, нерушимости границ и недопущении отчуждения территории. В пункт 1 внесены изменения, согласно которым на «территории Российской̆ Федерации в соответствии с федеральным законом могут быть созданы федеральные территории. Организация публичной власти на федеральных территориях устанавливается указанным федеральным законом». (Курсив мой — А.О.)

Хочется отметить в качестве замечаний, что Конституция теперь запрещает не только действия, «…(за исключением делимитации, демаркации, редемаркации государственной границы[1] Российской Федерации с сопредельными государствами), направленные на отчуждение части территории Российской Федерации», но призывы  к таким действия. Формально призывы к российской власти «отдать Крым Украине» противоречат новой Конституции. Однако тут есть загвоздка: территории Китаю отдавались как раз в порядке «делимитации, демаркации, редемаркации государственной границы». Иными словами, отдавать можно, вопрос — как оформить.

Новая статья 67’ очень интересная. Как я писала выше, именно в ней устанавливается преемственность между Россией и СССР. Российская Федерация является преемницей СССР на своей территории, а, кроме того, «правопреемником (правопродолжателем) Союза ССР в отношении членства в международных организациях, их органах, участия в международных договорах, а также в отношении предусмотренных международными договорами обязательств и активов Союза ССР за пределами территории Российской̆ Федерации».

Тут я немного в тупике, поскольку я не являюсь юристом по образованию и не могу разобраться, нужен ли такой пункт в Конституции сейчас, тридцать лет почти спустя после краха СССР.

Дальше в этой новой статье идут три пункта, которые написаны, на мой взгляд, крайне расплывчато. Во-первых, пункт о памяти предков, передавших нам веру в Бога, смотрелся бы в старой, традиционной Конституции, принятой до Октябрьской революции (если бы такая у нас была). А в государстве, которое сто лет строится как светское, зачем нужна эта поправка? Не ставит ли она под вопрос атеизм и атеистические высказывания?

Кроме того, в главе 1, «Основы конституционного строя», не подвергающаяся сегодня изменениям, есть статья 14, ясно указывающая, что Российская Федерация — светское государство. «Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». Не знаю как кому, а мне здесь видится противоречие.

Кстати, в этой первой главе обозначены все рамки социального государства, в том числе и гарантии медицинской помощи, образования, достойной оплаты труда. Принимаемые сейчас поправки социального характера — это разъяснение и уточнение.

Далее широко разрекламированный пункт о защите исторической правды, о почтении к памяти защитников Отечества и недопущении умаления их подвига. Понятно, что имеется в виду Великая Отечественная война, но об этом прямо не сказано. Может возникнуть вопрос о том, о каких защитниках идёт речь и не является это своего рода запретом на историческую беспристрастность? Хотя в этом же пункте речь идёт о защите исторический правды.

По-моему, разумнее было прямо написать защите памятников и памяти героев Великой Отечественной войны, в том числе и за рубежом.

Ну, и наконец, пункт о детях как важнейшем приоритете. Все бы хорошо, но зачем в Конституции писать о приоритете семейного воспитания и уважении к старшим, которое нужно воспитывать у детей. Государство, объявляющее себя социальным, должно брать на себя обязательства по обеспечению доступа к образованию, культуре, медицине, по гарантиям определенного уровня и качества жизни. А уж уважение к старшим и семейное воспитание — не юридические термины и, к тому же, толковать их можно как угодно.

В статье 68 речь идёт о государственном языке, поправкой вносится уже вызвавший вопросы статус русского языка как языка государствообразующего народа. Звучит это шовинистически и довольно обидно для тех народов, которые внесли огромный вклад в государственное строительство России.

Обеими руками «за» новые пункты 2 и 3: о поддержке культур всех народов и культурной самобытности и защите соотечественников за рубежом. Правда, раз уж этот документ юридический, как-то нужно было бы уточнить, что интересы соотечественников Россия защищает в рамках своих и международных законов. Например, помогает соотечественникам, обвиненным в преступлении, получить любую возможную по закону защиту.

В статью 70 о столице РФ внесены изменения, согласно которым «местом постоянного пребывания отдельных федеральных органов государственной власти может быть другой город, определенный федеральным конституционным законом».

В 71 статье изначально было 18 пунктов, изменения внесены в шесть. В этой статье определяется, что же именно входит в ведение Российской Федерации. В пункт «м» внесена очень разумная, с моей точки зрения, поправка: «обеспечение безопасности личности, общества и государства при применении информационных технологий, обороте цифровых данных». В пункт «е» внесено добавление «установление единых правовых основ системы здравоохранения, системы воспитания и образования, в том числе непрерывного образования» — это мне также кажется разумным и нужным в условиях серьёзной социально-экономической дифференциации регионов, особенно принимая во внимание тот факт, что школьное образование и медицина финансируются из муниципальных и региональных бюджетов.

В этой же статье появляется термин «публичная власть», который потом везде заменяет словосочетание «государственная власть».

И, наконец, в пункте «т» появляется так волнующее всех дополнение: «установление ограничений для замещения государственных и муниципальных должностей, должностей государственной и муниципальной службы, в том числе ограничений, связанных с наличием гражданства иностранного государства либо вида на жительство или иного документа, подтверждающего право на постоянное проживание гражданина Российской Федерации на территории иностранного государства, а также ограничений, связанных с открытием и наличием счетов (вкладов), хранением наличных денежных средств и ценностей в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации».

Эти ограничения потом оговариваются в статьях и пунктах о замещении государственных и муниципальных должностей (статья 71, пункт т), о руководителе субъекта РФ и руководителей исполнительного органа субъекта РФ (статья 77, добавленный пункт 3);  руководителях государственного федерального органа (статья 78, новый пункт 5); Президенте Российской Федерации (статья 81, исправленная часть 2), депутатах Государственной думы (статья 97, изменённая  часть 1), сенаторах Российской Федерации, (статья 95, новая часть 4), судьях Конституционного и Верховного суда. Можно кричать «Ура!» Но будет ли это выполняться и как?

Статья 72 устанавливает сферу ответственности Федерации и субъектов Российской Федерации. Наиболее интересные правки внесены в пункты «е» и «м», эти правки пересекаются с теми, которые внесены в пункты «е» и «м» статьи 71. Речь идёт об обеспечении цифровой безопасности и о «единых правовых основ системы здравоохранения, системы воспитания и образования, в том числе непрерывного образования».

Статья 75, экономическая, дополнена частями 5,6 и 7. Пункты эти довольно важны и они очень широко рекламируются, поэтому приведу их целиком:

«5. Российская Федерации уважает труд граждан и обеспечивает защиту их прав. Государством гарантируется минимальный размер оплаты труда не менее величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации.

  1. В Российской Федерации формируется система пенсионного обеспечения граждан на основе принципов всеобщности, справедливости и солидарности поколений и поддерживается ее эффективное функционирование, а также осуществляется индексация пенсий не реже одного раза в год в порядке, установленном федеральным законом.
  2. В Российской Федерации в соответствии с федеральным законом гарантируются обязательное социальное страхование, адресная социальная поддержка граждан и индексация социальных пособий и иных социальных выплат».

У меня в связи с этими дополнениями только один вопрос: почему социальные обязательства государства нужно расшифровывать в Конституции? Государство само себе не доверяет? Или, как сказал Президент, может решить не индексировать пенсии в каком-то году, поскольку бюджет не позволяет? Ну, раз они так себе не доверяют, пусть будет в Конституции. Тогда давайте уж защищать Конституцию!

Поправка о размере оплаты труда не ниже прожиточного минимум в целом по России, а не в регионе, очень важна и многообещающа. Но это не отменяет необходимости усиления контроля государства над работодателями. Даже, может быть, эта поправка требует более серьёзного контроля, так как в тех регионах, где прожиточный минимум заметно ниже, чем в среднем по России, может вырасти теневая занятость. Работодатели не захотят повышать белую зарплату до федерального минимума. И неплохо бы защитить работников тех регионов, где ПМ выше среднероссийского (а это означает, что и цены в этом регионе выше). Уже поздно, но нужно было бы сделать оговорку: «и не ниже прожиточного минимума в регионе».

В статье 79 речь идёт об участии России в международных и межгосударственных объединениях. В неё добавлены следующие слова: «Решения межгосударственных органов, принятые на основании положений международных договоров Российской Федерации в их истолковании, противоречащем Конституции Российской Федерации, не подлежат исполнению в Российской Федерации”.  У меня такая редакция статьи не вызывает особых возражений, хотя в сочетании с новой статьёй 79’ она вызывает ощущение, что Россия недооценивает усилия международных организаций, в том числе и миротворческих. Статья 79’ звучит так: «Российская Федерация принимает меры по поддержанию и укреплению международного мира и безопасности, обеспечению мирного сосуществования государств и народов, недопущению вмешательства во внутренние дела государства».

В статье 81 лечь идёт о Президенте Российской Федерации. тут и запрет на иностранное гражданство и счета в часте 2 и знаменитая «поправка Терешковой» — часть 3’. Раз она такая знаменитая, приведу её целиком. Она сделана только для одного человека и только для одного конкретного случая:

«31. Положение части 3 статьи 81 Конституции Российской Федерации, ограничивающее число сроков, в течение которых одно и то же лицо может занимать должность Президента Российской Федерации, применяется к лицу, занимавшему и (или) занимающему должность Президента Российской Федерации, без учета числа сроков, в течение которых оно занимало и (или) занимает эту должность на момент вступления в силу поправки к Конституции Российской Федерации, вносящей соответствующее ограничение, и не исключает для него возможность занимать должность Президента Российской Федерации в течение сроков, допустимых указанным положением».

Статья 82 как раз расширяет полномочия Государственной Думы. Так, согласно измененному пункту «а» Государственная Дума не одобряет представленного Президентом Председателя Правительства Российской Федерации: «назначает Председателя Правительства Российской Федерации, кандидатура которого утверждена Государственной Думой по представлению Президента Российской Федерации, и освобождает Председателя Правительства Российской Федерации от должности».

Кроме того, новой редакцией пункта «б» устанавливаясь «общее руководств» Правительством РФ со стороны Президента. Согласно новому пункту б’ Президент может утверждать предложную Председателем Правительства РФ структуру федеральных органов государственной власти и вносить в неё изменения. То есть, как я поняла, перетасовка в федеральных министерствах ставится под контроль Президента.

Согласно изменениям, внесёнными в эту статью, Дума утверждает и федеральных министров, кроме указанных в ном пускает д’: «ведающих вопросами обороны, безопасности государства, внутренних дел, юстиции, иностранных дел, предотвращения чрезвычайных ситуаций и ликвидации последствий стихийных бедствий, общественной безопасности». П поводу этих министров Президент консультируется с Думой, н решение принимает сам, утверждение Думы не нужно.

В эту статью внесено много изменений, пять пунктов добавлены, в пять внесены изменения. Но в основном, кроме нормы о утверждении Думой премьер-министра, это расширение и разъяснение механизма согласования между Президентом, Думой и Советы Федерации кандидатур судей Конституционного и Верховного суда и Генерального прокурора.

В этой же статье появляется Государственный Совет: «е5) формирует Государственный Совет Российской Федерации в целях обеспечения согласованного функционирования и взаимодействия органов публичной власти, определения основных направлений внутренней и внешней политики Российской Федерации и приоритетных направлений социально-экономического развития государства; статус Государственного Совета Российской Федерации определяется федеральным законом».

Никакой новой диктатуры поправки в Конституцию не обещают. Но и большой свободы тоже. Ну, Госдума утверждает Председателя Правительства, а раньше одобряла. Но если Дума покорна, она и утвердит с такой же скоростью, как одобряла. Хотя сама по себе норма неплохая, было бы только общество, способное её использовать.

Осталась норма, согласно которой после трёхкратного отклонения представленных кандидатур Председателя Правительства Российской Федерации Государственной Думой Президент Российской Федерации назначает Председателя Правительства Российской Федерации и может распустить Думу. В новой Конституции написано, что Президент «вправе» это сделать. Вроде как с Президента снимается обязанность распускать непокорную Думу. Чуть смягчена норма, хотя никакого существенного сокращения власти Президента тут нет.

Кроме обнуления есть ещё поправки, которые нужны или могут быть нужны власти. Например, о неприкосновенности и гарантий Президенту, прекратившему «исполнение полномочий в связи с истечением срока его пребывания в должности либо досрочно в случае его отставки или стойкой неспособности по состоянию здоровья осуществлять принадлежащие ему полномочия». (Новая статья 92’).

Ещё зачем-то понадобилось власти некоторое ограничение действия международных норм и решений. Это статья 79, где речь идёт об участии России в международных и межгосударственных объединениях. В неё добавлены следующие слова: «Решения межгосударственных органов, принятые на основании положений международных договоров Российской Федерации в их истолковании, противоречащем Конституции Российской Федерации, не подлежат исполнению в Российской Федерации».

Есть ещё целый ряд поправок (или уже просто правок), связанных между собой. Так, раз вводится норма о социальной защите, например, инвалидов, соответственн в пунктах о Правительстве РФ и федеральных министров проявляются соответствующие правки.

В целом есть правки, за которые голосовать хочется, есть те, которые вызывают отторжение или, хотя бы, просто сомнение. Но я убеждена, что свободное и неспешное, открытое обсуждение этих поправок было бы очень полезно нашему разобщённому и разочарованному обществу. Это атомизированное и пассивное большинство можно было бы принудить к размышлению о новых необходимых гарантиях и социальных правах. Но, разумеется, не в интересах государства принуждать своих подданных задумываться. Это никогда не сулило власти ничего хорошего.

На худой конец, процедуру голосования, даже такого спешного, можно было бы сделать гораздо более достойной. Как бы не были справки разнородными, их можно было бы сгруппировать. Например, все правки, связанные с запретом иностранного гражданства для высших должностных лиц, или все             социальные поправки? Самые же важные, а также самые спорные: о пресловутом «обнулении», о государствообразующем языке и т. п. можно и отдельно проголосовать.

Но это уже может спровоцировать обдумывание процесса со стороны населения, кроме того, самые важные для власти поправки могут быть провалены. Поэтому вместе разумной процедуры и просветительских мероприятий мы получаем ролики о геев и монолог с придыханием от Сергея Безрукова.

Нам пытаются помешать думать, но не могут этого запретить.

Автор: Анна Очкина, к.филос.н., зав. кафедрой методологии науки, социальных теорий и технологий Пензенского государственного университета. Заместитель директора ИГСО, член редакционного совета журнала «Левая политика», социолог.

Источник: http://rabkor.ru/columns/analysis/2020/06/17/for_which_they_urge_to_vote...