Главная тема Новости

Очередная реформа МВД: плюсы и минусы

29 октября 2016

Алексей Кудрин, бывший министр финансов и основатель Комитета гражданских инициатив (КГИ) недавно вошел в общественный совет МВД. И сразу же представил концепцию системной реформы правоохранительных органов, подготовленную для КГИ группой экспертов Института проблем правоприменения Европейского университета в Петербурге в сотрудничестве с фондом «Индем». С его слов, изложенные в документе идеи основаны на результатах анализа работы правоохранительных органов, закрытых интервью сотрудников правоохранительных органов и судей, а также соцопросов.

По мнению авторов концепции, в нынешнем виде российская правоохранительная система серьезно тормозит экономический рост, не способствует стабилизации ситуации в стране. В числе ее недостатков названы: избирательность регистрации преступлений, игнорирование сложных дел, отсутствие контроля общества и обратной связи с ним. В результате – у определенной части граждан система вызывает недоверие и страх.

Озвученная Кудриным реформа затрагивает не только МВД, но и Следственный комитет (СКР), и Федеральную службу контроля за оборотом наркотиков (ФСКН). Предполагается, что итогом ее проведения станет ликвидация МВД и ФСКН как отдельных ведомств. Разработчики документа связывают многие проблемы в деятельности этих структур со сверхцентрализацией управления. Для ее преодоления предлагается разделить полицию на три уровня — федеральную (расследование тяжких и особо тяжких преступлений, борьба с межрегиональной и оргпреступностью), региональную (преследование по нетяжким деяниям, охрана зданий органов власти региона и регулирование дорожного движения) и муниципальную (регистрация правонарушений, охрана общественного порядка, профилактика). По замыслу авторов, эти уровни должны быть автономны и независимы друг от друга, при этом региональная и федеральная полиции будут иметь в своей структуре подразделения вплоть до уровня районов. Такое построение МВД позволит разделить уровни подотчетности: муниципальной — перед главой муниципалитета и местным собранием; региональной — перед губернатором и заксобранием; федеральной — перед президентом. Кроме того, предполагается, что это усложнит появление местной «полицейской мафии», будет способствовать предотвращению появления новых кущевок. Одновременно на смену «палочной» системе, провоцирующей фальсификацию отчетности, должна прийти система оценки по показателям, которые устанавливались бы специальной комиссией в ходе публичного обсуждения на базе местного законодательного органа.

В соответствии с предлагаемой реформой патрульная служба, участковые и дежурные части отойдут к муниципалам, следователи МВД и дознаватели министерства и ФСКН, а также ОМОН и подразделения ГИБДД — к регионалам. Что касается федерального уровня, то будет создан орган на базе СКР. Должны быть созданы федеральное агентство криминальной статистики и федеральная служба по расследованию должностных преступлений, в том числе коррупции среди должностных лиц, которая будет подчиняться Госдуме (последняя будет утверждать ее руководителя). Полиция лишится таких непрофильных функций, как содержание внутренних войск, организация работы инспекций по делам несовершеннолетних, вневедомственной охраны и лицензионно-разрешительной деятельности. Предполагается, что эти функции возьмут на себя другие госорганы, а вневедомственная охрана станет рыночной компанией под государственным или частным контролем.

По замыслу разработчиков концепции, произойдет сокращение численности служащих за счет перераспределения функций. В частности, меньше останется «штабистов», занятых анализом информации о состоянии преступности и планированием работы (часть высвобожденных сотрудников может перейти на работу в агентство статистики или работать дознавателями). Как результат – у МВД фактически не останется функций, и его можно будет безболезненно ликвидировать.

Что касается дополнительного финансирования, отмечают авторы концепции, то оно не понадобится, поскольку новые службы будут создаваться на уже существующей материальной базе, а повышение зарплат и материального обеспечения произойдет за счет сокращения расходов и численности управленцев. При этом передача полномочий будет осуществляться только вместе с финансированием.

Таким образом, предлагаемая концепция выходит далеко за пределы переформатирования правоохранительной системы. Она затрагивает и саму эту систему, и межбюджетные отношения, и муниципальную сферу и т.д. А это – вопросы не столько организационные, сколько политические. И главный из них заключается в том, готов ли Кремль после стольких лет кропотливого выстраивания жесткой вертикали власти, подпираемой всей мощью строго централизованной правоохранительной системы, расстаться с ней, довериться регионалам, поделиться с ними этой самой властью.

С одной стороны, озвученная Кудриным концепция реформирования силовых структур выглядит вполне логичной. МВД сегодня действительно является огромным слабоуправляемым монстром, и разбиение его по функционалу может позволить оперативно контролировать и оценивать работоспособность всей правоохранительной системы гораздо эффективнее.

С другой стороны, дробить МВД в условиях участившихся сбоев властной управленческой вертикали чревато: не навредит ли это стабильности страны. Ведь у глав регионов и муниципалитетов появится собственный силовой ресурс. И кто знает, как они захотят воспользоваться этим ресурсом. Если для восстановления управляемости регионами, это хорошо. Ведь сегодня ни одна из правоохранительных структур им не подчиняется. Доходит до того, что эти ведомства в регионах даже не находят нужным отвечать на запросы региональных, а тем более местных, властей. Ну, а если, скажем, они осознают, что теперь у них есть «весомые аргументы» в диалоге с федеральным центром, что тогда? Не станет ли разделение МВД на ряд самостоятельных структур и переподчинение их регионам фактором, усиливающим центробежные тенденции?

Как отмечают эксперты, построенная Владимиром Путиным вертикаль управления фактически представляет собой негласный договор между федеральным центром и регионами, когда местные элиты в обмен на лояльность Кремлю получили право кормления на «своей» территории. Но то, что хорошо в тучные годы, во время кризиса дает сбои, и вертикаль управления стала давать эти сбои, ветшать.

По мнению политического консультанта Анатолия Вассермана, в том, что предлагают авторы концепции, по существу ничего нового нет. Приблизительно так построена полицейская система в США. Но там полиция формировалась преимущественно из эмигрантов и для контроля за эмигрантами, что породило тяжелые последствия. До недавнего времени преступнику достаточно было переехать в другой штат, чтобы оказаться абсолютно безнаказанным. Чтобы закрыть этот пробел в законе и было создано Федеральное бюро расследований, но и по сей день в его подследственность входит лишь очень небольшая часть составов преступлений, совершаемых в США.

Можно еще много говорить о плюсах и минусах предлагаемых реформ, вспомнить, как более десяти лет назад, когда во главе МВД стоял Борис Грызлов, подобные идеи (преобразование ведомства в муниципальную и федеральную полицию с выводом внутренних войск из подчинения МВД) уже выдвигались, и тогда никто иной, как Минфин, возглавляемый Кудриным, выступил категорически против, сославшись на нехватку финансирования. Гарантий того, что в условиях замедления темпов развития экономики Минфин вдруг поддержит эту концепцию, нет никаких. Скорее всего, история повторится, и этим все и ограничится. Здесь хотелось бы поставить восклицательный знак, но как-то рука не поднимается это сделать...

Ясно одно – проводимое при министре Рашиде Нургалиеве реформирование ведомства оказалось провальным. По оценкам экспертов, оно даже негативно сказалось на эффективности деятельности МВД. Ныне действующий глава МВД Владимир Колокольцев заявил о необходимости минимизации неблагоприятных последствий этой реформы, которая, в конечном счете, свелась к переименованию милиции в полицию, формальной переаттестации и 20-ти процентному сокращению численного состава ведомства.

С такой оценкой реформирования согласен политолог Сергей Марков. По его мнению, многие честные сотрудники, профессионально исполнявшие свои обязанности, были вынуждены уволиться из ведомства. Имидж МВД продолжает падать (сегодня его рейтинг является одним из самых низких за последние годы). Плохая работа полиции раз за разом становится причиной учащающихся массовых беспорядков.

Пришедший на смену Нургалиеву Владимир Колокольцев был наделен широкими полномочиями для завершения реформирования МВД. Однако время идет, а реформ как-то не видно. Разве что разработанный расширенной рабочей группой экспертов при главе МВД документ под названием «Дорожная карта». Презентовался сей документ с большой помпезностью, было много написано и сказано в общем-то правильных слов. И про то, что цель «карты» - сделать российскую полицию государственным институтом, пользующимся высоким доверием граждан, способным дать адекватный ответ угрозам и вызовам XXI века. И про то, что главным звеном дальнейшего реформирования системы МВД «является работа с кадрами, закрепление профессионального кадрового ядра полиции, очищенного от коррупционеров, нарушителей дисциплины и людей, случайных для полиции». И про то, что «реформа органов внутренних дел должна обеспечить реальное внедрение в правоохранительную практику самых передовых достижений науки и техники, в том числе новейших информационных технологий». И еще про то, что работа полиции будет строиться на основе открытости, опоры на население, эффективном управлении и оптимизации правоохранительной деятельности, обеспечении надлежащего внутреннего и внешнего взаимодействия, на разумной экономии ресурсов. И, наконец, про то, что «полиция обязана оперативно реагировать на все заявления и сообщения о преступлениях и иных правонарушениях, быстро и качественно решать иные вопросы в пределах своей компетенции, реализуя весь комплекс правоохранительных услуг».

Сразу же возникает закономерный вопрос: почему все же нескончаемое реформирование МВД, несмотря на поддержку власти и общества, выделенные на ее проведение колоссальные финансовые средства, не принесло ожидаемых результатов. Если все упирается в бездарность людей, которые затевали и проводили реформу, то почему никто из них до сих пор не наказан, а некоторые даже повышены в должностях? А, может быть, дело в другом – нашей власти эта реформа не нужна, ее и так все устраивает. Ведь главное для нее – это беспрекословное исполнение правоохранителями ее воли, а все остальное, включая обеспечение общественной безопасности, т.е. нашей с вами безопасности – ее особо не интересует?

Если это так, тогда становится ясным, почему сотрудники органов внутренних дел по-прежнему безнаказанно нарушают законность, а количество коррумпированных лиц среди них не уменьшается. Почему в этой среде продолжается падение профессионализма, не остановлено размывание профессионального ядра. Почему криминальная ситуация в стране ухудшается, не удается справиться с террористами и экстремистами, нарастает социальное напряжение в обществе.

И когда глава МВД говорит о том, что основное внимание будет уделено «отладке и корректировке механизмов функционирования реформированных органов внутренних дел», «внесению корректив в действующее законодательство и ведомственные нормативно-правовые акты, проведению дополнительных организационно-штатных мероприятий», то этого для реорганизации всей правоохранительной системы страны, безусловно, недостаточно.

В общем, предложения, озвученные Кудриным, вроде бы правильны и логичны, но даже сходу вызывают обоснованные серьезные опасения. С другой стороны, нынешнее МВД, реформирование которого (как и многого другого) было начато в период президентства Дмитрия Медведева, необходимо срочно ремонтировать, а то и вообще заново отстраивать.

Комментариев пока нет