Почему всё не могло остаться как было? Диалектика позднесоветского общества (часть 5)

Итак, трудно спорить с тем, что Советский Союз в конце 1960-начале 1980-х достиг наивысшей точки своего развития – и по влиянию в мире, и по жизненному уровню своих граждан, и по индустриальному развитию, идеологическим свободам, межнациональным взаимоотношениям. Но думать, что не будь Горбачева и команды перестройщиков, то СССР продолжал бы развиваться так же и дальше, и к 2011 году советские космонавты покоряли бы Марс, по меньшей мере наивно. Дальнейшее развитие в том же направлении вело к обострению внутренних противоречий, которые были неотделимы от достижений советской цивилизации того времени, так что умножение одних вело к умножению других. Фактически уже в 70-е гг. в СССР в зародыше были все те негативные явления, которые впоследствии взорвали страну – и потребительские настроения, и продовольственный кризис, и «черный рынок» и теневой бизнес, и безверие, и цинизм, и национализм на окраинах. В корне своем они сводились к тому, что Советский Союз не смог бесконфликтно проскочить очень важную границу для цивилизаций советского типа, в которых модернизации проводится на базе победы крестьянской революции – переход от аграрного к индустриальному, городскому обществу.

Из этого, конечно, вовсе не следует, что Советский Союз был обречен и ничего нельзя было изменить. В истории нет жесткого однозначного пути развития и любой социальный кризис предполагает несколько (хотя и ограниченное количество) возможностей выхода из него. К сожалению, перестроечное руководство реализовало один из худших (хуже, пожалуй, был бы лишь распад Союза с распадом самой РСФСР и с полноценной гражданской войной не только на окраинах, но и в центре бывшей сверхдержавы).

Как можно было бы преодолеть этот кризис без столь болезненных потерь? Для нас этот вопрос уже относится к области фантастики, хотя для Китая, например, он сейчас один из самых насущных. Китай – также цивилизация советского типа, возникшая в аграрной стране в результате крестьянского восстания, возглавленного партией радикальных городских революционеров. Недавно Китай подошел к грани, за которой он превратится из аграрно-индустриального в индустриальное общество и столкнется примерно с теми же проблемами, с которыми Советский Союз столкнулся в конце 60 – начале 80-х. Китайцам успешно удалось провести демаоизацию (в противоположность Советскому Союзу, в которой хрущевский вариант десталинизации подорвал идеологию и веру народа в руководство).  Есть большие шансы, что и дальше удача будет им сопутствовать. Возможно, учтя опыт Советского Союза, они поймут, что излишнее увлечение индустриализмом, ускоренная и грубая урбанизация, забвение интересов деревни, разрушение крестьянства смертельны для обществ советского типа. Нас об этом по-своему пытались предупредить «почвенники» и «деревенщики» 70-х, но руководство государства и партии, увы, к ним не прислушалось…

Рустем Вахитов российский ученый, историк философии и обществовед, политический публицист, писатель. Кандидат философских наук. Член союза писателей Республики Башкортостана. Член союза писателей России.