Есть мнение

План наступательной операции советских войск под Сталинградом

29 октября 2016

Ставка Верховного Главнокомандования с Генеральным штабом с самого начала Сталинградской битвы искали решение, позволяющее разгромить сталинградскую и кавказскую группировки противника. Руководствуясь пословицей: «Один ум хорошо, а два лучше», Ставка запросила предложения от командующих фронтами. Но ни К. К. Рокоссовский, ни А. И. Ерёменко ничего стоящего предложить не смогли.

Рокоссовский излагал свои соображения относительно нового наступления с целью соединения с 62-й армией, сражающейся в Сталинграде. А. И. Ерёменко тоже не внёс достойных внимания предложений. Но его ответ необходимо рассмотреть подробнее, так как А. И. Ерёменко и Н. С. Хрущёв утверждали, что под Сталинградом был реализован их план. Может быть, Хрущёв с его уровнем мышления был в этом даже убеждён. Фактически такие заявления совершенно не соответствуют действительности.

Действие войск по плану Ерёменко могло только побеспокоить немцев, но не решало ни одной задачи по разгрому группировки противника. А. В. Исаев о плане А. И. Ерёменко написал следующее: «… В таком варианте это не столько контрудар, сколько рейд по тылам противника. Успех его представляется более чем сомнительным… Образование прочного «котла» план командующего Сталинградским фронтом не обеспечивал. В распоряжении противника оставалась железная дорога, идущая из Сталинграда на запад через Суровкино и Обливскую».

Г. К. Жуков в своей книге «Воспоминания и размышления», можно сказать, идею плана, приведшего к разгрому немцев под Сталинградом, приписывает себе, и разговор со Сталиным на эту тему датирует 12 сентября. Но наша неудача с наступлением Сталинградского фронта произошла 18 сентября, когда задействовав сравнительно крупные силы, мы не смогли прорвать оборону немцев и после этого начали искать другие решения.
Да и само решение о нанесении удара по флангам было правильным, но далеко не новым. Это классика ведения оборонительного сражения.
И. В. Сталин принимал участие в разработке таких планов ещё в 1919 году при разгроме Деникина. Суть была не в этом, а в том, где наносить фланговые удары и какими силами?

Решение данного вопроса принадлежит не Жукову, и тем более не Ерёменко, а Ставке, то есть Сталину и Генеральному штабу.
Г. К. Жуков в одной из своих оценок тоже это признаёт, указывая на ключевую роль Ставки ВГК в подготовке операции. Он писал: «Основная и решающая роль во всестороннем планировании и обеспечении контрнаступления под Сталинградом неоспоримо принадлежит Ставке Верховного Главнокомандования и Генеральному штабу»
 «Действительно взвешенный и работоспособный план был подготовлен советским верховным командованием… Все претензии Ерёменко и Хрущёва на авторство «Урана» в лучшем случае смешны. В отношении действий северной группировки их план был просто чудовищен», - написал А. В. Исаев.

Наступательную операцию советских войск в невиданных до этого для нашей армии масштабах назвали, как понятно из вышесказанного, «Уран». План этой операции соответствует выражению, что «всё гениальное – просто».

Наш Генеральный штаб оказался на высоте и детально разработал план операции. Им были решены тысячи вопросов и поставлены задачи войскам. Каждый из 1млн. 103 тысяч человек по расчётам генштаба получил всё необходимое для наступления и обеспечения наступления наших войск.
Не менее титанический труд проделали службы тыла, офицерский состав фронтов, скрытно сосредоточив людей и технику в указанных местах. Большой вклад в разработку плана и подготовку операции внесли начальник Главного Управления тыла Красной Армии генерал А. В. Хрулёв и начальник артиллерийского управления, в то время генерал Н. Д. Яковлев, а также генералы авиации А. А. Новиков и А. Е. Голованов, и генерал бронетанковых войск Я. Н. Федоренко.

25 октября согласно плану был создан Юго-Западный фронт под командованием генерал-лейтенанта Н. Ф. Ватутина. Юго-Западному фронту и его 5-й танковой армии отводилась главная роль во всей операции.

Ударная группировка Сталинградского фронта, расположенная южнее Сталинграда, была намного меньше насыщена вооружением по сравнению с Юго–Западным фронтом, так как могла снабжаться только с восточного берега Волги со слабой сетью железных дорог.
У Донского фронта были ограниченные цели наступления.

Войскам 62-й и 64-й армий Сталинградского фронта, находящимся в городе и прижатым к Волге, в пору было сдерживать натиск немецких войск. Только при успешном развитии событий они могли имеющимися силами начать теснить немцев от Волги.

При подготовке к операции были учтены недостатки при формировании мехкорпусов. «В сравнении с танковым корпусом удельный вес мотострелков в механизированном корпусе существенно вырос. Если танковая бригада насчитывала по штату 1107 человек, то механизированная бригада – 3707 человек. В танковых бригадах под Сталинградом насчитывалось по факту примерно 70-80 грузовиков, а в механизированных бригадах – 250-350 грузовиков. Чаще всего механизированные корпуса в Красной Армии были смешанного состава: три механизированные бригады и одна танковая. Организационно танки в механизированных корпусах объединялись в танковые полки, которые могли использоваться отдельно от механизированных бригад».
На начальника Генерального штаба А. М. Василевского  Ставка возложила обязанность координирования действий всех трёх фронтов Сталинградского направления.

Согласно разработанной операции «Уран» ударная группировка Юго-Западного фронта под командованием Н. Ф. Ватутина развернулась на плацдармах на левом берегу Дона у Серафимовича и в районе Клетской. Её задачей было прорвать оборону 3-й румынской армии и развивать наступление на Калач, Советский до встречи с группировкой войск Сталинградского фронта в районе указанных населённых пунктов.

Ударная группировка Сталинградского фронта развернулась южнее Сталинграда в дефиле озёр Цаца и Бацманцак. Задачей Сталинградского фронта был разгром частей 6-го румынского армейского корпуса и развития наступления на Советский, Калач до встречи с войсками Юго-Западного фронта. Оба фронта имели и другие боевые задачи.

Перебросить свои основные силы через Дон против наших наступающих армий немцы в любом случае не успевали. Кроме того, они не могли оставить Сталинград и бросить против советских войск части, находящиеся в городе.

После встречи групп советских войск Юго-Западного и Сталинградского фронтов у городов Калач, Советский главные силы немцев оказывались в окружении.

Задачей Донского фронта было окружение задонской группировки противника, то есть немецких дивизий, занимавших оборону западнее реки Дон, отрезав их от основных немецких сил, расположенных в междуречье Волги и Дона под Сталинградом и в самом городе. Донской фронт должен был производить удар по обеим берегам Дона. В этом была оригинальность плана операции для Донского фронта.

Чтобы реально представлять силу советских войск перед наступлением достаточно рассмотреть силу одного Юго-Западного фронта. К началу контрнаступления Юго-Западный фронт насчитывал в своём составе двадцать три стрелковых дивизии, три танковые, один механизированный и два кавалерийских корпуса, три танковых полка, одну мотострелковую, одну танковую бригаду, а также тридцать девять артиллерийских полков, семь миномётных полков и семь полков реактивной артиллерии РГК. Вспомогательный удар с целью обеспечения 5-й танковой армии с запада наносили три стрелковые дивизии 63-й армии (вскоре ставшей 1-й гвардейской армией).

Войска Юго-Западного фронта имели следующую численность: боевые войска – 331 948 чел., в том числе 1-я гвардейская армия – 142 869 чел., 21-я армия – 92 056 чел., 5-я танковая армия – 90 600 чел., остальные соединения – 6423 чел, боевые войска вместе с тылами – 389 902 чел., орудий полевых – 2705 шт., миномётов – 5582 шт., БМ РА – 218 шт., танков – 721 шт.

Перед кавалерийскими корпусами в основном ставилась задача создания внешнего фронта окружения. Они приходили под Сталинград, делав марши протяжённостью до 564 километров. Любой танковый корпус на марше такого расстояния вышел бы из строя.

Три участвовавшие в операции фронта имели 1 млн. 103 тыс. человек, 15 500 орудий и миномётов, 1463 танка и САУ, 1350 боевых самолётов.

Противостоящие советским войскам 8-я итальянская, 3-я румынская, 6-я немецкая, 4-я танковая немецкая и 4-я румынская армии группы армий «Б» под командованием генерал-полковника М. Вейхса насчитывали свыше 1 млн. 011,5 тыс. человек, 10 290 орудий и миномётов, 675 танков и штурмовых орудий, 1216 боевых самолётов.

Из приведённых данных видно, что численность наших войск и войск противника была примерно одинакова, и разгромили советские войска противника, потому что имели больше орудий и танков и оригинальный, глубоко продуманный, тщательно разработанный план крупнейшей военной, хорошо подготовленной  операции. Именно в этом кроется успех нашего наступления.

Превосходство в вооружении наши войска получили благодаря умело проведённой эвакуации промышленных предприятий и людей в 1941 году и быстрому вводу предприятий в строй на новом месте. В этом огромная заслуга советского правительства во главе с И. В. Сталиным.

Комментариев пока нет