Сообщить нам об ошибках новой версии сайта
Главная тема Новости

О важности нравственности у российской элиты

О важности нравственности у российской элиты

На прошлой неделе главная тема была посвящена тревожному психологическому состоянию российского общества. На то, что подавляющее число россиян чувствуют себя в своей стране, мягко говоря, неуютно, не видят очертания будущего, которое их сильно беспокоит, указывают результаты научных исследований. Оснований им не доверять, нет.

Те, кто оппонирует этим выводам ученых, ссылаются на данные статистики, свидетельствующие о росте благосостояния значительной части российского общества. Однако забывают при этом, что качество жизни – показатель интегральный, что по мере удовлетворения материальных потребностей граждане становятся более чувствительными и требовательными к психологической атмосфере в обществе, склонны более критично оценивать происходящее.

Согласитесь, перед нами сегодня раскрывается странная социальная картина. С одной стороны, россияне достаточно высоко оценивают «верховных» лидеров, прежде всего, президента страны Владимира Путина, причем, даже выше, чем свое положение, которое в целом тоже оценивают позитивно. С другой стороны, их оценки положения дел в большинстве сфер общественной жизни довольно низкие. Но разве складывающаяся в стране неблагоприятная ситуация, не есть результат деятельности высших руководителей и функционирования существующей власти в целом? Казалось бы парадокс, да и только.

Но на самом деле здесь никакого парадокса нет. Как считает доктор философских наук из Института философии РАН Рубен Апресян, люди не желают видеть связи между должностью политика и проводимыми при его правлении политиками. Для них сама по себе верховная должность оказывается основанием достоинства того, кто ее занимает. Получается, что сохраняющийся у значительной части россиян традиционалистский характер сознания де-факто подпитывает авторитарность российской власти. Кто интересуется этой темой, советую прочесть работы видных российских ученых Симона Кордонского (о сословно-корпоративной структуре общества) и Светланы Кирдиной (об институциональной матрице и раздаточной экономики).

Во многом психологическое состояние большинства россиян сегодня определяется такими категориями, как нравственность и моральность, когда в основание политики становится «человеческое измерение», выбор достойных средств достижения разумно поставленных целей. Как далеко мы ушли от античных ученых (Платона и Аристотеля), по существу отождествлявших политику и мораль, возводившие в качестве одного из фундаментальных принципов подлинной политики «расширенную мораль», когда благо для одного человека является благом для всего государства. Сегодня властная элита исходит из совершенно другого принципа – справедливо то, что пригодно существующей власти. Отсюда такие категории, как «порядок» и «стабильность» применительно к современному государству лежат как бы в параллельных плоскостях, они никак не «пересекаются».

Во многом положение дел в стране зависит от тех, кто нами управляет. Это аксиома. И если в государстве что-то идет не так, а общество ощущает разного рода опасения и даже фобии, значит необходимо пристальнее присмотреться к властной элите, понять из кого она состоит, как рекрутируется и как функционирует. И только после этого выходить на определение основных трендов, прогнозирование и т.д.

О том, что наша властная элита в управленческом плане некомпетентна, говорят многие видные эксперты. Так, например, доктор философских наук Александр Селиванов утверждает, что именно ее некомпетентность во многом определяет направление трансформации России «из настоящего в прошлое», которое «усиливается отсутствием патриотизма и совокупностью сознательных управленческих действий изнутри и извне страны в целом ряде направлений социального конструирования, конструирования будущего».

Более того, как считает директор Школы консультантов по управлению Академии народного хозяйства при Правительстве РФ Аркадий Пригожин, сегодня в России мы наблюдаем нарастание этой самой некомпетентности элиты, которая чревата «истлением» всего государственного аппарата как такового. Причем это нарастание приобретает силу порочного закона, превращающего элиту в клику.

Изначально слово «клика» была таким же нейтральным термином, как и «элита». Ведь, что такое клика? Это группа людей, которая использует полученные ими полномочия и ресурсы в собственных групповых или личных целях, но в ущерб самой системе, которая эти ресурсы им предоставила. Согласитесь, это слово с совершенно нормальным значением. И это, действительно, и есть «клика». Только теперь «элите» приписывают много позитива, а «клике» – много негатива, потому что ее члены, получив доступ к ресурсам, как правило, стремятся только к личному обогащению.

Клика формируется по принципу исключительно родовой и «дружеской» принадлежности, поэтому нарастающая некомпетентность элиты становится главным пороком государства. И если некомпетентность пронизывает все эшелоны власти и все уголки страны, то тогда можно говорить о возникновении так называемой оргпатологии, бороться с которой бессмысленно («безумству храбрых поем мы песню»), ее можно только изничтожить.

Почему некомпетентность элиты возрастает? Может быть, для России этот порок является наследственным, исторически обусловленным и мы всего лишь совершаем очередной виток в бесконечном организационно-управленческом цикле? Отчасти так и есть. И в царской России (особенно в канун революций начала XX-го века), и в Советском Союзе в эпоху позднего Брежнева и слабовольного Горбачева этот порок существовал. И возникал он всякий раз, когда правящие круги начинали формировать свой состав преимущественно «в ручном режиме», взамен социальных лифтов. Как считает известный российский философ Вадим Межуев, власть, которая сегодня существует в России – «это власть не одной партии и идеологии…, а случайных людей, чьи личные качества, взгляды, политические убеждения, особые заслуги на государственном поприще никому не известны». Поскольку, продолжает Межуев, механизм их прихода к власти скрыт от глаз общественности за кремлевскими стенами и целиком обусловлен личными связями и внутрикорпоративными соглашениями. Так считает не только он. Многие российские ученые солидарны с этой оценкой и полагают, что попытки обосновать «кадровую политику Кремля» необходимостью сплоченно противостоять мировому кризису, не выдерживают критики.

Социальные лифты блокировал не кризис. По мнению политолога и редактора портала современной американистики Terra America Дмитрия Дробницкого, они (лифты) «оккупированы «блатными», подрастающим поколением в семьях главного правящего класса – чиновничества. Обходные мини-лифты и лесенки, возникшие в неразберихе перераспределения собственности, сегодня практически полностью перекрыты».

Как следствие, при таком построении власти в государстве возникает такая их («ручно-управляемых» управленцев) концентрация, которая неизбежно ведет к так называемой «негативной селекции». Что это такое? Это когда каждый последующий «член команды» должен быть несколько менее квалифицирован, чем тот, кто приглашает его во власть. При этом даже если во главе властной элиты находятся признанные лидеры, это не мешает ей окукливаться, бюрократизироваться. И, наконец, наступает такой момент, когда бюрократический «аппарат» перехватывает инициативу у этих самых лидеров, которые его же и формировали. Чем это заканчивается, мы уже проходили – переворотом хрущевского типа. Не государственным, а правительственным (внутриэлитным) переворотом.

Для нормального функционирования государства очень важно, как общество относится к властной элите, как оно оценивает ее легитимность, добровольно ли признает за ней право принимать обязательные для всех решения. Напомним, что легитимность – это признание народом и политическими силами правомерности, законности политической власти, ее инструментов, механизмов деятельности, а также способов ее избрания, и добавим, что легитимность может быть быстро утрачена даже несмотря на законные методы прихода к власти определенной элитной группы.

Наличие властных полномочий у элиты предполагает ее личную ответственность за все, начиная от защиты национальных интересов страны до решения всего круга текущих и ожидаемых проблем. В зависимости от успешности и эффективности их решения, властная элита либо пользуется уважением общества, либо в противном случае должна нести заслуженное наказание не только за срыв намеченных планов, но и за лишение возможности более способных, образованных, компетентных и достойных сограждан заниматься управлением страной. Подчеркнем, достойных, то есть обладающих в самом обществе высокими нравственными оценками.

Безусловно, нравственные оценки власти и отдельных личностей со стороны общества не всегда однозначны. В исторической ретроспективе они, как правило, подвержены изменениям. Это понятно, поскольку с каждым новым поколением происходит переоценка ценностей и смыслов. Однако очевидным является то, что как бы ни вели себя правители, как бы ни воспринимал их народ, государство (как социальная организация) не становилось нравственнее. Вне сомнений, отдельные государственные деятели, активные участники социально-политического процесса, путем титанических усилий могли менять государство к лучшему. Таких примеров в истории немного, но они есть. Но стоило этим монархам и политикам сойти с исторической дистанции, их усилия сводились на нет, поступательное движение к нравственному государству останавливалось, и жизнь входила в накатанную колею. Наступающий вслед за этим глубокий нравственный регресс лишал государство способности к регенерации, оно утрачивало динамику позитивного развития и через череду смены режимов, смуты, интервенции, гражданские противостояния неумолимо двигалось к катастрофе.

Однако моральная деградация в государстве возможна и без подобных резких потрясений. Что сегодня происходит в России? Несмотря на все усилия, власть продолжает терять легитимность. Принято связывать это с разгулом коррупции и попранием законов. Об этом все время твердит оппозиция, представители либеральной интеллигенции. Но, во-первых, зависимость здесь скорее обратная: нарушение правовых и моральных норм стало всеобщим как раз по причине утраты властью своей легитимности. Что касается правосудия, по можно предположить, что оно и радо было бы изменить ситуацию, но не в состоянии это сделать. А, во-вторых, сама проблема легитимности не может быть разрешена законодательным и судебно-правовым путем. Ускоренное нормотворчество наших депутатов (с подачи исполнительной власти), всеобъемлющий охват этим процессом практически всех сфер жизни российского общества, как раз и призван, прежде всего, замаскировать хронический недостаток легитимности властных институтов в России.

Итак, чтобы успешно развиваться, России необходима нравственная элита. По мнению директора Института психологии РАН Анатолия Журавлева и сотрудника этого же института Аллы Купрейченко, нравственной может считаться элита, обладающая «нравственным интеллектом», «нравственной одаренностью» и т.п. В частности, она должна обладать способностью прогнозирования отсроченных эффектов при решении сложнейших нравственных проблем.

Социальная ответственность, воспринимаемая и переживаемая как личный долг, служение как неотъемлемое содержание своей жизни, стойкость личности перед лицом жизненных трудностей и социальных изменений, нравственная зрелость – вот те качества, которые характерны для нравственной элиты. Подчеркнем, что строгое следование нравственным нормам и правилам в течение всей жизни требует от человека значительных волевых усилий, поскольку нравственный выбор — это с точки зрения удобства и комфорта жизни индивида, чаще всего, выбор не выгодный. Как заметил на одном из совещаний Владимир Путин, «хотите зарабатывать деньги, идите в бизнес, хотите посвятить себя государственной службе - живите на зарплату». Его бы устами, да мед пить.

Вроде бы, все понятно, но главный вопрос заключается в том, как все же провести моральную настройку государственного механизма, так чтобы наша властная элита, в вслед за ней и государство стали нравственными?

Комментариев пока нет