Об умении работать с информацией и про информационные войны

Наше, с вами, настоящее – время информации – гигантских информационных массивов и сильнейших информационных потоков. Согласно исследованию Мартина Гильберта и команды учёных Университета Южной Калифорнии, ещё совсем недавно, в 1986 году, человек ежедневно получал столько информации, сколько бы поместилось в сорока 85-страничных газетах, но уже в 2007 году объём ежедневно получаемой человеком информации, вырос до 174 таких газет (естественно, в 2013 году этот объём стал ещё больше). Тогда как ещё буквально сто лет назад, большинству людей, за всю жизнь, удавалось прочесть не более 50 книг (есть неподтверждённые данные о том, что сегодня, четырёхлетний ребёнок, за один день, получает больше информации, чем получал обычный житель средневековья, за целый год).

В связи с этим, удивителен тот факт, что подавляющее большинство людей, в принципе не умеет «работать» с информацией. Детей в школе учат пению, рисованию и другим «важным» дисциплинам, знания по которым (большинству из них) никогда не пригодятся в реальной жизни. Но жизненно необходимому умению: находить, фильтровать, анализировать, блокировать, а также использовать ту или иную информацию – не учат вообще нигде.

Поэтому неудивительно, когда вполне вменяемые, взрослые и, на первый взгляд, довольно умные люди, «ведутся» на, казалось бы, откровенные информационные вбросы, дезинформацию и «инфоразводки», а при упоминании фразы «информационная война», улыбаются и смотрят на тебя слегка снисходительно. Тем временем, информационные войны уже давно пришли на замену вооружённым конфликтам. Во-первых, это менее затратно. Во-вторых, это более эффективней. А в-третьих, – большинство народа, при информационной войне, в принципе не понимает, что она ведётся. Единственная проблема – людей, которые умеют спланировать, подготовить и вести такую информационную войну – во всём мире единицы (ну может пару сотен). :)

Сергей Переслегин – физик, историк, публицист и просто умнейший человек, провёл очень интересное исследование, с интересными выводами. Он взял два десятка технологических и природных катастроф, произошедших за последние сто лет, прогнал их через гугл, что бы выяснить количество ссылок и страниц в интернете, относящихся к данным катастрофам и, с помощью определённых логарифмов, вывел некую величину «Информационной катастрофы». Далее он нанёс эти катастрофы на график, где ось абсцисс – информационная величина катастрофы (чем больше цифра, тем серьёзней информационный резонанс от катастрофы), а ось ординат – коэффициент жертв этих катастроф (чем больше коэффициент, тем больше людских жертв от катастрофы). Получилась вот такая занимательная картинка.

Что видно на этой картинке и какие выводы можно из неё сделать? Условно, все катастрофы «собираются» в три группы: недооценённые, «нормальные» и переоценённые. Акцентирую внимание на том, что речь идёт не об оценке самой катастрофы, но об оценке информационного резонанса (информационной величине катастрофы (ИВК)) возникшего вокруг этой катастрофы.

Недооценённые

Собственно, в неё, из всех рассматриваемых катастроф, попало только Таншаньское землетрясение (https://ru.wikipedia.org/wiki/Таншаньское_землетрясение) в Китае, 1976 года (треугольник, стоящий особняком, в левом верхнем углу). При землетрясении в Таншане погибло огромное количество людей (по разным данным, от 240 до 800 тысяч человек). При этом ИВК этой катастрофы, очень маленький – всего в 0,45. Причины этого вполне понятны. Во-первых, китайцев очень много – миллион туда, миллион сюда – кто их считает. Во-вторых, к природным катастрофам интерес людей немного меньший, нежели к технологическим. Ну и в-третьих, – несомненно китайское правительство сделало всё, что бы максимально уменьшить информационный шум относительно этой катастрофы. Можно смело говорить о том, что Таншаньское землетрясение сильно недооценено в информационном плане.

Нормальные

«Нормальные» катастрофы (подсвечены зелёным цветом) – катастрофы, в которых информационная величина самой катастрофы адекватна – соответствует масштабу самой катастрофы и количеству жертв. Примечательно, что все катастрофы из этой группы располагаются довольно плотно и имеют коэффициенты ИВК в узкой вилке: от 0,27 до 2,45. При этом, если не брать в расчёт катастрофу Боинга 747 (https://ru.wikipedia.org/wiki/Катастрофа_Boeing_747_в_Найроби) в Найроби, в 1974 году (крайняя левая метка на зелёном фоне), то вилка коэфициента ИВК будет ещё меньше: 1,03...2,45.

Переоценённые

Самая интересная группа на графике (подсвечена красным цветом). С одной стороны, катастрофы, которые (условно) можно занести в эту группу, «разбросаны» значительно сильнее, нежели «нормальные» катастрофы из зелёной группы. Но, вполне очевидно, что ИВК этих катастроф явно превышает их «весомость» и «значимость» по сравнению с «нормальными» катастрофами. Например, авария на Чернобыльской АЭС (https://ru.wikipedia.org/wiki/Авария_на_Чернобыльской_АЭС), имеет коэффициент ИВК – 4,91. А авария на АЭС Фокусима-1 (https://ru.wikipedia.org/wiki/Авария_на_АЭС_Фукусима-1), которая случилась совсем недавно (и практически по всем признакам: масштабу, типу аварии, количеству жертв (у Фукусимы их даже больше), воздействию на среду, отношению людей и так далее – полностью дублирует Чернобыль), имеет коэффициент ИВК – 2,09. Почему такие похожие катастрофы, так отличаются по информационному шуму вокруг них?

Также очень показателен коэффициент ИВК гибели Титаника (https://ru.wikipedia.org/wiki/Титаник) – 4,44. Это при том, что крушение Титаника далеко не самая серьёзная морская катастрофа XX века: ни по количеству жертв, ни по тоннажу судна, ни по трагичности обстоятельств катастрофы. Для сравнения, коэффициент ИВК для гибели, в 1945 году, германского пассажирского лайнера «Вильгельм Густлофф» – 1,37. Хотя на этом лайнере, даже по самым скромным подсчётам, погибло в три раза больше людей, чем на Титанике.

Ещё два очень забавных момента. Первый, с катастрофой под Смоленском (гибель польского президента, https://ru.wikipedia.org/wiki/Качиньский,_Лех), у которой коэффициент ИВК – 2,74 (видимо, в информационном плане, гибель польского президента значительно важнее, нежели авария на Фукусиме (ИВК 2,09) или авария «Челленджера», в 1988 году (ИВК 2,25)). Второй, с величиной коэффициента ИВК для расстрела поляков в Катыни (https://ru.wikipedia.org/wiki/Катынский_расстрел) – аж 4,97. Если судить исключительно по коэффициенту – Катынь не идёт ни в какое сравнение ни с Фокусимой, ни с Чернобылем, ни, даже, с трагедией в Таншане. Поляки потеряли во вторую мировую войну около шести миллионов человек, и, судя по информационному шуму вокруг Катыни, они все погибли именно там.

Аварию шаттла «Колумбия», думаю, также можно отнести к «красной» группе. Больший коэффициент ИВК, по сравнению с гибелью «Челленджера», объясняется тем, что эта катастрофа значительно ближе к нам по времени. Цунами в Юго-Восточной Азии (https://ru.wikipedia.org/wiki/Землетрясение_в_Индийском_океане_(2004), в 2004 и авиакатастрофу Тенериф (https://ru.wikipedia.org/wiki/Столкновение_в_аэропорту_Лос-Родеос) в 1977, можно рассматривать как «нормальные» катастрофы, с некоторым оттенком переоценённости.

Ну и Всемирный Торговый Центр (с коэффициентом 7,30) – стоящая на графике особняком, эта катастрофа полностью выпадает из общего ряда. Как правильно заметил Сергей Борисович – атака на ВТЦ, это некая реперная точка и такое повышенное внимание к этому событию обусловлено тем, что люди, может и не умом, но подсознательно понимают значимость и весомость данного события.

А выводы, из всего выше сказанного, очень просты:

  • Существуют недооценённые и переоценённые, в информационном плане события;
  • Информационная недооценённость или переоценённость события – абсолютно искусственный эффект, создаваемый конкретными людьми;
  • Информационная недооценённость или переоценённость события – сознательный процесс, преследующий вполне конкретные цели и имеющий выгодополучателя.
  • Наличие бенефициара предполагает наличие субъекта, с которого получают выгоду;

Следовательно, информационная переоценка или недооценка события – есть скрытый инструмент борьбы с противником – то бишь элемент, так называемой, информационной войны.

И резюмируя, хочу привести цитату Сергея Борисовича:

«Если вы рассматриваете некое событие, о котором идёт страшный крик, что это полный ужас и кошмар, что хуже не было и уже не будет – посчитайте реальные потери, сравните с информационными и задайте себе вопрос: когда мы говорим, что катастрофа пропиарена, это означает что кто-то или что-то (имея в виду информационные объекты), её всё таки пиарит. И в этом смысле, это очень хорошие основания утверждать, что информационная война существует не только в нашем воображении, но и в реальности...»

Николай Колесник

Источник: https://blog.kolesnik.info/2013/07/15/1/