О восприятии населением России образа будущего и национальных проектов: краткий обзор исследования центра социального проектирования «Платформа»

Авторы исследования отмечают, что большинство респондентов имеет довольно короткий горизонт планирования своего будущего. Для 35% опрошенных период, на который респондент может уверенно планировать свою жизнь, составляет менее одного года, у четверти опрошенных – ориентировочно 1-2 года. Потеря долгосрочной ориентации ведет к тактическому образу жизни («пережить день, месяц, а дальше - видно будет»), лишая население построения долгосрочных персональных стратегий.

Значительная доля неопределенности сохраняется у респондентов и при оценке перспектив страны в целом. Об уверенном понимании будущего страны сообщает 12% опрошенных – такой показатель характерен для периодов сильной социальной турбулентности, однако в России он парадоксально проявляется на фоне стабильной в целом ситуации. Совмещение стабильности в настоящем и неопределенности в перспективе – специфическая черта российского общественно-политического ландшафта. Очевидна при этом связь между низким пониманием своих собственных перспектив и перспектив государства в целом. Вопреки ожиданиям, уровень оптимизма-пессимизма не всегда зависит от типа территорий: в городах-миллионниках он несущественно отличается от ситуации в городах с населением в районе 100 тыс. человек: разрыв на уровне 5-10% в пользу Москвы объясним тем, что столичный регион отчасти компенсируют дефицит будущего собственной региональной политикой. Наиболее сложная ситуация складывается в крупных городах с населением 500 тыс. и более, где люди лишены как преимуществ мегаполисов, так и поддержки среды в малых городах.

Одним из элементов, формирующим «образ будущего» должны были  стать национальные проекты, активно продвигаемые в информационном пространстве. Однако, пока узнаваемость национальных проектов в обществе невелика, они так и не вышли за пределы официальных СМИ, отсутствуют в широком общественном дискурсе. По мнению авторов исследования, на данный момент не сработал накопительный эффект от реализации заложенных в них программ, а выбранные на предварительной стадии формы коммуникации не кажутся респондентам оптимальными.

Исследование показало, что лишь 13% хорошо осведомлены о национальных проектах, 63% - что-то слышали, но не имеют чёткого представления, а 24% вообще не имеют представления, о чём идёт речь. Причём, чем младше респонденты, тем лучше они знают о национальных проектах. Исследователи отмечают связь между такими показателями как погруженность в повестку, осведомленность о направлениях развития страны, понимание ее будущего и оптимизмом. Причем, связь эта носит двусторонний характер: люди, у которых сложился позитивный образ будущего, с большим интересом следят за общественной повесткой, и новые планы укрепляют их уверенность. Люди, не доверяющие институтам государства и настроенные негативно, менее чувствительны к любой позитивной информации. Оптимизм имеет замкнутый круг. Поэтому для оптимистов качественное информирование о национальных проектах будет служить средством подтверждения ожиданий.

В разрезе самих национальных проектов лидирует «Демография» - о нём слышали 60% опрошенных (от числа тех, кто знает о национальных проектах), достаточно весомым является узнаваемость национального проекта «Здравоохранение» - 49% опрошенных. Особенностью национальных проектов является то, что в массовом восприятии они включают в себя более традиционные государственные программы, например: выплату материнского капитала. Это делает их точкой сборки инициатив, формально даже находящихся за их контуром.

В этой связи актуальным становится вопрос о том, как граждане получают информацию о национальных проектах. Сфера информирования населения о нацпроектах является в определенной степени проблемной: постоянно замечают информацию о нацпроектах 22% опрошенных, в то время как половина респондентов утверждает, что редко встречает такие сюжеты в СМИ. Данная ситуация может быть обусловлена далеко не только интенсивностью информационного потока, но и выбором каналов коммуникаций, языком сообщений, реальным эмоциональным вовлечением аудиторий в данную тематику.

Одна из причин слабой узнаваемости национальных проектов – недостаточное их продвижение в социальных сетях. В общей структуре медиапотребления традиционные СМИ являются распространенным поставщиком первичного контента. Однако дальнейшее продвижение информации в значительной степени зависит от эффективности работы в социальных сетях, которые являются источником информирования об общественной повестке почти для половины аудитории. Сетевые онлайн-площадки – основной посредник формирования личного мнения, так как на них происходит интерпретация событий. По мнению авторов исследования, в социальных сетях информация о национальных проектах подаётся без учёта информационных требований аудитории. Только четверть опрошенных считает формат информационной подачи интересным и живым, против почти половины респондентов (41%), отмечающих «сухость» преподносимой информации. У 21% информация не вызвала никакого отклика – респонденты выбрали ответ «не могу оценить».

Если говорить о понимании сути национальных проектов, то мы видим в целом объяснимую на ранней стадии реализации несфокусированность их восприятия. Как правило, понимание сводится к ожиданиям общих улучшений. 67% опрошенных отметили, что понимают суть национальных проектов только в общих чертах, 16% полагают, что хорошо понимают их смысл, 9% заявили, что смысла национальных проектов не понимают.

Ожидания от реализации национальных проектов можно назвать умеренно оптимистическими. Так, примерно половина опрошенных респондентов допускает (но без особой уверенности) что национальные проекты дойдут до его города или села, принесут эффект в месте непосредственного проживания; при этом 20% рассчитывают на это достаточно определенно.

При оценке влияния национального проекта на личную жизнь респондента данная пропорция приблизительно сохраняется с некоторым понижением положительных значений. Надо также учитывать, что традиционно граждане России испытывают подозрение к эффективности управления государственными инвестициями, предполагая возможности злоупотреблений. Кроме того, формируется скепсис к пропагандистским приемам, «лобовому» продвижению. Так, 78% опрошенных ответили, что в национальных проектах «больше пропаганды, чем дела, простые люди не почувствуют заметных улучшений». 

Учитывая невысокую узнаваемость национальных проектов и низкую заметность практических эффектов, можно сказать, что у данной инициативы сохраняется кредит доверия, однако без регулярного практического подтверждения - не столько медийного, сколько связанного с опытом личной жизни - позитивные ожидания будут постепенно снижаться.

Национальные проекты находятся на самом предварительном этапе своего позиционирования. Для значительной части населения их сущность кажется довольно размытой, неопределенной. Они лишь в незначительной мере компенсируют дефицит картины будущего, однако определенный потенциал решить эту задачу здесь есть, полагают авторы исследования.

Между тем, на наш взгляд в исследовании аналитиков «Платформы» основное внимание уделяется всё же национальном проектам, теме важной, но имеющей к образу будущего опосредованное отношение. Анализ самого «образа будущего» недостаточно полон. Понимание этого образа, его структура и идейные направления, возможно, станут предметом более пристального исследования аналитиков «Платформы» в будущем.

Автор: Николай Евдокимов, к.пол.н., доцент кафедры политологии, социологии и философии БАГСУ