Статьи

Поляки и литовцы: заклятая дружба

25 июня 2018
Два восточноевропейских народа не переваривают друг друга чуть ли не больше, чем злокозненных московитов.

Польша и Литва — две страны Восточной Европы, которые особенно страстно относятся к России. Зловредные русские у них виноваты решительно во всём, от исторических неудач и до неурожая брюквы. Вот только поляки и литовцы не переваривают друг друга чуть ли не больше, чем злокозненных московитов.

А ведь вроде бы у них была единая страна — Речь Посполитая. Союз Короны Польской и Великого княжества Литовского. На самом деле от этого не легче, а только хуже. Дело в том, что сначала литовская племенная знать по мере захвата русских земель и браков практически исключительно с русскими княжнами из разных ветвей Рюриковичей стремительно обрусела.

До того, что государственным языком в Великом княжестве Литовском стал русский — или старобелорусский, кому как больше нравится. А многие из Гедиминовичей, членов литовской правящей династии, приняли православие и в итоге влились в русскую аристократию. Даже два старших сына литовского князя Ольгерда, присоединившего к Литве Киев, ушли на службу к Дмитрию Донскому и отважно бились со своими дружинами на Куликовом поле.

Ну а с начала XV века, когда Литва стала понемногу объединяться с Польшей, литовская знать увлеклась польской культурой. До того, что парой веков спустя она полностью забыла литовский язык и стала совершенно польской — по языку, вере и самосознанию. За знатью устремились и простолюдины, особенно в городах. То того, что в сердце исторических литовских земель, в районе Вильнюса, большую часть жителей составили… поляки. В значительной степени — потомки литовцев, воспринявших польскую культуру и самосознание.

Когда литовцы в XIX веке на волне общеевропейской моды на национальное возрождение стали осознавать себя нацией, а не просто угрюмыми жемайтскими крестьянами среди лесов и болот — они обнаружили печальную вещь. Их предки огнём и мечом завоевали гигантское государство от Балтийского до Чёрного моря — а это всё тихой сапой присвоили поляки. И «охмурили ксёндзы» попутно всю литовскую аристократию и большую часть горожан. До того, что литовцем было быть как-то неприлично.

Естественно, литовцы обиделись. И стали национально возрождаться, борясь одновременно с польской аристократией, считавшей Литву исконно польскими землями с какими-то дремучими крестьянами, и властями Российской империи — которым никакие романтичные национальные сепаратизмы на окраинах ни в каком виде нужны не были.

Когда в 1917 году Российская империя рухнула, на её окраинах началась самая страстная дружба народов. С яростным переделом границ. Одним из самых выдающихся узлов конфликтов стал Вильнюс — населённый евреями и поляками. Русские там были в основном чиновниками и военными, а литовцы — прислугой и немного пролетариатом. Вот только вокруг Вильнюса к северо-западу были в основном литовские сёла, а к юго-востоку — белорусские.

Соответственно, польские националисты были уверены, что Вильно — исконно польский город, литовские — что Вильнюс есть священная литовская столица, а белорусские — что Вильня должна принадлежать сугубо белорусам, и нечего тут. Евреи же просто мрачно взирали на всё это чреватое погромами безобразие, и мечтали о восстановлении хоть какой-то твёрдой и цивилизованной государственности.

Маршал Пилсудский считал Вильно исконно польским городом. Большинство поляков до сих пор считает так же.

Когда началась советско-польская война, польский лидер Юзеф Пилсудский, не моргнув глазом, захватил Вильнюс и на голубом глазу предложил литовцам войти в состав возрождённой Польши. Дескать, вы тут всё равно дремучие жмудские дикари, а поляки вас хоть к цивилизации приобщат. И даже не очень больно побьют. Удивительно, но литовцам эта шикарная идея как-то не зашла.

Затем Вильнюс взяла Красная Армия. После подписания мира РСФСР вернула город Литве. Поляки обиделись. И пан генерал Люциан Желиговский во главе «стихийно организовавшейся польской самообороны» лихим ударом город у литовцев отжал. А Польша тут была ну вообще решительно не при чём. Правда, организованная Желиговским «Срединная Литва» первым делом вошла в состав Польши — но это так нечаянно получилось. Теперь обиделись литовцы — но их было гораздо меньше, чем поляков.

,

Генерал Люциан Желиговский

Потом была Вторая мировая, после которой зловещие русские коммунисты опять отдали Вильнюс литовцам. Литовцы поляков из советского Вильнюса отчасти выгнали и заселились туда сами.

Но поляки до сих пор составляют чуть ли не четверть населения города. А также массу населения прилегающих к городу районов. И в гробу видят всю эту самую литовскую независимость, яростно борются за право на образование на польском языке — как русские в Латвии и Эстонии — и практически открыто мечтают о восстановлении исторической справедливости. В формате превращения «этого непотребного» Vilnius'a в нормальный польский Wilno.

Литовцы в курсе этих поползновений, поляков как обладателей гораздо более большой и сильной страны не любят и боятся, и мечтают собственных поляков в числе сотен тысяч как-нибудь ассимилировать в литовцев. Пытаясь убедить их в том, что они «на самом деле» никакие не поляки, а «охмурённые ксёндзами» исконные литовцы. Получается это плохо. Вообще никак не получается. Потому что поляки традиционно считают литовцев дикими болотными жмудинами и зачастую попросту презирают.

Литовцы считают, что именно так в Литве завелись поляки

Всё это жутко отравляет отношения между Польшей и Литвой. Если бы не общий «враг» в лице России — они бы давно вцепились друг другу в глотки. По малейшему поводу в фейсбуке между поляками и литовцами вспыхивают страстные споры. Где поляки доказывают литовцам, что всё величие Речи Посполитой построено поляками и немножко белорусами, а всякие там литовцы так и пили горячительное среди болот — а литовцы негодуют, что «ляхи» отобрали у них великую историю и всю аристократию. И вообще польский Юзеф Пилсудский — «это чистокровный литовский Юозас Пилсудскис». И даром, что литовцев он считал чем-то средним между папуасами и бушменами, и при первой возможности отобрал у них историческую столицу.

Так что в современной Восточной Европе Россия - это примерно как Израиль на Ближнем Востоке. Только страстная «любовь» к ней восточноевропейских нацистов удерживает их от того, чтобы начать жизнерадостно резать друг другу глотки и пересматривать границы посредством геноцида.

И это печально. Но одновременно очень смешно.

Комментариев пока нет