Педагогика А.С. Макаренко как зеркало кризисов и подъёмов национального самососознания России в ХХ веке

  1. Краткий обзор литературы о педагогике А.С.  Макаренко

Если официальная педагогика в СССР не поощряла идеи новатора о воспитании свободной личности, то либеральные идеологи педагогического образования в России не поощряют идеи трудового  воспитания детей в коллективе: они продвигают идеи индивидуализма и рыночные ценности – прямые антиподы педагогики Макаренко.

Как известно из истории России, после революции 1917 года и кровавой Гражданской войны в разорённой Советской России насчитывалось четыре  миллиона беспризорников. Судьбами  детей занялась ВЧК во главе с Ф.Э. Дзержинским:  беспризорники  были вырваны с улицы, из попрошайничества и воровства, бандитских шаек, – взамен они получили необходимое образование и профессии, стали достойными гражданами и защитниками страны. А.С. Макаренко организовал и ряд лет возглавлял колонию для беспризорников и несовершеннолетних преступников имени А.М. Горького и коммуну имени Ф.Э. Дзержинского.

Антон Семёнович любил своих воспитанников, но не был сторонником попустительства в воспитании детей и их произвольного развития. Макаренко удалось найти подход к колонистам, отличающимся разнузданным анархизмом, и обучать их жизни в совместном труде в сочетании с жёсткой, почти армейской дисциплиной. Исследователи отмечали, что воспитанники в этой педагогике были не только объектами, но и субъектами воспитания, они разнообразно проводили своё время и могли активно воздействовать на своих товарищей и на своё личное развитие.

Создатель школы воспитания одарённых детей, член-корреспондент РАО А.И. Савенков отметил в связи  с днём рождения Макаренко, что педагогика воспитания личности в трудовом коллективе были признаны советской педагогикой и остаётся актуальной в наши дни, когда дети с младенчества погружены в виртуальную реальность, что порождает сложности в их социализации. «Сейчас во многих компаниях заговорили о необходимости развития эмоционального, социального интеллекта – даже термины такие вошли в обиход. Прежде, в советские времена, когда система Макаренко активно изучалась в педагогических университетах и использовалась в воспитательной работе в школах, слов таких не было и проблем таких не возникало» [8]. 

В. В. Морозов подчеркнул триединство воспитательной педагогики Макаренко: программа человеческой  личности, человеческого характера и человеческого коллектива, которые являются путём становления растущего человека и его самостоятельности, способом его бытия  в коллективе, усвоения идеалов, ценностей, норм и установок из самой жизни. Он же приводит слова венгерского профессора Ференца Патаки, что если в обществе не гарантированы условия личной свободы, то такое общество неспособно и негодно принять педагогические идеи Макаренко.  В этом причина того, что в  советском образовании никогда не применялась педагогическая система А.С. Макаренко в массовом масштабе [5, с. 139, 141]. Тот же автор подчёркивал существенную черту воспитательной педагогики Макаренко – новую  мотивацию воспитанников [6, с. 5-14]. 

Е.В. Чмелёва обращает внимание на то, что педагогику Макаренко активно изучают в разных странах Европы, США и Японии, но в СССР и в современной России её отодвинули на задворки. Корни такого отношения к наследию она видит в следующих причинах. Во-первых, в начале советского периода работники Наркомата просвещения считали его практику воспитания несоветской: вместо кружков политграмоты его воспитанники посещали драмкружок, оркестр, выставки и походы. Во-вторых, педагог ставил задачу воспитания свободной личности, но лучшие  из этих личностей при Советской власти могли угодить за решётку. И в третьих, выдающийся ученик Макаренко, бывший колонист С.А. Калабалин,  охарактеризовал идеологию позднего советского времени такими словами: «Демагогия и А.С. Макаренко несовместимы. Воспитатели говорили детям одно, делали другое, требовали от них то, в чём сами сомневались» [9].

Л.И. Гриценко в докторской диссертации об А.С. Макаренко исследует не только процессы изучения и освоения его творчества в России и за рубежом, но и обращает внимание на диалектику его педагогики, на её двойственность. Она подчёркивает, что великий новатор заложил глубокую идею:  цели  воспитания  должны  определяться  как общественной нуждой (стандартом), так и особенностями каждой личности. Сейчас идея баланса общественного и индивидуального развития  получает развитие в работах современных педагогов [3, с. 215]. Представляется, что это и должно быть ядром воспитания в современной России, – без перекосов в ту или иную сторону.

И.К. Адильбеков подчеркнул, что через организацию образовательной деятельности Макаренко реализовал на практике принцип оптимизма в образовании: «Воспитывать человека – значит открывать перспективы на будущее, открывать ему возможность увидеть радость завтрашнего дня». К слову, социальный оптимизм был характерен советскому строю и всему советскому образованию на протяжении десятков лет. Достаточно прочитать трагический рассказ «Судьба человека» М.А.  Шолохова, где главный герой рассказывает о своей довоенной судьбе – это описание личного,  семейного и общественного оптимизма как доминанты развития в СССР!

И далее И.К. Адильбеков утверждает, что университетское образование рассматривалось в социалистических  странах как общественное благо, которое принадлежало обществу и служило ему, но в 1990-х годах ситуация в корне изменилась и образование превратилось в сферу рыночных отношений, в сферу услуг, в обиход вошли термины бизнеса. Идеи Макаренко о системе образования для нового человека стали подменяться идеями бизнеса, студенты стали клиентами,  а университеты превратились в подобие закрытых акционерных обществ [1,  с. 9-11]. Следует уточнить:  вся система образования в Российской Империи и в СССР понималась как общественное благо и служение обществу. Как известно, рыночные новации были зафиксированы в российском законе «Об образовании» 1992 года, что неминуемо приводило к подрыву и разрушению национальной культуры и самосознания, моральному разоружению перед нациями-конкурентами из Китая, США и Евросоюза. Сейчас правящие круги приняли решение на Государственном совете во главе с Президентом РФ об изъятии самого понятия «образовательная услуга» из федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» №273-ФЗ от 29.12.2012 г., о чём  сообщил министр просвещения Российской Федерации С. Кравцов [4].

Этот краткий обзор показывает сходство выводов рассмотренных авторов о судьбе педагогики Макаренко. Закон «Об образовании» в редакции 1992 года зафиксировал волю правящего класса России на то, в каком направлении развивать российскую систему образования после распада СССР: с ориентацией на Запад и копированием его ценностей.

  1. Педагогика как передний край войны за национальную культуру и национальное самосознание  России

А.С. Макаренко справедливо утверждал, что цели образования не могут определяться ни условиями биологии или физиологии, ни данными психологии. Главным фактором, определяющим цели образования,  является строительство новой общественной формации, воспитание нового человека под эту формацию. Кроме того, цели образования не могут быть независимыми от политики, или другими словами, от коллективной морали общества. Эти идеи Макаренко опирались на глубокую традицию российской и  мировой культуры. Основатель Советского государства В.И. Ленин подчёркивал, что образование тесно связано с идеологией государства и выполняет задачи, которые идеология ставит перед воспитанием.

Идея Ленина о связи национальной педагогики с волей государства отнюдь не нова: она родилась задолго до возникновения древнерусского государства!  Авторы идеи – величайшие философы древности Платон и Аристотель, хорошо известные в истории педагогики. При анализе произведений Платона «Государство»  [7] и Аристотеля «Политика»  [2] прослеживается идея о том, что система образования в государстве – это система воспитания достойных граждан и патриотов страны, которые примут активное участие в делах развития государства и общества, национальной культуры, а при необходимости – будут защищать их  от  врагов. 

В современной России, в отличие от агрессивных кругов США и Европейского Союза, не обращают внимания ни образованных слоёв общества, ни подрастающих поколений на фундаментальный факт. Дело в том, что национальная педагогика и литература, экономическая теория, государственная идеология, политическое и военное самосознание являются разными формами единого национального самосознания, в котором они как формы выполняют свои определенные функции по защите и развитию культуры, экономики и общества. 

Противоречивая судьба педагогики Макаренко имеет яркие параллели в советской литературе, которая также напрямую соприкасалась и посредством метода социалистического реализма выполняла задачи партийной идеологии.

Хорошо известно, что на формирование педагогики Макаренко большое влияние оказали гуманистические идеи признанного во всем мире писателя А.М. Горького. Макаренко состоял в переписке с писателем и тот приезжал в колонию своего имени, руководимую педагогом. Известно и то, что Горький отрицательно относился к политике партии большевиков, и поэтому долгое время после революции жил в Италии на острове Капри. Но огромный моральный авторитет писателя в мире нужно было привлечь на сторону СССР,  поэтому  И.В. Сталин предложил А.М. Горькому приехать, чтобы организовать Союз писателей СССР, провести учредительный съезд и возглавить организацию. Хотя и взгляды, и образ жизни великого писателя не совпадали с советским образом жизни, партийной идеологией, он был встречен с большим почётом и ему были созданы роскошные условия жизни в центре Москвы.

Другой пример из советской литературы. Великий роман классика мировой литературы М.А. Шолохова «Тихий Дон» воспринимался партийными работниками как антисоветский, против Шолохова была развёрнута травля, якобы в силу молодости он украл роман у другого автора. Роман изначально  противоречил официальной трактовке гражданской войны на Дону и поэтому, в отличие от романа «Поднятая целина», в СССР не изучался в школьном курсе литературы. В конечном итоге черновики романа через  много лет после Великой Отечественной войны нашлись в Германии и были выкуплены у потомка германского офицера, который украл архив писателя из дома М.А. Шолохова во время оккупации станицы Вёшенской и вывез на свою родину.

Отказ от идеологии образования как сферы услуг означает идейно-культурный кризис российского либерализма ввиду  отсутствия обещанного России успеха на этом пути. Либеральная идеология  изначально противоречит историческому развитию русской культуры и русского образования, поскольку она базируется на других ценностях, слепо перенятых из других культур и не прижившихся на российской почве. Эта идеология не желала признавать сферу образования как государственный заказ, как среду воспитания патриотов своей страны,  как служение обществу и государству, а пропагандировала служение индивида только самому себе.

Педагогическая карьера А.С. Макаренко начиналась с осмысления пути российского образования. Его диссертация имела весьма характерное название «Кризис российской педагогики», но ведь и само российское общество было в глубоком кризисе, приведшем к трём революциям и гражданской войне в начале ХХ века.

Многие исследователи отмечали, что педагогические идеи Д. Дьюи воспитания свободного человека и идеи воспитания свободной личности А.С. Макаренко при всех различиях (обусловленных различиями американской и российской культуры) имеют немало сходства. И поскольку идеи Дьюи возникли из либерального общества, а идеи Макаренко из патриархального общества, основанного на авторитете отца, учителя, то российский либерализм в образовании можно охарактеризовать как вырожденный и нежизнеспособный на национальной почве. Именно поэтому принести зрелых и значимых плодов для современной российской культуры он не мог и не принёс, зато образование откатилось с 1-го места СССР на 54-е место в мире России.

В XIX-XX веках ведущей формой российского самосознания являлась классическая литература и властителями умов интеллигенции и дворянства являлись писатели. Не случайно А.С. Пушкин и М.Ю. Лермонтов при жизни являлись вершинами национального самосознания,  были близко знакомы,  активно общались и влияли на умы современников, русских философов – П.Я. Чаадаева,  славянофилов и западников. Современный российский кризис образования – далеко не первый, и ранее случался в XVIII - XIX веках; с этой русской бедой боролись как императоры Пётр I  и Александр II, так и большевики после революции.

Второй большой бедой русской культуры явилось углубляющееся противоречие национальной культуры – западничество дворянской элиты и коренная культура русского народа. Как раз в этом раздвоении культуры лежала причина появления двух философских течений – западничества и славянофильства. В этом раздвоении культуры лежал кризис и другой формы  национального самосознания – военного самосознания,  приведший её к ряду катастрофических поражений в XIX-XX веках. В этом раздвоении элиты и народа заключаются многие беды России и в современную эпоху. В Великой Отечественной войне огромную и недооценённую в обществе роль сыграли качественное образование и передовая медицина; образование – давая армии миллионы грамотных солдат и офицеров для всех родов войск, медицина – излечивая и снова возвращая в строй миллионы раненых.

Сопоставление судьбы учения Макаренко с судьбами писателей Горького и Шолохова позволяет сделать несколько выводов.

Во-первых, национальное самосознание едино, и его формы – образование и литература в сильнейшей мере испытывают влияние третьей формы – политического самосознания, идеологии государства, поскольку социальный заказ делает государство,  как главный распорядитель человеческих, финансовых и материальных ресурсов в стране.

Во-вторых, направления в педагогике и литературе, которые противоречат официальной идеологии, будут либо слабее финансироваться, чем лояльные официальной власти направления, либо подвергаться административному давлению и в наиболее жёсткой форме – политическим репрессиям. Поэтому судьба педагогики Макаренко в СССР столь же закономерна, как судьба романа «Тихий Дон» М.А. Шолохова или романа «Жизнь Клима Самгина» А.М. Горького.

В-третьих, педагогика основана на тех же организационных принципах, что государство и армия: на  природосообразности и культуросообразности воспитания. Все они вырастают из тела одной культуры и развиваются в тесной взаимосвязи друг с другом, их нельзя разорвать без глубокого ущерба для национальной культуры, экономики, государства и основ жизни народа страны. Главной целью национальных школ педагогики со времен Платона и Аристотеля всегда и везде являлось воспитание будущих граждан страны патриотами и её защитниками. Так это было во Франции, так было в Пруссии, так было в России-СССР. Победы армий в войнах и победы в космосе обеспечивались учителями школ, воспитывавших  будущих солдат и офицеров, рабочих, инженеров и учёных.

Это означает, что современная педагогика – это не просто сфера образования, но ещё сфера ожесточённой борьбы за самосознание нации, за умы и сердца своих граждан с конкурирующими и даже враждебными самосознаниями других стран, например США, Евросоюза или Китая. Более того, со времён «холодной войны» и условиях информационной, психологической войны против России образование – это фронтовая передовая войны за национальное самосознание. Кто победит в этой войне Россию, тот придёт не с армией, а с финансовыми учреждениями, которые уничтожат подготовку отечественных инженеров и ученых, но в первую очередь закроют педагогические вузы, чтобы сделать население страны малограмотным и неспособным задуматься ни о чём, кроме кружки пива, танцах и других развлечениях. Такие планы против России уже были и осуществлялись в Великую Отечественную войну. Проигравшему народу не дадут никаких свобод и обязанностей перед своей страной, но оставят только обязанности холопов перед новыми хозяевами.

В-четвёртых, чтобы не проиграть войну за своё будущее, Россия должна развивать свою национальную школу современной педагогики не с чужой кальки, а на отечественных традициях и на глубоком анализе причин кризиса. И по примеру самого новатора Макаренко, опираться на традиции, на национально мыслящую интеллигенцию, на стихийные силы из глубины живущего поколения. В этом триединстве – залог жизнеспособности самой педагогики, а следом – экономики, политики и армии в сложное, турбулентное время, переживаемое современной Россией. 

Список литературы:

  1. Адильбеков И. К. Новаторские идеи А.С.  Макаренко и идеи европеизации системы образования // Педагогическое наследие А.С. Макаренко и современное образование: традиции, опыт, инновации : сборник статей Международной научно-практической конференции. Пенза : МЦНС «Наука и Просвещение»,  2020. С. 9-11.
  2. Аристотель. Политика / [пер. с древнегреч. С.А. Жебелева]. Москва : АСТ, 2021. 384 с.
  3. Гриценко Л. И. Личностно-социальная концепция А.С. Макаренко в современной педагогике (сравнительный анализ отечественного и зарубежного  макаренковедения) : дис. … д-ра пед. наук. (13.00.01. – Общая педагогика). Тюмень, 1998. 372 с.
  4. Кравцов: Понятие образовательных услуг будет исключено из закона об образовании [Электронный ресурс]. URL: https://rg.ru/2021/10/03/ kravcov-poniatie-obrazovatelnyh-uslug-budet-iskliucheno-iz-zakona-ob-obrazovanii.html (дата обращения: 16.10.2021).
  5. Морозов В. В. Опыт А. С. Макаренко в современной педагогике // Профилактика зависимостей. 2018. №2 (14). С. 137-143.
  6. Морозов В. В. Воспитательная педагогика А.С. Макаренко – новая мотивация // Социальная педагогика. 2015. № 5/6. С. 5-13.
  7. Платон. Государство / [пер. с древнегреч. А. Н. Егунова]. Москва : АСТ, 2020. 448 с. 
  8. Профессор Савенков: педагогическая система Макаренко актуальна и в наше время [Электронный ресурс].  URL: https://activityedu.ru/Blogs/ opinion/aktualna-li-pedagogicheskaya-sistema-makarenko-v-nashe-vremya/ (дата обращения: 20.10.2021).
  9. Чмелёва Елена Викторовна. Интерпретация педагогики в современную эпоху // Теологический вестник Смоленской Православной Духовной Семинарии. 2017. № 3-2(3). С. 35-43.

В.А. Шишкин

Статья опубликована в сборнике: Психолого-педагогическое образование в современных условиях. Сборник статей по материалам IV Всероссийской научно-практической конференции. Новосибирск, 2022. С. 137-145.

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений