Перманентный тупик: эксперты о перспективах «нормандского формата»

9 июня прошло ровно полгода после переговоров «нормандской четверки» в Париже. Примерно два месяца назад, как анонсировали участники квартета, после выполнения ряда условий парижского саммита, должна была состояться следующая встреча лидеров Германии, России, Франции и Украины в Берлине. Однако на сегодняшний день ни одно из решений парижской встречи, которые были зафиксированы на «бумаге» в итоговом коммюнике, так и остается невыполненным, говорится в докладе Центра политической конъюнктуры, эксперты которого проанализировали текущее состояние конфликта и его перспективы.
С незначительными флуктуациями в сторону «похолодания» или «потепления» отношений переговоры прибывают в таком состоянии с сентября 2015 года. Тогда президент Порошенко — то ли в результате давления радикальных националистов, устроивших 31 августа провокацию под стенами Верховной Рады, то ли по той причине, что он сам был интересантом провокации, — отказался от вынесения на второе чтение в украинский парламент поправок в Конституцию, в переходных положениях которой появлялась ссылка на закон об особом статусе Донбасса.
Причиной решений, которые принимают действующие лица и которые зацикливают ситуацию в тупиковой фазе, являются не персоналии и идеологические предпочтения decision maker’ов. Она заключается в несоизмеримом прочтении Москвой и Киевом своих целей и интересов в донбасском кейсе, которые трактуются политическими элитами обеих стран как национальные интересы России и Украины соответственно. В итоге конфликт в Донбассе, как и вопрос о Крыме, могут определять двусторонние отношения и оказывать влияние на поведение игроков на постсоветском пространстве на десятилетия, говорится в докладе.
Эксперты ЦПК отмечают четыре основных аспекта конфликта.
Во-первых, ОБСЕ фиксирует, что в Донбассе вновь происходит эскалация вооруженного противостояния. Обстрелы участились, их жертвами становятся, в том числе, гражданские лица и объекты гражданской инфраструктуры. В ответ на обострение 20 мая в ДНР и ЛНР объявили о приведении своих войск в состояние боевой готовности (3 июня было принято решение об отмене режима боевой готовности). В то же время Киев, как и раньше, ссылается на факт продолжающихся перестрелок в качестве оправдания невозможности содержательного обсуждения политических вопросов.
Во-вторых, новые пункты для разведения сил в Донбассе не согласованы. Появились сообщения о том, что конфликтующие стороны восстанавливают свои позиции в тех точках, где войска были разведены в прошлом году в преддверии парижской встречи. Киев в принципе не заинтересован во взаимном отводе войск, который интерпретируется как потеря завоеванных ВСУ позиций. Эта позиция была обозначена еще на саммите в Париже, когда Зеленский отказался разводить войска вдоль всей линии соприкосновения. Вместо этого, украинские переговорщики пытаются запустить обсуждение вопросов о восстановлении контроля Киева над границей и о расформировании ополчения непризнанных республик.
В-третьих, нет абсолютно никакого сближения позиций по базовым пунктам Минских соглашений, касающихся политического урегулирования конфликта. Вопрос о приведении в соответствии верифицированной Киевом «формулы Штайнмайера» с украинским законом об особом статусе остается нерешенным. Украинские официальные лица открыто декларируют, что ни при каких обстоятельства не пойдут на предоставление Донбассу прописанного в Минских соглашениях постоянного особого статуса, который отличался бы от прав других регионов. Заявляя о готовности обсуждать параметры проведения выборов на неподконтрольных территориях по украинскому законодательству, Киев опять-таки настаивает на предварительных гарантиях со стороны России о передаче границы и расформирования вооруженных сил ДНР и ЛНР до проведения выборов.
В-четверых, диалог о новом этапе обмена пленными также развивается без успеха. Глава Офиса президента Украины Андрей Ермак объясняет это тем, что республики не пускают на свою территорию представителей Красного Креста, без чего невозможно сформировать точные списки. Республики, со своей стороны, ссылаются на опасности завоза коронавируса.
После ухода Владислава Суркова с позиции куратора украинского направления в Администрации президента и в российском, и украинском информационном поле рядом игроков создавались завышенные ожидания относительно будущих перспектив мирного процесса в Донбассе.
Телеграм-каналы тиражировали тезис, что причина отсутствия прогресса в урегулировании шестилетнего конфликта лежит в жесткой позиции Суркова, который якобы целенаправленно блокирует интеграцию Донбасса в Украину.
Украинские официальные лица в лице главного переговорщика Ермака поддерживали данный месседж, давая понять через утечки в СМИ и в телеграм-каналах, что им некомфортно вести переговоры с Сурковым.
В заключении эксперты ЦПК отмечают два важных момента.
Во-первых, конфликт в Донбассе является прежде всего военным конфликтом. Первые и вторые Минские соглашения стали ценой, заплаченной за два военных поражения Украины, которые привели к потере контроля над территориями. Украинская политическая элита не признает себя проигравшей стороной из-за того, что вооруженный конфликт носит «гибридный» характер, но в первую очередь — из-за позиции Запада, который поддерживает нарратив об агрессии России. Тем самым он пытается вынудить Кремль признать, что его поведение в 2014 году в отношениях с Украиной не будет прецедентом для дальнейших действий на постсоветском пространстве, за счет полного обнуления шагов как в отношении Донбасса, так и в отношении Крыма. Вместе с тем поддержка со стороны Германии, Франции и США позволяет Украине вести переговоры так, как если бы она играла с позиции силы. В этом смысле для России кейс Донбасса — это конфликт с Западом, а не только с Украиной.
Во-вторых, как в России, так и на Украине консенсусная позиция по Донбассу становится частью национальных интересов и не зависит от человеческого фактора, то есть от убеждений лиц, которые принимали решения в самом его начале. Пересмотреть эти интересы без потери лица и катастрофических последствий для внешней и внутренней политики обеих стран невозможно. А поэтому кто бы ни возглавил переговорный процесс в будущем и, сверх того, кто бы ни возглавил Россию и Украину в будущем, позиции останутся неизменными. Политические элиты обеих стран не смогут нарушить границы своих «красных линия», понимая, что это чревато коллапсом их политической поддержки и новым национальным унижением. Наконец, фактор Крыма навсегда останется проблемой в международных отношениях, и Украина не перестанет увязывать вопросы Крыма и Донбасса, как не перестанет и Россия последовательно выносить этот вопрос за скобки.
«В такой ситуации значительный прогресс в переговорах маловероятен. Он может стать результатом только кажущегося сейчас нерациональным, а потому непредсказуемого в настоящий момент изменения позиций одной или обеих сторон. Вместе с тем, будет продолжаться вялотекущий мирный процесс, потому что ни Россия, ни Украина не могут позволить себе из него выйти, рассчитывая возможные риски усиления давления или потери текущих в целом комфортных для себя переговорных позиций», — заключают эксперты ЦПК.
Подробности: http://actualcomment.ru/permanentnyy-tupik-eksperty-o-perspektivakh-norm...