Политический конфликт идентичностей в современной Украине.

29 октября 2016

В последнее время в СМИ регулярно появляются высказывания известных политиков, журналистов, историков и просто публичных деятелей о роли национальной идентичности в жизни общества и государства. В.В. Путин неоднократно заявлял о фундаментальном характере сохранения и укрепления национальной идентичности в современной России.[i] Однако на Украине вопрос о национальной идентичности в связи с последними событиями поднимается в диаметрально противоположном ключе: речь идёт о кризисе идентичности.

Трудно не согласиться с А. Миллером, который говорит о том, что идентичность, та или иная, активируется и мобилизуется в условиях конфликтов.[ii] Ведь  именно в конфликте происходит столкновение сил, нацеленных на реализацию своих интересов. Соответственно, причисляя себя к той или иной группе, объединенной общими интересами и преследующей общие цели, человек наиболее остро чувствует свою связь с ней. Поэтому  утверждение о том, что  кризис национальной идентичности, безусловно, связан с распадом государственности, можно принять за аксиому. Процесс становления украинской государственности, начиная с 1991 года, может послужить прекрасной иллюстрацией этому, казалось бы, очевидному постулату. Однако возникает вопрос: если всё настолько прозрачно, что тут изучать?

Главной изюминкой этой проблемы и одновременно фактором, благодаря которому проблема идентификации будет актуальна всегда, является то, что сама по себе идентичность представляет собой неустойчивую, постоянно меняющуюся величину. Так,  Н. Гребенюк  пишет, что «совершенно очевидным научным фактом является то, что идентичность (индивидуальная, коллективная, социальная, политическая, культурная, какая угодно) не является статичной, она всегда подвержена изменениям, это ее нормальное состояние». Особое внимание мне бы хотелось уделить концу приведённой цитаты – «это её нормальное состояние». Именно то, что многомерность этого явления  не есть отклонение от нормы, даёт ученым возможность изучать эту проблему с разных сторон.

Мой же интерес к этой проблеме вызван тем, что с распадом СССР все бывшие советские республики лицом к лицу столкнулись с кризисом идентификации. Наряду с восстановлением экономического сектора и строительством политических институтов перед главами новоиспеченных самостоятельных независимых государств возникла задача культурного и духовного характера – построить новую модель национальной идентичности. Спустя практически четверть века можно сказать, что в начале своего пути этим государствам достаточно быстро удалось отойти от советской модели путём отрицания символики, запрета деятельности коммунистической партии и т.д. Это оказалось достаточно легко также благодаря тому, что население всё ещё продолжало во всём винить партию, хотя, по сути, к тому моменту она уже утратила свой авторитет и вовсе не являлась партией власти. Однако новая модель идентичности оказалась не только не сформирована, но и не сформулирована, каковой остаётся и по сей день. В итоге можно говорить о том, что одни государства СНГ оказались более успешными в проведении национальной политики (РФ, Казахстан, Республика Беларусь), а другие так и остались разобщенными (Украина, Грузия).

Политический кризис на Украине 2013–2014 гг., к сожалению, стал апогеем конфликта идентичностей на Украине. В этом государстве не только не удалось сформировать новую украинскую идентичность, но и даже обеспечить мирное сосуществование «русскоязычных украинцев» с «украиноязычными». Более того в течение всего времени существования независимой Украины государством управляли элиты с абсолютно оппозиционными взглядами на будущее страны, что опять-таки не могло не сказаться на ещё большем расслоении общества. В итоге бомба замедленного действия разорвалась в самом сердце государства и, словно инфекция, распространилась по территории всей страны.

Сегодня горькой правдой остаётся то, что несмотря на постоянно звучащие лозунги о единой Украине, она таковой не является, и вряд ли станет в ближайшее время. Поэтому перед научным сообществом, политиками, публичными деятелями стоит непростая задача – способствовать ускорению процесса идентификации украинцев. И самое главное, делать это не путём сплачивания нации перед общим врагом – Россией-агрессором – а  апеллируя к общепризнанным моральным ценностям, объективному подходу к истории и исторической памяти.


[i] http://www.rg.ru/2013/09/19/stenogramma-site.html

[ii] http://postnauka.ru/faq/25100

 

Комментариев пока нет