Политические предпосылки формирования «умной силы» как новой внешнеполитической стратегии США

29 октября 2016

При рассмотрении политических предпосылок появления умной силы, необходимо прежде всего обратиться к анализу правлений администрации Буша и политической обстановке того времени. Изучение умной силы подразумевает определенную отправную точку, и этой отправной точкой является признание провала администрации Джорджа Буша младшего и ее политической и идеологической доктрин. После террористической атаки сентября 2001 г., консервативные представители высшего руководства, ответственные за разработку внешней политики, объединились под предводительством одного плана действий: борьба с терроризмом, агрессивное уничтожение ощутимых угроз и провозглашение права и долга США действовать в одиночку - явная программа жесткой силы. С другой стороны, прогрессивисты казались чрезвычайно потерянными. Будучи отстраненными от политических дел, они выступали за тактику, кардинально отличающейся от тактики администрации Буша. Но они не смогли четко сформулировать определенный набор прогрессивных целей внешней политики США. Сьюзан Носсел, выдающий американский общественный деятель, в своей широко известной статье по умной силе утверждает, что «у прогрессивистов есть историческая возможность переориентировать внешнюю политику США на свою амбициозную программу»[1], и что эта программа должны быть закреплена в том, что она называет «главной опорой внешней политики США двадцатого века»[2]. По теории, США, соответственно, должны предложить свое напористое лидерство - будь то дипломатическое, экономическое или военное - для продвижения широкого спектра целей: самоопределение, человеческие права, свобода торговли, верховенство закона, экономическое развитие и т.д. Основное различие между консерваторами и прогрессивистами заключается в том, что первые в основном опираются на военную мощь как главный инструмент государственного управления, в то время, как вторые также рассматривают торговлю, дипломатию, иностранную экономическую помощь и распространение (американских) ценности как важные инструменты внешней политики.

Сьюзан Носсел также утверждает, что «11 сентября преобразовало внешнюю политику администрации Буша; она перешла от обособленного к демонстративному унилатерализму. Буш запустил фанатическую милитаристскую программу. В то же время, однако, он принял некоторые идеалистические идеи своих либеральных предшественников».[3] Так, например, его Стратегия Национальной Безопасности 2002 г. обещает не только бороться с терроризмом и предупреждать угрозы, но и «активно работать для привнесения надежды демократии, развития, свободного рынка и свободу торговли в каждый уголок мира»[4]. Поэтому, призывая к защите прав человека и демократии для дальнейшего агрессивного продвижения утилитаризма в военной силе, консерваторы, можно сказать, «запятнали» идеи либеральных интернационалистов и роль США в их продвижении. «Сверхдержаве, которая не воспринимается как либеральная, не будут доверять как поставщику либерализма», - утверждает Носсел.

По сути, подрывая сотрудничество, международные организации и доверие к США, администрация Буша вызвала цикл, который, по мнению Носсел, «разрушает силу США». В итоге, «освобождение и свобода - самые заразительные идеи в истории - ассоциируются, по крайней мере, на Ближнем Востоке, с насильной и ненужной оккупацией и интервенцией. Новая программа должна превратить этот порочный круг в добродетельный, в котором сила США порождает уверенность в американском лидерстве, еще больше увеличивая влияние США». Этого результата можно достигнуть с программой умной силы.

Соответственно, суть заключается в том, чтобы понять как программа умной силы может быть осуществлена и какой стратегии нужно придерживаться. Но перед тем, как рассмотреть эту проблему, необходимо вернуться к анализу американской политической ситуации, которая стала предпосылкой стабильного, по общему мнению, упадка не только в отношении политического  курса США, но в отношении государства в целом. Можно выделить несколько пунктов касаемо ошибок, совершенных администрацией Буша.

Основным провалом администрации во внешней политике стала ее неспособность понять ее контекст. Это привело к неспособности использовать необходимые средства в отношении вовлеченных акторов и желаемых результатов. К тому же, действия администрации были вызваны идеологическим подходом, который вынудил Президента и Госсекретаря выработать доктрину, основанную на идее, что насилие и принуждение смогут решить все проблемы; следовательно, администрация выбрала инструменты в соответствии с ее «взглядом на мир» и опиралась исключительно на жесткую силу. Администрация не воспринимала мягкую силу в качестве силы как таковой.

Таким образом, это упрощенное представление политического контекста США позволяет нам понять динамику любого выбора, будь то политического, экономического или военного и выделяет три основные константы: центральное положение контекста, динамика силовых решений и предвиденные и непредвиденные последствия. Именно на этой базовой модели Най основывает свою программу умной силы, которая подразумевает восстановление положительного американского имиджа в мире.


[1] NOSSEL, S., 2004, Smart Power, Foreign Affairs, March/April 2004

[2]Там же.

[3]Там же.

[4] The National Security Strategy of the United States of America, September 2002, Washington

 

Комментариев пока нет