Военные политологи

От количества к качеству: число призывников сократили за счет контрактников

02 октября 2017
Перейдет ли Россия полностью на контрактную систему? Также узнали, что нужно для того, чтобы поднять престиж военной службы.

Александра Хворостова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона Александра Хворостова. В России впервые на десятки тысяч сократилось число призывников благодаря контрактникам. Об этом заявил первый заместитель начальника главного организационно-мобилизационного управления Генерального штаба ВС генерал-лейтенант Евгений Бурдинский. «Владимир Путин ранее подписал указ о призыве на военную службу осенью 2017 года 134 тысяч человек. Год назад в осенний призыв служить пошли 152 тысячи человек. „Существенное сокращение произошло в результате комплектования должностей рядового и сержантского состава военнослужащими, проходящими военную службу по контракту“, — сказал Бурдинский».

Именно эту тему мы взяли за основу информационного повода к нашей программе. Сегодня спросим мнения экспертов, о чем может говорить такое большое сокращение призывников за счет контрактников. И прежде мы поговорили с Александром Перенджиевым, военным политологом, доцентом кафедры политологии и социологии Российского экономического университета имени Г. В. Плеханова. У Александра Николаевича мы поинтересовались, о чем может говорить такое огромное сокращение числа призывников.

Александр Перенджиев: Здесь есть несколько моментов. Первый момент связан с тем, что, конечно, с точки зрения того, что у нас военнослужащие служат всего лишь один год, и если смотреть с точки зрения организации боевой учебы и боевой подготовки, то, конечно, есть смысл призывать именно осенью, в зиму как можно меньше личного состава, и как можно больше призывать именно весной. Это именно из-за того, что год всего лишь служба.

В данном случае, если мы призываем весной личный состав, то они с ходу попадают на интенсивную боевую учебу. Лето, осень — как раз это время, когда самая интенсивная боевая учеба. И в зиму у нас призывники уже входят обученными. А те, которые призываются осенью, — получается, что они идут в зиму. Учеба в зимних условиях не настолько может быть эффективна, как мы понимаем, из-за погодных условий. И получается, что эти призывники реально начинают учиться, только начиная с весны.

Вы понимаете, уже привыклось немножко в вальяжном варианте самой системы обучения, им, конечно, тяжелее войти в этот интенсивный учебный процесс. Призывнику сходу, как говорится, легче, потому что он сразу ориентирован на привыкание и воспринимает условия уже более нормально. А этот уже адаптировался за зиму и уже воспринимает это как норму. Поэтому лучше, чтобы осенний призыв был как можно меньше и больше — весенний. Потому что год — здесь совсем другая стратегия. Второй вариант — это из-за того, что у нас увеличивается число военнослужащих по контракту. Есть, где функции ВС, которые, может быть, несвойственны ВС, они избавляют.

А.Х.: Естественно, спросили мы, говорит ли это о том, что Россия может перейти на контрактную службу, и насколько контрактная служба целесообразная, по мнению Александра Николаевича, сегодня в России.

А.П.: Нет. У нас останется служба по призыву. Полностью на контрактную мы не перейдем, только потому что есть несколько моментов. В первую очередь, потому что у нас большая территория. И обеспечить всю обороноспособность только исключительно контрактниками не удастся. Во-вторых, все-таки служба по призыву обеспечивает определенный резерв граждан, находящихся в запасе, для того чтобы, в случае чего, можно было призвать.

Потому что тогда нам придется иметь граждан, которые не служили в армии, большое количество, но которые будут состоять в резерве, и просто вроде как типа чему-то они учились. Мы знаем, например, учебные сборы проходили студенты 3 месяца. Все-таки лучше, когда мы имеем человека, который все-таки полноценно служил хотя бы один год. А в-третьих, я считаю, что все-таки ВС — это еще хорошее место воспитания нашей молодежи. В этом я как преподаватель убеждаюсь. Я вижу молодых людей, они очень отличаются.

Одно дело — 4 года как он себя вел в вузе и, закончив его, какой он человек. И потом, когда он пойдет в армию, как он резко меняется. Его ценности меняются. И все это в лучшую сторону. Он становится более ответственным и за свои поступки, и за понимание, вникание в те проблемы, которые раньше его вроде как бы и не касались.

То есть это хорошая именно не то что школа жизни — просто мы получаем более полноценных граждан, я бы так сказал. Все-таки вузы так не могут воспитать, как это делает армия. В этом убеждаюсь не я лично — в этом убеждаются все мои коллеги, в том числе и те, кто даже не преподает, а просто работает со студентами — работники деканатов и т. д. Они замечают — приходит, отслужил в армии, потом поступает в магистратуру и т. д. И они просто не узнают — неужели вот это лоботряс стал теперь такой воспитанный, такой порядочный человек.

Просто приятно с ним общаться и даже не верится, что он год назад был просто реальный лоботряс. И ничего с ним не могли поделать - учили-учили, кое-как выпустили и все. А сейчас нормальный человек, нормальный мужчина, с которым можно общаться, приятно с ним общаться. Поэтому, если убрать еще один институт воспитания молодежи — у нас нет более эффективных институтов воспитания, кроме ВС. Поэтому я считаю, что это будет очень большой ошибкой, если мы полностью откажемся от призывной армии. Потому что тогда мы вообще лишимся каких-то ценностей.

А.Х.: Поинтересовались у Александра Николаевича, за счет чего можно увеличить количество призывников, и нужно ли это делать сегодня.

А.П.: Нет, конечно. Зачем нам увеличивать количество призывников? Во-первых, у нас демографический спад. Во-вторых, я считаю, что служба по призыву тоже должна быть не такой, что тебя загоняют из-под палки, а это тоже должна быть привилегия. Тебя призвали в армию — значит, ты полноценный человек, здоровый, тебе можно доверять защиту Отечества и т. д. Тем более что у нас же есть хорошие механизмы, сейчас включены, для тех, кто отслужил по призыву. Скажем, есть определенные льготы для поступления на государственную службу. В том числе, прежде всего, в силовые структуры.

У нас есть такой регион, Северный Кавказ называется. Там, насколько мне известно, даже взятки дают не за то, чтобы уклониться от армии, а чтобы в армию пойти служить. Потому что очень высокая конкуренция, много молодежи. А, например, в службу судебных приставов — только после службы в армии, других вариантов нет. А все хотят более или менее хорошо и престижно устроиться. Поэтому, наоборот, рвутся — возьмите меня в армию, возьмите. Пока такого желания не пробивается еще в наших «славянских» субъектах федерации.

Но я думаю, что со временем мы к этому придем — не очень-то увеличивая количество призывников, а, наоборот, всячески его уменьшая, мы сделаем так, что служба даже по призыву будет рассматриваться как попадание в какую-то элиту, как некий статусный рост. Само понятие «военнослужащий запаса», пусть и по призыву, будет как повышение уровня статуса человека. Я уверен, что мы к этому придем. Поэтому, конечно же, не надо увеличивать, а надо идти к элитарности самого понятия «ратный труд».

А.Х.: Мы не могли пройти мимо новости о том, что проект об обязательном психологическом отборе призывников принят Государственной Думой в первом чтении. Об этом заявили СМИ еще 22 сентября со ссылкой на законодательный орган. Мы спросили мнение Александра Николаевича по поводу психологического отбора призывников.

А.П.: Безусловно, этому должно уделяться большое внимание, потому что я сам тоже, как офицер, который столкнулся с этой проблемой… Вы думаете, что офицеры заинтересованы, чтобы всех подряд призывали, — нет. Именно как раз лучше, чтобы это были люди полноценные, здоровые, прежде всего, физически, морально, психологически и т. д. Которые могли бы выносить тяготы и лишения воинской службы, нормально выстраивать отношения со своими товарищами. А когда попадают всякие наркоманы, с какими-то отклонениями — они очень много проблем приносят именно руководству.

Эти проблемники больше отнимают время, чем другие вопросы повседневной жизни, любые — организация боевой подготовки, культурно-досуговой работы, воспитательной в целом с личным составом. Это все отнимает время у командиров. Это не просто что мы должны призывать «нормальных» людей. Это же сказывается и на безопасности граждан, а не только на той проблеме, о которой я говорил, по поводу командиров.

Потому что сколько таких вот, с отклонениями потом уходили с поста, с автоматом убегают, превращаются в ходячего преступника. Мы же этим молодым людям все-таки доверяем оружие, военную технику и т. д. А она все больше совершенствуется. Все равно нужно, чтобы люди были физически здоровы, но и, конечно же, как ни крути, без высоких слов, преданы своей Родине, готовы ее защищать.

Подробнее на сайте радио "Соль" (включая аудиоверсию выступления): https://salt.zone/radio/9579

Комментариев пока нет