Обоснование необходимости поиска оптимальной идеологии для современной России.

 

Отсутствие общенациональной идеологии чревато серьезными последствиями для функционирования общества, в том числе и в духовной сфере. Этот тезис под­тверждается не только отечественными исследователями, но и зарубежными полито­логами.

Духовное возрождение - это процесс, который может развертываться лишь снизу, из самого народа, а не насаждаться сверху властями. Другое дело, государство должно способствовать духовному возрождению, выделяя для него соответствующие материальные и денежные ресурсы, а также защищая общество от враждебных ему псевдодуховных течений, которые, прикрываясь высокопарными теориями, обрывка­ми древних мистических знаний, владеют психологическими технологиями порабо­щения личности, преследуют цели либо материальной наживы, либо разложения об­щества и государства с далеко идущими замыслами его тотального разграбления, а часто того и другого вместе.

После долгого периода умолчания, уничижительной критики социалистиче­ской идеологии, отрицания необходимости какой-либо идеологии вообще, вдруг заго­ворили с середины 90-х годов о государственной, национальной идее, о выработке идейных ориентиров консолидирующих общество. Современное российское общество дает повод говорить об идеологическом дефиците и о необходимости создания идео­логической системы, которая нацелит граждан на решение общих проблем.

Для того чтобы России выстоять как самостоятельному государству и успешно развиваться - как в среднесрочной, так и в долгосрочной перспективе, - необходимо выработать некий идеологический базис, упорядочить идеологическую среду, зафик­сировать устойчивую систему ценностей. Без принятия идеологии невозможно поста­вить правильные цели и определить адекватные задачи развития общества, вырабо­тать критерии развития и управления страной.

В то же время, от­мечая неразвитость в России гражданского самосознания, признают, что новая объе­диняющая идея не сможет сформироваться в недрах народного сознания даже в виде общенационального эмоционально насыщенного притягательного образа, не говоря уже о какой-то вербализованной идеологеме. Надеяться на активность интеллигенции также не приходится, так как сама новая духовная и интеллектуальная элита еще не идентифицировала себя как некую общность, не осознала своих интересов и задач. Решающую роль может сыграть государство, ценностно-нормативная функция кото­рого в России всегда была велика. Но далеко не все поддерживают государственную идеологию.

Чтобы понять, какая нам нужна идеология, мы должны четко представлять, что нам противостоит в идеологическом плане. Анализ современной идейно - политической ситуации проведенный отечественными и зарубежными исследовате­лями показывает, что основное противостояние происходит в рамках глобализации. Российская идеология должна быть ответом на идеологический вызов, который нам предъявляет современная цивилизация своими глобализационными процессами.

Новая идеология призвана выполнять, прежде всего, охранительную функцию, способствовать интеллектуальной консолидации всех слоев российского общества. Новая консолидирующая по своей сути идеология должна выражать совокупность ду­ховных ценностей, отражающих социокультурное состояние общества.

Современная идеология должна быть «многомерна», т.е. концентрировать в себе интересы разных слоев общества. Это станет возможно, если учесть весь спектр национальных и конфессиональных (религиозных) интересов наших на­родов. Такая идеология должна регламентироваться интересами народов нашей фе­дерации, руководствоваться здравым смыслом, историческим опытом и реальностями дня. В этом случае мы подходим к вопросу самоидентификации российского человека, основой которой может быть его историческая культура. Пока мы в полной мере не поймем, что наша держава, великая Россия потому и великодержавная что она мул li­ra этническая, мультикультурная, поликонфессиональная, полиязычная; пока мы не осознаем, что не может в XXI веке существовать национальное государство с однород­ной структурой, что без сохранения языка и культуры любой народности нет общего государства (что, кстати, мы пытались уже осознать, формируя новую историческую общность - советский народ) - мы обречены на идеологическую фрустрацию и идей­ную трансформацию.

Культура России вобрала в себя многовековые достижения народов, адекватно их выражает в лучших образах устного и письменного творчества, в зодчестве и живо­писи, в литературе и фольклоре, в быту и образе жизни, во всех формах поведения и межнациональных отношений. Российская культура по своему внутреннему состоя­нию в полной мере может служить консолидирующим началом для формирования новой идеологии.

Новая идеология должна стать идеологией всех. Но это не должно происходить в форме отвергнутого идеологического монополизма или монархических ценностей. Новая идеология должна отражать общность интересов с учетом их приоритетов. И нет ничего плохого, если в какой-то момент придется временно принести в жертву общих интересов свои интересы и права, особенно если этого требует общенациональ­ный интерес России.

Все это свидетельствует о том, что новая консолидирующая идеология может быть только государственной идеологией, которая, опираясь на совокупность духов­ных ценностей, выражает интеллектуальную консолидацию общества и выполняет охранительную функцию по отношению к устоям государства.

Идеология является необходимой составной частью целого, т.е. мировоззре­ния, которое не может быть неидеологичным, но должно быть неидеологизированным. Очень важно различать понятия «идеологичность» и «идеологизированность». Первое предполагает признание необходимости и существенного значения идеологий в обществе, их плюрализма. Второе означает абсолютизацию какой-либо одной идео­логии, как по отношению к другим идеологиям, так и по отношению к другим сферам общественной жизни.

Сущностью идеологии как формы общественного сознания является не позна­ние и распространение истины, а воздействие на сознание и поведение людей в опре­деленных интересах и целях. Эта сущность реализуется тремя способами:

  • осмысления процессов общественной жизни с позиции интересов, потребно­стей и целей определенных общественных групп;
  • приобщения людей к вере в необходимость и справедливость осуществления определенных идеалов и ценностей;
  • присоединения, мобилизации людей к участию в реализации этих идеалов и ценностей.

Данный процесс, в свою очередь, регулируется двумя путями: во-первых, с по­мощью влияния «естественных» условий жизни и, во-вторых, с помощью воздействия политических институтов, внедряющих в общественное сознание по официальным и неофициальным каналам определенные идеи, нормы поведения и ценности.

Главной особенностью российского переходного периода является отсутствие как долгосрочного, интенсивного и устойчивого взаимодействия между элитой, раз­личными ее группировками и основной массой населения, так и единой ценностной системы, принимаемой как элитой, так и всеми слоями общества (особенно, если речь идет о политических ценностях). Отчуждение подавляющей части населения России от политических институтов, формируемых вопреки отечественной традиции (если только не считать традицией именно эту практику власти действовать по своему про­изволу), создаваемых «сверху» элитой и для элиты, — одна из важнейших причин неудовлетворенности процессом демократизации. Отсутствие собственной «большой идеологии» и псевдоэффективный прагматизм хаотического решения проблем по мере их поступления без единой стратегии становятся сегодня опасностью для будущего России. Отсутствие миссии и соответствующей государственной философии вовсе не делает нас «нормальной страной», а наличие – отнюдь не противоречит построению экономического и социального благополучия, и не означает бездумной лояльности любым действиям и ошибкам власти.