Политика: аксиоматические заметки (часть 6)

О взаимодействии, взаимосвязи политики и экономики сказано и написано немало. Вместе с тем по крайней мере две причины побуждают нас вернуться к названной теме в контексте данной работы. Первая – необходимость систематизации выводов, отражающих диалектику политики и экономики. Вторая – потребность осмысления новых тенденций, характеризующих взаимодействие политики и экономики в последние годы.

Как можно в современных условиях представить диалектику политики и экономики?

Во-первых, аксиоматическим является вывод о том, что экономика –это материальное основание, необходимая база, фундамент политики. Политика превращается в набор схоластических идей и бессмысленных действий, если она не опирается на экономическое основание. Фактически политика без экономического базиса теряет всякий социальный смысл.

Во-вторых, как уже отмечалось, политика является концентрированным выражением экономики. Другими словами, она выступает специфическим инструментом решения экономических задач. Политика, как свидетельствует практика, одно из самых действенных средств, обеспечивающих решение экономических проблем.

В-третьих, рассматривая политику как средство решения экономических задач, нельзя не видеть, что экономика выполняет по отношению к политике не только функцию ее материальной основы, но и функцию средства решения политических вопросов. Правда, в этом контексте нельзя сбрасывать со счетов иерархию названных функций. Экономика – прежде всего фундамент, база политики, а затем уже средство решения политических проблем.

В-четвертых, формируясь под решающим воздействием экономики, политика, как правило, оказывает серьезное обратное воздействие на экономику. Это воздействие двояко: либо политика способствует развитию экономики, либо, наоборот, тормозит его.

В-пятых, несмотря на тесную, закономерную связь экономики и политики, каждая из них имеет относительную самостоятельность. Последняя проявляется в ряде фактов: в способности экономики и политики развиваться не только под воздействием друг друга, но и на основе собственных, внутренних противоречий; во влиянии на экономику и политику других социальных процессов, в частности идеологии, морали, права и т.д.; в неравномерности их развития; в изменяющейся интенсивности воздействия элементов экономики на элементы политики и наоборот. В частности, замечено, что в одни периоды производительные силы более интенсивно, чем производственные отношения, воздействуют на политику, в другие периоды ситуация может меняться в пользу производственных отношений.

Интересная картина формируется и в плане воздействия внутренней и внешней политики на экономику.  Как правило, внутренняя политика более интенсивно воздействует на экономику конкретной страны. Вместе с тем в развитии каждого государства есть периоды, когда его экономика более предметно соединяется с внешней политикой (например, в период войн).

В-шестых, во взаимодействии экономики и политики можно видеть три классических состояния: экономика опережает развитие политики; политика идет впереди экономики; наконец, состояние их относительной гармонии, когда уровни развития экономики и политики соответствуют друг другу. Такие периоды, как правило, не долговременны, хотя могут быть наиболее продуктивны для развития страны, государства.

В-седьмых, нельзя не видеть, что одна и та же экономика может являться основанием политик различных социальных сил. Последние по- своему могут использовать возможности того или иного экономического процесса. В свою очередь, одна и та же экономика испытывает на себе воздействие политик различных социальных сил. Политика, проводимая конкретным социальным субъектом, так или иначе, влияет порой на противоположные процессы, идущие в экономике. Особо наглядно это проявляется в воздействии политики на экономические процессы, базирующиеся на различных формах собственности: личной, частной, общественной.

Как нам представляется, не претендуя на истину в последней инстанции, в таком аксиоматическом варианте можно представить взаимодействие экономики и политики. Вместе с тем их отношения друг с другом в каждый конкретный период времени характеризуются определенными особенностями. Это дает нам право поставить вопрос о специфике взаимодействия экономики и политики в последнее время, в частности в последнее двадцатилетие.

Какие тенденции свойственны взаимодействию экономики и политики этого периода?

1. На наш взгляд, существует достаточное основание для вывода об усилении влияния политики на экономику. Проявления этой тенденции разнообразны. Вместе с тем нетрудно заметить, что в последние два десятилетия политика в большинстве стран мира старается «свято» служить капиталу, то есть экономике капитализации. По сути, этого не скрывают основные политические силы, субъекты современного политического процесса. Они всеми способами пытаются доказать необходимость активного политического обслуживания современного процесса капитализации общественной жизни. Насколько это справедливо – покажет жизнь. Пока же мы имеем дело с реально обозначившей себя тенденцией в развитии современной политики.

2. Логичным продолжением и дополнением вышеназванной тенденции является факт усиливающейся борьбы за экономику со стороны разных политических сил, движений, партий, союзов. С одной стороны, это понятно и, по сути, необходимо для развития любого политического движения. С другой – много проблем возникает, когда видишь, что основные задачи и цели того или иного политического движения нивелируются в ходе борьбы не за экономику как таковую, а, по сути, за экономическую выгоду, прибыль. И эта тенденция, к радости одних, к грусти других, сполна проявляет себя в современном мире.

3. Поскольку за экономику сегодня активно борются разнонаправленные политические силы, то очевидно следствие – усиление политического противостояния между ними. Эту тенденцию тщательно камуфлируют фактически все фигуранты современного политического процесса. Вместе с тем ее нельзя не заметить, нельзя пропустить. Более того, есть основание прогнозировать, что действие данной тенденции усилится при условии сохранения направленности современных политических и экономических процессов.

4. Своеобразным резюме предыдущих посылок является вывод об   усиливающейся тенденции политизации экономики. Последняя сегодня значительно более политизирована, чем несколько лет назад. Она все больше и больше обслуживает конкретные политические силы. Главным образом класс богатых людей, олигархические слои общества, численность которых, как правило, крайне мала по отношению к народонаселению стран.

5. Отсюда следует, что современная политика во многом обслуживает экономические интересы, прежде всего меньшинства. Эта тенденция нарастает. Ей пытаются найти оправдание. Аргументы в этом плане работают самые разные. Мы не будем их приводить. Они используются очень широко. Одно настораживает в связи с этой тенденцией. Она никак не вписывается в идеологию всеобщей демократизации современного мира. Но об этом нам предстоит еще поразмышлять позже на страницах этой книги.

6. Очевидно, что в современных условиях соединение экономики, находящейся в руках господствующих сил (классов) с политикой, проводимой ими же, является достаточно прочным. Время покажет, насколько органичен союз политики и экономики, находящийся в руках одних и тех же социальных сил. Пока же мы должны констатировать их устойчивое единство.

7. Усиливающееся единство политики и экономики, находящихся в руках господствующих в обществе сил, неизбежно порождает следствие. Его суть: союз экономики и политики во многом отодвигает на второй план проблемы всех других сфер общественной жизни людей (социальной, правовой, духовной, нравственной, экологической и т.д.). Он, по сути, подчиняет процесс их развития своим интересам.

8. Довольно явно проявляет себя тенденция, свидетельствующая о том, что усиление связи экономики и политики, находящихся в руках господствующих в обществе сил, неизбежно усиливает их возможности в борьбе за власть, за ее удержание и использование в своих интересах.

9. Нетрудно заметить действие закономерности: чем большим экономическим потенциалом обладают те или иные силы в обществе, тем больше появляется у них возможностей действовать по своему усмотрению. В том числе, и, прежде всего, данная закономерность проявляет себя на политическом поле. К сожалению, реализация названных возможностей имеет не только позитивную, но и негативную направленность, нередко перерастающую в политическую вседозволенность.

10. Сегодня правомерно вести речь о «всеядности» современной политики, о ее стремлении оправдать все, что происходит в экономике. Появились даже заключения о том, что там, где политика – нет морали, нравственности, высокой духовности, поскольку политика должна обслуживать любые способы получения прибыли, увеличения денежной массы. Другими словами, сегодня мы как никогда раньше имеем дело с ангажированной экономикой политикой. Последняя, прежде всего, готова обслуживать тех, кто больше платит.

11. Налицо действие еще одной тенденции, дополняющей предыдущую. Финансовые средства, генерирующиеся в экономике, все более и более активно перекачиваются из экономики в политику с целью обслуживания интересов господствующих в обществе сил. Словом, политика все больше и больше работает на интересы господствующих в обществе сил, а последние все более и более активно обеспечивают ее финансовую поддержку.

12. Важно обратить внимание еще на одну тенденцию, которая довольно ярко проявляет себя в жизни общества. Ее суть: современная политика, все более активно обслуживая господствующие в обществе силы, все меньше и меньше выражает интересы средних и низших слоев общества. Здравомыслящих людей не может не беспокоить то, что действие данной тенденции в современной общественной жизни все более и более усиливается.

13. Вышеприведенная тенденция неизбежно порождает следующую. Ее суть: усиление противостояния, борьбы господствующего, среднего и бедного классов общества, как в сфере экономики, так и в сфере политики. Острота этого противостояния нарастает. Ему господствующий класс пытается найти противодействие. Это противодействие рождает, в свою очередь, новую тенденцию.

14. Такой тенденцией правомерно считать усиленное насаждение господствующими в обществе силами политики и идеологии мелкобуржуазности. Суть мелкобуржуазности проста – формирование в сознании людей иллюзии о том, что владелец даже одной акции какого-либо предприятия, фирмы, концерна и так далее может стать по-настоящему богатым человеком. По их мнению, подобное стремление должно быть главным социальным мотивом действий каждого человека. Реальная жизнь свидетельствует о том, что подобная, широко распространяющаяся в современном обществе иллюзия остается, как правило, только иллюзией, не более того.

15. В последнее время активно предпринимаются попытки значительно укрепить, усилить позиции правых сил в современном обществе. Эти попытки одновременно проявляют себя как в экономике, так и в политике. Сегодня нельзя однозначно сказать, что цель достигнута, что правые силы занимают ведущее положение в мировом общественном развитии. Пока такой вывод делать рано. Вместе с тем нельзя не видеть «работу» тенденции, направленной на достижение названной цели.

16. Пожалуй, следует обратить внимание еще на одну важную тенденцию, характеризующую взаимодействие политики и экономики. Ее суть состоит в том, что в последние годы идет интенсивный процесс упрочения связи между экономикой государств и внутренней и внешней составляющими их политики. Словом, в последние годы, как, может быть, никогда раньше, идет процесс упрочения связей экономики государств с их внутренней и внешней политикой. Экономика все более и более консолидирует внутреннюю и внешнюю политику государств. В свою очередь, последние как самостоятельно, так и «единым лагерем» работают в интересах экономики. Эту ярко проявляющуюся тенденцию мы не имеем права игнорировать, не учитывать в ходе решения всего спектра социальных проблем.

Таким образом, не претендуя на абсолютную полноту освещения основных тенденций, характеризующих взаимодействие политики и экономики, можно констатировать: а) в современном мире действуют «традиционные» тенденции, иллюстрирующие связи политики и экономики; б) наряду с ними в последние годы появились новые тенденции, еще более упрочившие их связь; в) возродились и развиваются тенденции, которые были свойственны взаимодействию политики и экономики в прошлом. Они теряли свою актуальность на определенный исторический срок, а сейчас опять актуальны.

Словом, взаимодействие политики и экономики – сложный процесс. Его анализ невозможен без предметного представления основных нюансов взаимодействия, диалектики названных феноменов. Одним из наиболее предметных способов проникновения в суть диалектики политики и экономики является отражение тенденций, характеризующих их взаимодействие в современных условиях.

 

Политика и право

Традиционно право определяют как возведенную в закон (законы) волю государства. Есть достаточное основание для того, чтобы считать приведенное определение права как основное, базовое. Вместе с тем нам представляется необходимым уточнить, конкретизировать современный взгляд на право.

Прежде всего, появляется необходимость уточнения: что следует понимать под волей государства? Можно полагать, что под ней понимаются действия, направленные на реализацию его основных интересов. Последние объективно формируются в результате интеграции факторов, определяющих его социальное предназначение. Это с одной стороны. С другой – государственные интересы, безусловно, детерминируются геополитическим положением страны.

Практика показывает, что названные действия, осуществляемые государством, могут представлять из себя некое целостное, интегральное, системное образование, а могут являть из себя набор хаотично осуществляемых шагов. В основании такого положения, как правило, лежит разнонаправленность, несогласованность интересов политических сил, действующих на социальном поле конкретного государства.

В конце концов право конституируется как воплощение в законах интересов, воли господствующих в конкретной стране социально-политических сил. Они обычно владеют государственной властью и через право реализуют свои интересы.

Право, понимаемое как совокупность выработанных в государстве законов, имеет достаточно строгое функциональное назначение. Его суть – регулирование поведения граждан с помощью юридических норм, законов. Так рождается основание для того, чтобы определять право как совокупность юридических норм, выработанных и санкционированных государством, через которые оно реализует свои интересы и регулирует поведение людей.

Как правило, эти юридические нормы находят выражение в конституции конкретной страны. Последняя обычно трактуется как некий свод основных законов конкретного государства, призванных регулировать поведение его народонаселения, социальных институтов. В этом своде, опять же выражаются интересы господствующих в конкретной стране социальных сил.

Исходя из вышеизложенного, нетрудно увидеть взаимодействие права с политикой.

Во-первых, обычно конкретная политика лежит в основании процесса формирования конкретного права. Как и наоборот – конкретное право обслуживает конкретную политику.

Во-вторых, несмотря на достаточно жесткую связь друг с другом, политика и право обладают относительной самостоятельностью. Последняя проявляется:

а) в их возможности развиваться не только под воздействием друг друга, но и на основании собственных внутренних противоречий;

б) в изменениях, происходящих как в политике, так и в праве под воздействием других социальных процессов (экономических, духовных, военных, экологических, научно-технических, информационных и т.д.);

в) в их отставании или опережении друг друга в процессе социального развития.

В-третьих, практика показывает, что одна и та же политика (один и тот же политический процесс) в разные периоды может стимулировать формирование существенно отличающихся друг от друга, нередко разнонаправленных правовых норм. Как и наоборот: различающиеся правовые нормы могут «обслуживать» один и тот же политический процесс.

В-четвертых, какой бы относительной самостоятельностью не обладало право, оно в конце концов служит определенной политике, конституирует ее. Утверждения об абсолютной независимости друг от друга политики и права по меньшей мере лишены смысла, по большей – просто авантюристичны, необъективны, антинаучны.

В контексте приведенных размышлений возникают вопросы: должна ли конституция каждой страны включать в себя законы, которые формируют ее основание, являются наиболее устойчивыми, изменяющимися с минимальной степенью интенсивности? Это с одной стороны. С другой – может ли конституция страны быть неизмененной? Являть из себя некую «священную корову», которую должны все «чтить», воспринимать как раз и навсегда данную?

Очевиден ответ на первый вопрос – каждая конституция должна базироваться на законах, которые выражают и защищают коренные социальные основы конкретного государства. Следовательно, именно эти законы должны обладать качеством наименьшей изменчивости. Однако это не означает, что они должны быть раз и навсегда данными. Над ними, как и над всеми явлениями бытия, господствует диалектика, ориентируя нас на то, что неизменных законов, неизменных, вечных конституций не существует. Еще раз заметим, они подвержены изменениям так же, как и все явления действительности, бытия. Изменяются (должны изменяться) все без исключения конституции, всех без исключения стран. Методологически (практически) неверно заниматься созданием такой конституции, которая была бы дана какому-то государству на вечные времена. Справедливости ради отметим, что есть сегодня горе-специалисты от политики, которые все-таки пытаются найти некие неизменные, на веки данные конституции каких-то стран. Это очевидный нонсенс. Глупость, мягко говоря. Иронизируя над такими людьми, мы вправе задаться проблемой интенсивности изменения конституций. Другими словами, правомерно и необходимо всегда находить ответы на важные практические вопросы о том, как часто должны изменяться законы, формирующие конституции? От чего это зависит? Какие факторы влияют на процесс изменения конституций?

Прежде всего – это изменения в экономической ситуации страны. Практика показывает, что экономика каждой страны – это динамичный процесс. Он имеет специфические амплитуды, нередко даже превращающие «плюс» в «минус» и наоборот. Вряд ли можно было бы согласиться с конституцией, законы которой никак не реагировали бы на подобные катаклизмы. Да и не только на какие-то «бури» в экономике, а просто на динамичные в ней изменения.

Словом, постоянно происходящие изменения в экономике конкретной страны детерминируют во многом изменения в праве, в том числе и законах, формирующих ее конституцию.

Кроме этого, изменения в экономической сфере страны с необходимостью порождают изменения в социальной сфере жизни людей (образование, здравоохранение, обеспечение жильем, коммунальное обслуживание, пенсии, транспорт и т.д.) Этот объективный фактор, в свою очередь, «начинает настаивать» на определенных коррективах в основных законах государств.

Изменения в экономической и социальной сферах общественной жизни, естественно, вызывают изменения в политической сфере. Последние, пожалуй, наиболее активно влияют на право. Причина проста – политика правящего класса определяет законы жизни конкретной страны, конкретного общества. Более того, в руках правящих в обществе политических сил находится реальная возможность формировать, изменять и развивать конституции конкретных стран.

Очевидно влияние на развитие конституций и такого фактора как процесс разрешения противоречий в самой правовой сфере. Разрешение противоречий в сфере права с необходимостью влечет за собой изменения в конституциях всех без исключения стран.

В конце концов изменения в конституциях конкретных стран детерминированы процессами, происходящими во всех без исключения сферах общественной жизни: духовно-идеологической, экологической, научно-технической, информационной, военно-технической и т.д.

Словом, есть все основания квалифицировать конституцию каждой страны, с одной стороны, как свод наиболее устойчивых, длительно действующих законов. С другой – законов, которые так же как все явления действительности находятся в процессе изменения, развития. Этот фактор свидетельствует о том, что должны изменяться конституции всех без исключения стран. Их изменения детерминированы всем ходом общественного развития.

Замечено, что наиболее интенсивные изменения в конституциях стран происходят в революционные и контрреволюционные периоды их развития. В таких условиях конституции нередко меняют свой социальный вектор. В такие периоды наиболее предметно проявляет себя факт изменчивости содержания законов, формирующих конституции стран. В этих же исторических условиях наиболее рельефно, конкретно, многолико выражается связь политики и права. По сути революции и контрреволюции как наиболее острые социальные события показывают именно политическую детерминацию изменений в области права.

Ведя речь о политике и праве нельзя оставить без внимания вопросы связи видов политики с видами права. Принято различать государственную политику (политику, проводимую конкретным государством), региональную политику (политику регионов, земель, штатов и т.д.), политику союза государств и общечеловеческую политику. Каждый такой вид политики коррелируется с конкретным видом права. Реально существуют государственное право, региональное, право союзов государств, наконец, общечеловеческие правовые нормы. Последние, как известно, конституируются всемирными организациями.

Политика и право имеют специфическое взаимодействие на всех фазах «работы» права. Таких фаз, на наш взгляд, четыре: правоформирование, правосознание, правоисполнение, правоконтроль.

Политика и правоформирование. На этой фазе политика формирует социальный заказ по поводу того, каким содержанием должно обладать право.

Политика и правосознание. На этой фазе политика имеет стремление сформировать в общественном сознании адекватное ее содержанию восприятие правовых норм.

Политика и правоисполнение. На этой фазе политика решает задачу соединения права с социальными действиями людей, которые бы реализовали ее основные задачи.

Политика и правоконтроль. На этой фазе политика стремится к созданию определенного правового «русла», в рамках которого осуществлялась бы реализация ее основных целей.

В свою очередь, каждая из названных фаз, воздействует на политику. Формирование права, по сути, создает законодательную основу политики. Общественное осознание права создает основы для идеологии политики. Правоисполнение есть не что иное, как практические действия людей по реализации политики, которая лежит в основе права. Наконец, правоконтроль выполняет своеобразную функцию по обеспечению надзора за исполнением правовых норм в обществе, которые обслуживают интересы конкретных политических сил.

Таким образом, взаимодействие политики и права многоаспектно.

В политическом обществе приоритеты в данном взаимодействии принадлежат политике. Однако это не означает, что право пассивно выполняет ее «прихоти». Оно может либо способствовать реализации политических задач, либо тормозить этот процесс. Другими словами, оно не бывает пассивным во взаимодействии с политикой.

А.А. Кокорин, доктор философских наук