Политика: аксиоматические заметки (часть 7)

Политика и идеология

Взаимодействия, отношения и связи этих явлений необычайно сложны, но это не значит, что их нельзя представить конкретно, позиционно. Для того чтобы это сделать, нужно на основании понимания содержаний, сущностей и качеств названных феноменов проанализировать их реальные воздействия друг на друга. Понятие политики, как уже не раз отмечалось, приводилось ранее. Нам представляется, что в данном контексте приводить его еще раз нет необходимости. А вот в сути идеологии следует разобраться. Что же следует понимать под идеологией? Не будем изобретать «велосипед». Резюмируем то, что сказано об идеологии наукой и практикой.

  1. Традиционно идеология рассматривается как некая совокупность идей.
  2. Именно идей, как продуктов общественного сознания, в отличие от общественной психологии, больше ориентированной на подсознание, чувства людей.
  3. Идей, выражающих интересы определенных социальных групп.
  4. Принято считать, что в содержание входят не все идеи такого рода, а только те, которые выражают самые главные, существенные интересы их бытия.
  5. Идеология, если она действительно таковой является, представляет из себя не просто совокупность идей, а их систему. То есть некое интегральное, целостное образование.

Таким образом, идеология – это система идей, выражающая главные, коренные интересы социальных групп.

Общеизвестно, что понятие «социальная группа» достаточно широко и противоречиво трактуется. Нередко его определяют как совокупность людей, объединенных каким-то интересом, интересами. При этом не уточняется период существования этого феномена, его устойчивость. Нас, в контексте данной работы, конечно же, интересует социальная группа, понимаемая как устойчивый, сложившийся в течение довольно длительного исторического периода феномен.

Общественная практика свидетельствует, что важным, обязательным признаком каждой социальной группы является ее многочисленность. Об этом говорит весь ход общественного развития. Наряду с названными признаками (устойчивость, длительный период формирования, многочисленность) жизнедеятельность каждой социальной группы характеризуется ее нацеленностью на решение важных, судьбоносных задач бытия людей, входящих в нее. Если экстраполировать данные признаки на жизнь современного общества, то к числу социальных групп правомерно отнести: нации (народности), классы, профсоюзы, государства, союзы государств, социальные группы, формирующиеся на религиозной основе и т.д. Отсюда следует, что в современных условиях, исходя из сути такого феномена как социальная группа, правомерно различать национальные, классовые, государственные, религиозные идеологии, идеологии союзов государств.

В реальной жизни политика и идеология достаточно конкретно взаимодействуют. Прежде всего, политика – это продолжение, выражение и реализация конкретной (определенной) идеологии или идеологий. Другими словами, каждое политическое действие, так или иначе, реализует определенные идеологические устремления.

Идеологию правомерно рассматривать как теоретическую основу политики. Идеология формирует систему идей, которые в дальнейшем реализует политика. Если идеология – это теория, то политика – это практика реализации конкретной идеологии (конкретных идеологий).

Связь между политикой и идеологией не жесткая. Она вариабельна. Одно и та же идеология может реализовываться в ходе различных политических действий. Другими словами, одна и та же идеология может быть теоретической базой различных, нередко противоречивых политических действий. Наряду с этим следует иметь в виду, что в ходе одного и того же политического процесса, политической деятельности могут реализовываться различные идеологические устремления.

Несмотря на то что политика и идеология находятся в состоянии органичной связи, они обладают относительной самостоятельностью. Они могут развиваться на основе собственных внутренних противоречий. Отсюда следует, что понять развитие политики и идеологии можно, анализируя механизмы разрешения как их внутренних противоречий, так и противоречий между ними.

Обладая относительной самостоятельностью по отношению друг к другу, политика и идеология могут переживать три состояния своего взаимодействия. Политика может опережать развитие идеологии. На практике это означает, что политические (практические) действия уходят вперед по отношению к идеям, декларируемым идеологией (или идеологиями). Бывают такие периоды, когда политика и идеология находятся в состоянии «равновесия». То есть когда они дополняют друг друга и органично взаимодействуют между собой. Это приводит к наиболее эффективному решению социальных задач. Такое состояние равновесия между ними, как правило, не долгосрочно, недолговечно, как показывает практика, хотя и очень продуктивно. По сути, когда возникает такое состояние, можно вести речь о системе, системных отношениях между политикой и идеологией. С определенным допуском можно считать, что когда возникает такое гармоничное взаимодействие политики и идеологии – они переживают свой «золотой век».

Очень часто идеология опережает развитие политических процессов. На практике это означает, что она формирует теоретические позиции, которые политика, политическая практика пока не в силах реализовать.

В этом контексте можно заметить, что это довольно часто встречающаяся в политической практике ситуация. Теория, идеология нередко идут впереди практики. Практика не успевает реализовывать теоретические устремления, отстает от них, что приводит нас к известному противоречию.

Было бы ошибкой считать, что развитие политики и идеологии детерминировано только их взаимодействием и внутренними противоречиями. На развитие политики и идеологии, на характер, качество их взаимодействий, безусловно, влияют все без исключения сферы общественной жизни: экономическая, социальная, правовая, информационная, экологическая, научно-техническая и т.д.

Влияние каждой из названных сфер специфично. Особенности этого процесса будут раскрыты позже. Сейчас же важно подчеркнуть факт детерминированности взаимодействия политики и идеологии со стороны всех без исключения сфер жизни современного общества.

Какие закономерности можно увидеть в механизме взаимодействия политики и идеологии?

Во-первых, политика, как правило, тем эффективнее, чем адекватнее действительности идеология, являющаяся ее теоретической основой.

Во-вторых, в свою очередь, эффективная политика фактически всегда стимулирует развитие идеологии, обогащает ее содержание.

В-третьих, адекватная социальной обстановке политика выполняет роль практики, подтверждающей продуктивность, жизнеспособность конкретной идеологии.

В-четвертых, политика обладает лишь относительной самостоятельностью по отношению к идеологии, как, собственно, и наоборот. По сути – конкретная политика имеет конкретное идеологическое основание и реализует именно его через свои механизмы. В то же самое время конкретная идеология в конце концов вызывает к жизни конкретную политическую практику.

Таким образом, еще раз подчеркнем неразрывную связь политики с идеологией. При этом заметим, что органичность их связи (связей) друг с другом не является основанием для отрицания их относительной самостоятельности, потери ими возможности развиваться на базе собственных, внутренних противоречий и законов.

Феномен «деидеологизации»

Речь о том, что общество может и должно быть деидеологизированым, другими словами, жить без идеологии, ведется очень давно и долго. Первые попытки соединить эту идею с сознанием людей появились не вчера, не десять и даже не сто лет назад. Поскольку идея оказалась непродуктивной, она так и не сумела обрести реальную жизнь. Новые, достаточно активные, попытки внедрить ее в массовое сознание людей появились в последние несколько десятилетий. Особую активность так называемые деидеологизаторы начали проявлять с началом перестройки в СССР, то есть фактически чуть более 20 лет назад.

Социальный заказ на идею деидеологизации особо ярко себя проявил накануне распада мировой системы социализма и СССР. Нетрудно понять, что «идеологи деидеологизации» преследовали конкретную цель – отрицания идеологии коммунистической.

В этот период мысль о деиделогизации общественной жизни всех стран довольно широко тиражировалась. Особо рьяно ее отстаивали две группы людей. Первая – «специалисты» Запада по своей природе настроенные против всего социалистического. Вторая – прозападно настроенные люди в бывших социалистических странах. Эти прагматичные люди, по понятным причинам, по сути, договорились до абсурда, до очевидных противоречий, которые никак не согласуются с реальной жизнью, с современным социально-политическим процессом.

В чем заключается очевидное несоответствие их позиции реальной жизни?

Во-первых, нетрудно понять, что деидеологизированной общественная жизнь может стать только при условии исчезновения идеологий, исповедуемых различными социальными группами. Наступил ли такой период в мировой истории? К сожалению (или к радости) пока нет. Очевидно, что если под идеологией понимать систему взглядов, идей, выражающих главные, коренные интересы определенных социальных групп, то становится понятным, что вести речь о деидеологизации общественной жизни возможно при выполнении двух условий.

Первое – это прекращение существования социальных групп, существенно различающихся по своим целям, интересам. Второе – это исчезновение у них потребности свои социальные цели, интересы выражать посредством определенных взглядов и идей. Если же посмотреть на современный мир, то без труда можно увидеть в нем многообразие социальных групп (наций, народностей, классов, религиозных объединений людей и т.д.), имеющих свои взгляды, идеи на мировой порядок, на обеспечение их существования в нем. Словом, руководствуясь методологическим «зарядом», который несет в себе понятие «идеология», вряд ли можно вести речь о деидеологизации современной общественной жизни. Это во-вторых.

В-третьих, сам факт отрицания идеологии в жизни общества в интересах достижения определенных целей «деидеологизаторов» (как специфической социальной группы) – прямое свидетельство наличия идеологии в общественной жизни. Другими словами, «деидеологизаторы» пытались навязать обществу свои идеи, свои взгляды, что прямо свидетельствует о навязывании ими своей идеологии обществу на нынешнем этапе его существования.

Говорят ли приведенные аргументы о том, что сама идея деидеологизации бесперспективна, безжизненна, неинтересна? Ни в коей мере. Ее реализация в общественной практике – большое благо. Ведь если это произойдет, то общественная жизнь обретет контуры, которым может радоваться каждый добропорядочный человек.

Нетрудно нарисовать картину общественной жизни, если не на словах, а на деле будет реализована идея деидеологизации. В деидеологизированном обществе, как минимум, должны прекратить существование общественные группы, союзы с антагонистическими, непримиримыми социальными интересами. Если такой период наступит, то появится возможность формирования системы взглядов, идей, которая бы выражала интересы всех социальных слоев, групп, союзов. В таком обществе исчезнут экономическое, политическое, социальное неравенство людей. В нем не будет политики, которую, собственно, и призвана обслуживать идеология.

В контексте вышеприведенных размышлений, можно заметить, что стремление жить в деидеологизированном обществе продуктивно, поскольку деидеологизация общественной жизни – один из важнейших признаков высокого уровня развития общества, достижение им стадии социальной гармонии. Вместе с тем вести речь о деидеологизации современного общества преждевременно, более того, с практической и теоретической точек зрения – вредно. На фоне преждевременного декларирования «деидеологизации» общественной жизни срабатывает контрдовод, свидетельствующий о том, что современное общество переживает период усиления идеологических страстей в мире. Этому есть немало свидетельств.

1. После распада СССР и мировой системы социализма значительно активизировалась идеология, отстаивающая приоритеты частной собственности, идеология капитализма. Последняя все больше и больше распространяется в мире. Это, естественно, ведет к повышению уровня идеологизации сознания людей.

2. Еще более очевидным становится этот вывод, если обратить внимание на идеологическую активность США. Последние как никогда настойчивы в насаждении, распространении не просто буржуазной идеологии, а прежде всего идеологических позиций, конституированных именно в США. По сути, эта страна проводит в жизнь имперскую идеологию.

3. Однополярность мира, особая роль в нем США усиливает идеологическое противостояние не только между людьми капиталистической и социалистической ориентации, но и между приверженцами буржуазной идеологии и людьми, отстаивающими американские ценности и идеологические установки США. Этот факт опять же свидетельствует о растущей идеологизации мировой общественной жизни.

4. Беспрецедентная активность в последние годы идеологии терроризма прямо свидетельствует о растущей идеологизации общественной жизни. В состоянии непримиримой борьбы сегодня находится сознание людей, неприемлющих идеологию терроризма, с сознанием тех, кто ее исповедует.

5. Достаточно серьезно на рост идеологизированности современного мира сегодня влияют противоречия между различными религиями и различными «ветвями», направлениями внутри них.

6. В последние годы, как известно, возникло немало новых партий, движений, союзов, других социальных институтов, которые пришли в общественную жизнь со своими идеологиями, нередко противоположными друг другу. Это неизбежно ведет к их столкновению, противоречиям. Разрешение последних с необходимостью усиливает накал идеологических страстей в мире.

Пожалуй, приведенных фактов достаточно для того, чтобы констатировать факт нарастающей идеологизации общественной жизни в последние годы. Словом, не отрицая деидеологизацию как потенциальный, имеющий право на жизнь при определенных условиях процесс, мы вправе заметить – в основных своих тенденциях современный мир все более и более идеологизируется, причем интенсивно и усиленно.

Таким образом, современное общественное развитие характеризуется не только усиливающейся ею политизацией, но и значительным усилением его идеологизации.

Политика и мировоззрение

Традиционно мировоззрение определяется как система взглядов, идей на мир в целом, ставшая достоянием сознания конкретного человека в процессе его жизнедеятельности, определяющая его отношение к действительности и направления его деятельности. Отсюда следует, что существенными признаками являются мировоззрения людей.

Во-первых, мировоззрение человека – это не случайные, разрозненные его взгляды на мир, а именно их система. Как известно, последняя система характеризуется целостностью, устойчивостью, способностью к саморегуляции, наличием интегральных свойств и закономерностей, которые не сводятся к свойствам и закономерностям, составляющих систему элементов.

Во-вторых, мировоззрение, как система взглядов, позволяет человеку сформировать свое представление не об отдельных фрагментах бытия, а представление, понимание мира в целом.

В-третьих, мировоззрение формируется не в одночасье, а в течение длительного периода познания человеком мира. Оно – система устоявшихся взглядов человека на мир, достаточно трудно поддающихся изменениям. Вместе с тем данный посыл не дает право рассматривать его как некую догму, константу, не изменяющуюся вообще. Мировоззрение изменяется, но не под воздействием каких-то случайных, малозначимых факторов общественного бытия, а под воздействием очень важных, значимых явлений в жизни людей.

В-четвертых, особая продуктивность мировоззрения заключается в том, что оно определяет отношение человека к действительности и направления его практических действий. Скажем иначе, каждое свое действие человек, хочет он этого или нет, соизмеряет, «согласует» со своим мировоззрением.

Понимая мировоззрение подобным образом, важно определить его специфику на фоне «родственных» ему явлений, но все же существенно от него отличающихся.

Обычно мировоззрение рассматривается на фоне и в соотношении с такими феноменами как «мироощущение», «миропонимание», «картина мира», «парадигма». Стремясь достаточно строго и последовательно подойти к определению взаимодействия политики и мировоззрения, нельзя оставить «за кадром» нюансировку отличий последнего от вышеназванных явлений. Причины здесь две. Первая. У нас нет права необоснованно отождествлять мировоззрение с мироощущением, миропониманием, картиной мира, парадигмой. Вторая. Каждое из названных явлений, стоящих в одном «строю» с мировоззрением, имеет свое отношение с политикой. Не видя их специфику, мы бы ушли в сторону от истинного понимания взаимодействия политики и мировоззрения людей.

Мироощущение правомерно квалифицировать как мировоззрение, но не интеллектуального, а чувственного уровня. Другими словами, мироощущение человека есть не что иное, как система его чувств, отражающих мир в целом, сформировавшаяся в процессе его жизнедеятельности, определяющая его отношение к действительности и направления его деятельности.

Диалектику взаимодействий мироощущения и мировоззрения человека можно представить в виде следующих аксиом.

  1. Мироощущение человека является чувственным основанием его мировоззрения. Более того, чем богаче, разнообразнее мироощущение человека, тем продуктивнее, интенсивнее формируется его мировоззрение.
  2. Мироощущение – не только основание, но и необходимая часть мировоззрения человека.
  3. Мировоззрение, сформировавшись, не может полностью заменить мироощущение человека. Последнее сохраняет свою значимость для человека на протяжении всей его жизнедеятельности.
  4. Мировоззрение, как правило, позволяет человеку более глубоко, чем мироощущение, понять сущность окружающего его мира.
  5. У подавляющего большинства людей мировоззрение является лидером в его связке с мироощущением.

Таким образом, отождествление мировоззрения человека с его мироощущением чревато ошибками, сведением более сложного, более значимого феномена к более простому, менее значимому. При этом еще раз заметим, что ведя речь о мировоззрении человека нельзя предавать забвению, умолять роль его мироощущений.

Специфично по своей сути такое явление как миропонимание. В процессе миропонимания сливаются чувственные и интеллектуальные возможности человека. Миропонимание – это процесс, в ходе которого работают все познавательные возможности человека. Оно очень близко к его мировоззрению, работает на него, лежит в его основании. Миропонимание может быть бессистемным, нецелостным, в отличие от мировоззрения человека. Самое главное, оно, как правило, не играет ведущую роль в определении отношения человека к действительности и в выборе им направлений своей деятельности. Словом, миропонимание – это процесс чувственно-интеллектуального отражения, познания человеком явлений действительности.

Мироощущение и миропонимание приводят человека к формированию в его сознании картины мира. Последняя интересна тем, что она есть не что иное, как комплексное, целостное представление человека о мире. В этом плане картина мира сродни мировоззрению. Однако отличается от последнего тем, что она пассивна с точки зрения определения отношения человека к действительности и направлений его практических действий. Очевидно, что без картины мира не может сформироваться полноценное мировоззрение человека. Вместе с тем, было бы ошибкой считать картину мира человека тождественной его мировоззрению. Последние обладают очень важным преимуществом перед картиной мира. Если картина мира формирует интегральный образ действительности, то мировоззрение ставит вопрос о том, как полученные о мире знания следует использовать в интересах его жизнедеятельности. На последний вопрос картина мира не отвечает. Ответ на него дает мировоззрение. В этом самое существенное и принципиальное отличие мировоззрения от картины мира.

Словом, картина мира человека – это результат познания им действительности, комплексное, интегральное, целостное его представление о нем. Проще говоря, картина мира – это интегральный образ бытия, сформировавшийся в сознании конкретного человека. В данной работе речь идет только о картине мира человека, а не социальной группы, общества. Такой акцент обусловлен контекстом решаемых в ней задач.

Наконец, с мировоззрением человека определенным образом коррелируется такое явление как парадигма. Сегодня, по нашему мнению, сложилось достаточно строгое понимание сути парадигмы. Под парадигмой все чаще и чаще понимают систему методологических средств (приемов, подходов, способов, методов) наиболее активно и продуктивно используемых людьми в данный, конкретный период времени для познания и преобразования явлений действительности. Отсюда следует, что парадигма органично входит в мировоззрение каждого человека, является его необходимым фрагментом. Мировоззрение каждого человека, так или иначе, реагирует на конкретную историческую парадигму. Способно принимать или отвергать последнюю, но не считаться с ней, не учитывать ее роль в познании мира не может.

И все же попытаемся представить взаимодействие мировоззрения человека и общественной парадигмы более предметно.

Первое. Парадигма – это специфическая, приоритетно работающая в конкретный период времени методология. Мировоззрение человека, как правило, формируется, опираясь на «парадигмы», методологии различных исторических периодов.

Второе. Если парадигма – это приоритетная методология конкретного периода исторического развития, то мировоззрение – это систематизированные, устойчивые знания о мире, имеющие практическую нацеленность, нацеленность на решение конкретных задач бытия людей. Работая на практику, они, по сути, превращаются в индивидуальную методологию, личностную парадигму конкретного человека.

Третье. Парадигма – это наиболее «авторитетная» в конкретный период времени общественная методология. В то время как мировоззрение – это явление, характеризующее процесс жизнедеятельности конкретной личности, конкретного человека.

Наконец, четвертое. Мировоззрение человека, без преувеличения, можно представить как единство его мироощущений, миропониманий, картины мира и парадигмы. В дополнение к сказанному заметим, что мироощущение и миропонимание – это механизмы наполнения сознания человека определенной информацией. Картина мира – это результат их работы. Парадигма – механизм, средство использования в интересах бытия людей, знаний, воплощенных в картине мира. Другими словами, с определенными допусками мы можем квалифицировать мировоззрение как единство, взаимодействие таких явлений как мироощущение, миропонимание, картина мира и парадигма.

Аксиомой является вывод о том, что в политике и через политику реализуются мировоззренческие позиции людей. Причем в этом процессе довольно ярко просматривается закономерность: чем ближе к политике человек, тем активнее он на нее влияет, тем сильнее воздействие его мировоззрения на политику. Отсюда следует, что в общественной практике очень важно учитывать мировоззренческие установки, которыми руководствуются политики. В этом контексте следует подчеркнуть, что чем адекватнее общественному бытию мировоззрение политиков, тем эффективнее политика.

Довольно ярко проявляет себя в современном социальном процессе закономерность: в одном и том же политическом процессе реализуются (правда, с разной степенью эффективности) различающиеся, а нередко и противоположные, мировоззренческие установки людей.

Достаточно строго просматривается и такая социальная закономерность: одна и та же политика может формировать различные мировоззренческие установки у людей. Происходит это в силу индивидуальных, специфических их особенностей отражать явления действительности по-своему.

Мировоззрение людей может опережать развитие политических процессов, может им соответствовать, а может и отставать от них. В соответствии с этим можно видеть разную степень влияния мировоззрения людей на политику.

Нельзя оставить без внимания и такую закономерную связь. Политика – одно из самых активных (наряду с экономикой, идеологией, моралью, правом) социальных явлений, которое интенсивно влияет на мировоззрение людей. Сделаем оговорку, что при этом нельзя сбрасывать со счетов ситуацию особого рода – влияние мировоззрения одних людей на мировоззрение других. Словом, экономика, политика, духовность – вот «три кита», которые, как закон, наиболее серьезно влияют на формирование мировоззрения людей.

В контексте наших размышлений важно подчеркнуть, что политика среди них. И этот факт нельзя недооценивать.

В современном политическом обществе можно видеть действие и такой закономерности – чем ближе к политике люди, тем быстрее реализуются их мировоззренческие установки. В этой связи можно заметить, что политика – один из самых прямых и быстрых механизмов, с помощью которых люди стремятся и могут реализовать установки своего мировоззрения. Именно этот факт объясняет стремление многих амбициозных людей прийти в политику и использовать ее как средство тиражирования своих мировоззренческих принципов.

Нельзя не обратить внимание на важную социальную закономерность: мировоззрение людей укрепляется в условиях адекватной ему политики. И наоборот: оно, как правило, деформируется, если политика не соответствует их мировоззренческим взглядам. Жизнь показывает, что не подвержено деформации, разрушению мировоззрение только сильных духом людей, в условиях неадекватной его сути политики. Более того, нередко у таких людей в подобных условиях мировоззрение укрепляется.

Ранее говорилось о том, что мировоззрение человека – один из самых устойчивых параметров его сознания. По сути, оно не должно изменяться с политической конъюнктурой, проще говоря – с каждым новым номером той или иной газеты. Если это происходит, то появляется основание для того, чтобы вести речь об отсутствии у таких людей реального мировоззрения. Это с одной стороны. С другой, еще раз подчеркнем, что мировоззрение, несмотря на высокую степень его устойчивости, нельзя рассматривать как неразвивающееся, раз и навсегда данное явление. Настоящее, состоявшееся мировоззрение людей, как правило, развивается, но развивается в рамках конкретного, определенного качества, а не на переходах от одного из них к другому. Жизнь показывает, что есть люди, оправдывающие подобные переходы. Если человек осуществил переход от одного мировоззрения к другому, нередко противоположному по качеству, то появляется достаточное основание для того, чтобы констатировать наличие у таких людей конформистского мировоззрения. Видимо, это тоже мировоззрение, но мировоззрение приспособленцев к каждой новой политической, экономической, социальной и другим ситуациям.

Таким образом, заметим, что взаимодействие политики и мировоззрения людей – сложное многоаспектное явление. Оно требует специального изучения в интересах общественной практики. Наша же задача заключалась в том, чтобы воспроизвести, напомнить читателю некоторые хрестоматийные, аксиоматические аспекты их взаимодействия.

А.А. Кокорин, доктор философских наук