Статьи

Переворот в Иране 1953 года и роль Британии.

08 мая 2018

В августе 1953 года государственный переворот, тайно организованный МИ-6 и ЦРУ, сверг народное националистическое правительство Ирана под руководством Мохаммеда Мосаддыка и привел к власти шаха Пехлеви, установившего диктатуру, поддерживающуюся пытками и репрессиями. Режим шаха получил полную политическую и экономическую поддержку со стороны Великобритании и США, включая его самый жестокий компонент - тайную полицию САВАК.

ЦРУ традиционно считается организатором переворота 1953 года. Тем не менее, рассекреченные британские документы показывают не только то, что Великобритания была главным зачинщиком переворота, но и то, что значительную финансовую поддержку переворота оказала Британия. Черчилль однажды сказал агенту ЦРУ, ответственному за операцию, что "не было ничего лучше, чем служить под вашим командованием в этом великом предприятии”.

Прелюдия к скрытым действиям

В начале 1950-х годов англо – иранская нефтяная компания (AIOC) – позже переименованная в Бритиш Петролеум - которая управлялась из Лондона и принадлежала британскому правительству и британским частным гражданам, контролировала основной источник дохода Ирана: нефть. AIOC называлась самими британцами "великой иностранной организацией, контролирующей экономическую жизнь и судьбу Персии".

Иранские националисты возражали против того, что доходы AIOC от иранской нефти были больше, чем доходы иранского правительства, с прибылью в размере 170 миллионов фунтов стерлингов только в 1950 году. Иранскому правительству выплачивались роялти в размере 10-12 % от чистых поступлений компании, в то время как британское правительство получало 30% этих поступлений в виде налогов.

Британский министр топлива и энергетики объяснил, что иранцы “конечно, имеют моральное право на роялти” за добычу нефти, но сказать, что “морально они имеют право на 50% или...даже больше прибыли предприятий, в которые они не внесли никакого вклада, является чушью”. 

Британский посол в Тегеране отметил: “очень важно не допустить уничтожения персами их главного источника прибыли, нефтяной промышленности, путем национализации. Они должны понять, что не в состоянии сами управлять нефтяной промышленностью, но могут пользоваться техническими достижениями Запада.”

Иранцы также критиковали низкие заработные платы местных рабочих AIOC, ужасные жилищные условия, а также то, что англо-иранская нефтяная компания фактически контролировала и правила в тех частях страны, где находятся нефтяные месторождения. В ответ на претензии по поводу жилья иранских рабочих, британский чиновник прокомментировал: ”ну, это как раз то, как живут все иранцы". AIOC рассматривала иранцев как ”просто свиней".

Приоритет Британии состоял в том, чтобы поддержать политическую “стабильность”, помогая иранским парламентариям “сохранить существующий социальный порядок, от которого они (британцы) так сильно выигрывают”. Одно из различий с Национальным фронтом (возглавляемым Мосаддыком) заключалось в том, что его члены “не использовали государственные должности для незаконного обогащения ”, - в частном порядке признал посол Великобритании в Иране. В результате Фронт получил широкую поддержку среди народа и интеллигенции. В качестве премьер-министра ему удалось во многом сломать феодальную систему и пошатнуть позиции крупных феодалов, купцов и связанной с ними бюрократии, которые тормозили развитие страны.. Вопреки британской пропаганде, правительство Мосаддыка было демократическим, народным, националистическим и не связанным с Москвой. Британцы отмечали, что, “ многие в Иране видят его как мессию”.

Но Мосаддык перешел черту, что касается Великобритании, национализировав имущество AIOC в мае 1951 года. В следующем месяце лейбористское правительство Эттли начало разработку планов по его свержению, отправив в Иран преподавателя из Оксфорда, обеспеченного значительными суммами денег.

Мохаммед Мосаддык

Мосаддык предлагал компенсацию британскому правительству за национализированное имущество, но Великобритания потребовала либо дачи новой нефтяной концессии, либо урегулирования, которое включало бы компенсацию за потерю будущих прибылей. Другими словами, иранцы должны были либо отказаться от национализации и вернуться к предыдущему положению, либо компенсировать AIOC не только свои инвестиции, но и всю нефть, которую она добыла бы в ближайшие 40 лет.

Национализация с последующей компенсацией рыночной стоимости была совершенно законным делом в международном праве, но это не имело значения для британских планировщиков. Британия “не считает, что следует вообще вести какие-либо дела с Мосаддыком ”. Вместо этого Министерство иностранных дел отметило, что “есть надежда на политические изменения, которые приведут к власти умеренные элементы”.

Первым шагом, предпринятым для устранения угрозы независимого развития, было прекращение добычи и экспорта нефти на месторождениях, принадлежащих британцам, что лишило Иран его основного источника дохода вплоть до переворота 1953 года. Это было сделано, зная, что ”результатом может быть банкротство Персии, что, возможно, приведет к революции". Другие, в основном американские, нефтяные компании также отказываются приобретать персидскую нефть, чтобы показать другим странам-экспортерам нефти урок из персидского непослушания.

Второй шаг – планирование тайных операций по смене политической власти в стране. ”Нашей целью в течение некоторого времени было назначение Сайида Зия премьер-министром", отметило Министерство иностранных дел в сентябре 1951. Зия не имел “народной поддержки”, и его назначение “скорее всего спровоцировало сильное общественное недовольство, чреватое беспорядками ”. Но для внешнеполитического ведомства Зия был " единственным человеком, который мог и хотел бы урегулировать нефтяную проблему в выгодную для англичан сторону” и способствовать “будущей стабильности” Ирана.

Третьим вариантом было прямое военное вмешательство, особенно военная оккупация района вокруг Абадана, крупнейшего в мире нефтеперерабатывающего региона и ‘’сердца’’ AIOC. 

По словам министра иностранных дел, это: 

“продемонстрирует раз и навсегда, что нельзя затрагивать экономические интересы Великобритании, особенно нефтяные. Это приведет к падению Мосаддыка и замены его режима на более договороспособное...это как ожидается, окажет благотворное влияние на весь Ближний Восток и другие места, как свидетельство того, что нарушение интересов Великобритании интересов не может быть оставлено безнаказанным”.

Были разработаны планы войны против Ирана. Но в конце концов внешнеполитическое ведомство признало этот вариант как "совершенно невыполнимый", поскольку считалось, что Иран сможет эффективно противостоять сравнительно небольшому количеству войск, которые может развернуть Великобритания. США также были против применения силы британцами, и президент Трумэн направил личное послание на этот счет Эттли. Министр иностранных дел Великобритании и министр обороны высказались за применение военной силы для захвата нефтяных объектов. Вариант военной интервенции оставался открытым до сентября 1951 года, когда Лондон, наконец, решил эвакуировать британский персонал и продолжить тайные операции.

После победы на всеобщих выборах в следующем месяце Черчилль ругал своих предшественников, “которые трусливо сбежали из Абадана, хотя силовой ответ позволил бы быстро разрешить все проблемы ". ”Если бы мы поступили в Абадане также как в Исмаиле, - объяснил Черчилль своему министру иностранных дел Энтони Идену, - никаких бы трудностей с персами у нас бы не было“. (Речь шла о британской акции в Исмаиле, Египте, в январе 1952 года. После того, как египетские повстанцы напали на британскую военную базу, британские солдаты заняли город, окружили полицейский штаб и приступили к планомерной зачистке города, убив пятьдесят человек и ранив сто, в результате принудив египтян к капитуляции)

Предпочтение диктатору

Целью Великобритании было установить "более разумное правительство", объяснил министр иностранных дел Энтони Иден. “Наши политики”, позже британский чиновник напомнил, “хотели избавиться от Мосаддыка как можно скорее”. Советник посольства Великобритании полковник Уилер пояснил, что ”смена правительства почти наверняка может быть осуществлена без каких-либо затруднений или помех". Таким образом, к ноябрю сотрудник Министерства иностранных дел сообщал, что “неофициальные усилия по подрыву правительства Моссадыка продвигаются вперед”. После провала переговоров по нефти главный британский переговорщик сообщил шаху, что единственным решением было организовать сильное правительство в условиях военного положения и заключить плохих парней (Моссадыка и его сторонников) в тюрьму на пару лет или около того". Посол Великобритании в Тегеране согласился, отметив, что если только шаха можно заставить занять силовую позицию, есть хороший шанс избавиться от Мосаддыка ". Затем новое правительство должно "принять решительные меры против отдельных радикалов".

С 1952 года Британия отдала предпочтение "некоммунистическому перевороту, предпочтительно во главе с шахом". Посольство Великобритании в Тегеране четко понимало, что ”это будет означать авторитарный режим".

Британские планировщики не питали иллюзий по поводу шаха. Они отметили, что ”главная претензия его политических критиков заключается в том, что он хочет монополизировать власть в своих руках и использовать ее для своего блага".

Как и в случае тайных операций в Индонезии в 1965 году, Великобритания поддержала установление диктатуры перед лицом популярных националистических альтернатив. Переворот может быть успешным, отметили планировщики, ”при условии, что будет найден сильный человек, соответствующий задаче переворота". Этот "сильный человек" будет "править во имя шаха". Документы показывают, что посол в Тегеране предпочел "диктатора“, который ”осуществит необходимые административные и экономические реформы и урегулирует нефтяной вопрос на разумных условиях".

Внешнеполитическое ведомство заявило, кто может быть таким разумным новым силачем: генерал Захеди, который должен был стать премьер-министром после переворота. Захеди в свое время отсидел в британской тюрьме в Палестине за пронацистскую деятельность в годы ВМВ. Он был известен как безжалостный и манипулятивный и был начальником полиции в Тегеране, где отличился потрясающей жестокостью. Британцы предлагали выделить 20 млн. фунтов стерлингов генералу после захвата власти.

Фазлолла Захеди

К марту 1952 года посольство Великобритании сетовало на то, что иранская армия “вряд ли предпримет открытые действия против Мосаддыка”, но что ее позиция может стать “более позитивной по отношению к нашим интересам”. Шах также, как сообщается, будет противостоять британскому давлению, но при этом надо дать понять “ что мы желаем свержения Мосаддыка как можно скорее”.

Официальный представитель посольства Великобритании Сэм Фалле встретился с Захеди 6 августа и записал, что последний готов принять участие в перевороте. Фалле предложил Захеди сообщить об этом США. Посол подтвердил, что Захеди "собирается контактировать с американским посольством и не желает казаться английским ставленником".

В октябре 1952 года иранское правительство закрыло британское посольство, утверждая что там проводилась шпионская деятельность, и, таким образом, сняло прикрытие для британской тайной деятельности. В ноябре группа из МИ-6 и МИДа встретилась с ЦРУ и предложила совместное свержение иранского правительства на основе хорошо продуманных планов Великобритании. Британским агентам в Иране был предоставлен радиопередатчик для поддержания контакта с МИ-6, в то время МИ-6 предоставил ЦРУ связь со своими контактами и агентами в Иране.

Британцы осуществляли широкомасштабный подкуп иранской элиты: старших офицеров армии и полиции, депутатов и сенаторов, мулл, торговцев, редакторов газет и государственных служащих, а также общественных лидеров. ” Эти силы", - пояснил агент МИ-6, - "должны были взять контроль над Тегераном, предпочтительно при поддержке шаха, но в случае необходимости и без него, и арестовать Мосаддыка и его министров”.

3 февраля 1953 года британская делегация встретилась с директором ЦРУ и Государственным секретарем США, а глава операции со стороны ЦРУ Кермит Рузвельт был направлен в Иран. 18 марта “ЦРУ было готово подробно обсудить с нами план свержения Мосаддыка", и в апреле было официально согласовано, что приемлемым кандидатом на его смену является генерал Захеди. К тому времени британские и американские агенты также были вовлечены в планы похищения ключевых чиновников и политических деятелей. В одном случае начальник полиции был похищен, подвергнут пыткам и убит.

Окончательно сигнал к началу организации переворота был дан США в конце июня. К тому времени Великобритания уже представила ЦРУ “полный план”. Вскоре последовало разрешение Черчилля, и дата была назначена на середину августа. В том месяце Кермит Рузвельт встретился с шахом, директор ЦРУ посетил некоторых членов семьи шаха в Швейцарии, а генерал армии США прибыл в Тегеран, чтобы встретиться с шахом и генералом Захеди.

Сигнал для начала переворота был согласован с Би-би-си; последний согласился начать вещание новостей на Персидском языке не с обычного “сейчас полночь по лондонскому времени”, а с “сейчас ровно полночь”. Услышав эти передачи, шах бежал из страны и подписал два пустых указа, которые должны были быть заполнены в нужное время: один заключался в отправлении в отставку Мосаддыка, другой назначал Захеди новым премьер-министром. Многолюдные демонстрации прошли на улицах Тегерана, финансируемые ЦРУ и МИ-6; по словам ответственного сотрудника МИ-6, 1 миллион долларов был в сейфе в посольстве США, а 1,5 миллиона фунтов стерлингов были доставлены Великобританией своим агентам в Иране. По словам тогдашнего агента ЦРУ Ричарда Коттама,

 " эта толпа, которая пришла в Северный Тегеран и была решающей в свержении, была толпой наемников. У нее не было идеологии. Эта толпа была оплачена американскими долларами, и сумма денег, которая была использована для оплаты их услуг, была очень большой”.

Одним из ключевых аспектов сюжета было представить толпу как сторонников иранской Коммунистической партии, Туде, чтобы обеспечить подходящий предлог для переворота, который бы ‘’спас’’ страну от ‘’коммунистической угрозы’’. Агенты, работающие на британскую разведку, выдавали себя за коммунистов и совершали провокационные действия: в частности, осквернения мечетей и нападения на мулл.

Рузвельт, глава операции со стороны ЦРУ, направил своих посланников к командующим некоторых провинциальных армий, поощряя их двинуть войска в Тегеран. В результате армейские части разбили сторонников Мосаддыка, убив более 300 человек. Американский генерал позже свидетельствовал, что “действия иракских военных координировались нами. Также мы предоставили им необходимое снабжение ”.

Однако вклад Великобритании также был значительным. Один из британских агентов, Шапур Репортер, который впоследствии стал советником шаха, был награжден рыцарским званием, прежде чем стать главным посредником в продаже британского оружия шахскому режиму, в частности, танков Чифтен. Через два года после переворота главой МИ-6 по окончании операции стал директор Королевского института международных отношений, одного из ведущих британских научно-исследовательских институтов.

Как и в любой другой британской и американской военной интервенции до распада СССР, сценарий защиты от “коммунистической угрозы " был развернут как официальная история. Реальная угроза национализма (и более грязные цели, такие как защита нефтяных доходов) были преуменьшены или удалены из картины, представленной общественности. Согласно тайной телеграммы британского МИДа в посольство в Вашингтоне: “необходимо любой ценой, чтобы правительство Его Величества не попало в положение, которое было бы представлено как империалистическая атака на националистическую Персию.”

Существует два варианта официальной истории. Первый заключается в том, что переворот был ответом на предстоящий захват власти коммунистической партией Туде, которая имела тесные контакты с Советским Союзом. Второй заключается в том, что Туде господствовала в правительстве Мосаддыка и что правительство готовилось учредить в Иране советскую республику. Все эти утверждения были ложными.

В сентябре 1952 года британский посол признал, что Туде “сыграла в значительной степени пассивную роль, довольствуясь тем, что поддержали общие начинания Мосаддыка. Но они не были движущей силой правительства”. Посольство США заявило за три месяца до переворота, что ”было мало свидетельств того, что в последние месяцы Туде набрала необходимую силу для взятия власти, хотя ее постоянное проникновение в иранское правительство и другие институты [продолжалось]".

Что касается попытки переворота Туде, то в докладе разведки Госдепартамента отмечается, что открытая попытка Туде взять власть “вероятно объединит всех не-коммунистов всех политических взглядов и приведет...к энергичным усилиям по уничтожению Туде силой, а противостоять такому давлению коммунисты, очевидно, еще не готовы”. Кроме того, силовая стратегия захвата власти путем переворота не была частью стратегии Туде и не существует каких-либо доказательств, что местные коммунисты действительно готовили переворот.

В своем тайном планировании британцы намеренно разыграли сценарий коммунистической угрозы для американцев, чтобы убедить их помочь свергнуть Мосаддыка. Один документ отмечает, что, предлагая американцам свержение Мосаддыка, “мы могли бы сказать, что, хотя мы, естественно, хотим решить нефтяной вопрос, мы отмечаем, что первая и самая важная цель заключается в том, чтобы не допустить советизации Ирана”. Агент МИ-6 полагал, что ”американцы с большей вероятностью будут работать с нами, если они будут рассматривать переворот как противостояние коммунизму, а не восстановления позиций AIOC".

” Я обязан своим троном богу, моему народу, моей армии – и вам", - сказал шах руководителю операции ЦРУ, ответственному за переворот; под “вами " он имел в виду США и Великобританию.

Теперь, когда ”диктатор" был поставлен в соответствии с пожеланиями Министерства иностранных дел, стабильность может быть восстановлена, первоначально под руководством нового премьер-министра генерала Захеди. В следующем году было заключено соглашение о создании нового нефтяного консорциума, контролирующего добычу, ценообразование и экспорт иранской нефти. Это обеспечило Великобритании и США по 40% прибыли каждому. Действительно, 40% прибыли для США была ценой, которую Великобритания тайно (и неохотно) согласилась заплатить США в обмен на помощь в свержении Мосаддыка. 


Комментариев пока нет