Основная проблема. Возможное решение.

Сегодня проблема мира – это отсутствие механизмов для серьезного международного взаимодействия.

Речь о взаимодействии культур и мировоззрений, наряду с взаимодействием экономическим и политическим, настолько глубоком, что нужда в конфронтации была бы минимизирована до практического минимума.

Человечество живет с потребностью общемирового примирения и в одновременно существующей парадигме недоверия и взаимоисключающих интересов.

Единственно чего мы добились в результате двух разрушительных мировых войн и гонки ядерных вооружений, это механизмов силового сдерживания, взаимного контроля и взаимодействия в системе правил недоверия и всегдашней ежеминутной готовности все на свете уничтожить.

К сожалениям по этому оводу сводятся все публикации о современной политике, экономике, культуре и международной практике.

Призывы к созданию механизмов преодоления движения по замкнутому кругу не находят отклика хотя бы потому, что это движение есть вечный двигатель мировой истории. И что будет если этот двигатель остановить или снизить его обороты никто не знает?

С одной стороны, трагизм бытия является энергией истории и смыслом существования человечества. Не будь всей этой кутерьмы с добыванием хлеба насущного, переросшего в современные экономики и продолжением человеческого рода, разграничившего людей на семьи, народы и государства; и не будь деятельности людей, посвященной силовому преодолению всяческих препятствий с этим связанных, чем бы еще занималось человечество? Убери у него эти проблемы и вполне возможно исчезнет смысл его существования!

С другой стороны, ходить каждый день по лезвию бритвы еудобно. Да и помирать никому не хочется. Уж лучше поискать иные смыслы…

В практическом плане системы взаимного контроля и взаимных угроз обросли множеством невоенных систем взаимодействия.

Это международные конструкции в сфере права, здравоохранения, защиты окружающей среды, энергетических, космических, транспортных и множества прочих проектов.

Но все эти проекты, облегчая жизнь решением каких-то вопросов, порождают другие, на новых уже не решаемых уровнях.

Мир уперся в необходимость гармонизации своего существования.

Ему, то есть всем, нужен метод либо силовой, посредством подчинения одному центру, либо метод полифонии, посредством согласованных действий множества сил, подобно звучанию оркестра из множества инструментов.

Ни тот ни другой метод не имели исторического подтверждения своей эффективности в масштабе всего мира.

Создание единого мирового центра для Александра Македонского и Чингиз-Хана, Наполеона и Гитлера, коммунистов и глобалистов, оказалось задачей нерешаемой из-за недостатка ресурсов для построения и поддержания такой системы.

Вариант полифонии, имел единственную попытку реализации посредством ООН, которая, через семь десятилетий с момента создания, дошла до вероятных пределов своей эффективности

Мир нуждается в методе, который бы учитывал разумные запросы всего спектра мировых сил и мирового бессилия, то есть тех слабых и последних, которые вполне могут, при иных условиях стать также сильными и, вполне возможно, первыми.

Это путь гармонизации мира на ряде принципов, по поводу которых человечество еще может попытаться договориться, так как таких принципов немного. Да и определение средних значений общемировой полезности тех или иных решений сейчас возможно просто технически.

Создание новых международных организаций, или ответвлений уже действующих, наверное важно. Но добиваться национального ли глобального сдерживания можно лишь опираясь на выпукло выраженную коллективную волю мирового сообщества. На принципах ООН и, вероятно, дополнительных, определенных с учетом современных реалий.

В числе таких базовых вероятно полезно введение в международные политические процессы особо крупных финансово-экономических субъектов. По факту, в завуалированной форме, они давно и мощно участвуют в формировании мировой политической повестки.

Легализация крупных экономических субъектов в качестве участников международной политики позволило бы ввести меры публичного контроля над их деятельностью, выявлять их реальное влияния и, соответственно, при необходимости ограничивать это влияние на основе принципов общемировой полезности или гармонизации, если деятельность экономических, финансовых гигантов будет им противоречить.   

Конечно, большие деньги не любят публичности.

Но публичная власть, присутствует во всем мире, и, в своей основе, не заинтересована в зависимости от крупных капиталов, которые, по происхождению, являются реликтами давно минувшей эпохи непубличной власти. Очевидно, что ни Барухи, ни Морганы, ни Ротшильды, ни им подобные не могли бы возникнуть и набрать «вес» вне систем абсолютной власти.

Но теперь в мире преобладает власть публичная.

Это ставит под вопрос сосуществование суверенов с публичными политическими системами и капиталов, возникших при абсолютизме или деспотизме, воспроизводящих комфортный для них абсолютизм и деспотизм в финансово-экономической сфере и в политике.

Автор: П. Дмитриев

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений