Статьи

О РЕАКЦИИ КАЗАХОВ БУКЕЕВСКОЙ ОРДЫ НА ВЫСОЧАЙШЕЕ ПОВЕЛЕНИЕ ОТ 25 ИЮНЯ 1916 Г.

12 марта 2018
(к 100-летию восстания в Русском Туркестане и Степном крае)

Первая мировая война ускорила процесс назревания общего кризиса имперско-монархического устройства Российской империи, одним из проявлений которого явилось восстание 1916 г. в Азиатской России. Непосредственным поводом к восстанию явился Высочайшее повеление Николая II от 25 июня 1916 г. «О привлечении мужского инородческого населения Империи для работ по устройству оборонительных сооружений и военных сообщений в районе действующей армии, а равно для всяких иных, необходимых для государственной обороны работ». Набору подлежало мужское население в возрасте от 19 до 43 лет включительно. Целью повеления являлось обеспечение рабочей силой оборонных объектов и военных предприятий. Это распоряжение не могло не вызвать сопротивления со стороны туземного инородческого населения, до сих пор освобожденного от военной службы и военных повинностей.

Восстание охватило большую часть Азиатской России, прежде всего Русский, или Западный Туркестан и Степной край (т.е. территорию Средней Азии и Казахстана). Отчасти затронуло оно и казахов Букеевской Орды Астраханской губернии. Букеевская (Внутренняя, Киргиз-Казачья, Киргиз-Кайсакская) Орда как государственное образование, возникла в начале XIX в. и просуществовала до середины столетия. В 1801 г., с разрешения императора Павла I (указ от 11 марта 1801 г.), в междуречье р. Волги и р. Урала, на освободившиеся после ухода калмыков (1771 г.) земли переселились казахи - выходцы из Младшего Жуза (Киши Жуз). Это переселение продолжалось до 1803 г. Основным инициатором казахской миграции был султан Букей, сын хана Младшего Жуза Нурали. В Волго-Уральское междуречье он привел 5000 кибиток (семей), а затем прибыло еще 1265 кибиток [1, с. 52; 2, с. 153, 155].

Букеевская Орда, хотя и пользовалось внутренней автономией, находилось в прямой зависимости от Российской империи. Территория, на которой находилось ханство, являлось собственностью России, а хан считался находящимся на службе у русского императора. В 1812 г. в г. султан Букей, уже провозглашённый ханом представителями родовой знати, был официально утверждён в этом статусе имперской администрацией в г. Уральск [3, с. 91-92, 97-98]. После смерти Букея в 1815 г. ханством управлял в качестве регента при малолетнем сыне Букея Джангире султан Шигай, брат Букея. В 1824 г. в ханское звание был возведен Джангир (Джихангир), правивший Ордой до своей смерти в 1845 г. И хотя ханская власть после него не восстанавлива¬лась (для управления казахами был создан «Временный комитет по управлению киргизской ордой»), вопрос о назначении нового наследника хана не снимался в правительственных органах вплоть до середины 1850-х гг. С этого времени можно говорить об оконча¬тельном упразднении Букеевского ханства и начале нового периода в истории Букеевской Орды. С середины XIX в. и до 1876 г. Букеевская Орда подчинялась в административном отношении оренбургскому генерал-губернатору, а с 1876 г. вошла в состав Астраханской губернии [1, с. 54; 2, с. 156; 3, с. 16, 18; 4, с. 4, 94; 5, с. 292].

Уже в июле 1916 г. среди казахов Букеевской степи Астраханской губернии начали проявляться волнения по поводу указа от 25 июня 1916 г. Так, в телеграмме астраханского губернатора И.Н. Соколовского из Астрахани управляющему земским отделом от 20 июля 1916 г. говориться: «Среди киргизов (т.е. казахов. – А.С.) явилось несколько тревожное настроение по поводу предстоящего призыва в отряды рабочих на фронт. По произведенному расследованию, виновником смуты является киргиз Кулманов… Кулманов при посещении мною орды 8 июля, когда я объявил высочайшее повеление о призыве киргизов в отряды рабочих, явно обнаружил стремление выговорить совершенно не вызывающиеся потребностью льготы для киргизов, получив с моей стороны отказ и внушение. Ныне, по сведениям моим, Кулманов, собрав с киргизов большие деньги, отправился в Петроград с целью ходатайствовать об освобождении киргизов от призыва» [6].

В дополнении к этой телеграмме губернатор далее уведомлял: «… для исходатайствования отмены реквизиции киргизов из степи выехала в Петроград депутация в составе Гайдула Мукашева, киргиза Торгунской части, уволенного от должности правителя части, Джумгали Карагаева, киргиза Таловской части, также уволенного от должности правителя части; также Батырхана Ниязова, киргиза Таловской части, помощника присяжного поверенного округа саратовской судебной палаты, лишенного права практики, и Мендыханова, уволенного от должности помощника правителя части и ныне служащего во временном совете… Для подавления агитации в степи в распоряжение ордынской администрации мною отправлено три взвода казачьего полка» [6].

При «привлечении» инородцев возникали проблемы, связанные с их перевозом. Материалы официальной переписки астраханского губернатора И.Н. Соколовского свидетельствуют: «… Было приказано в кратчайший срок произвести призыв инородцев для формирования рабочих партий на фронт, я привлек к делу все имевшиеся в моем распоряжении силы и средства и приступил с 10 июля к призыву, но должен был отменить свое распоряжение, так как ... оказалось, что военное ведомство решительно затрудняется осуществить перевозку принятых инородцев… Мною был объявлен призыв соответствующих инородцев, и к набору таковых уже было приступлено, но сегодня я получил от уездного воинского начальника заявление о приостановлении приема инородцев впредь до получения им плана перевозки от военного ведомства, почему сегодня я вторично вынужден был приостановить набор инородцев. За короткое время я принужден дважды объявлять призыв и дважды его отменять. Продолжать призыв и накоплять на своих приемных пунктах инородцев свыше того, на что эти пункты рассчитаны, я не могу, отменять же призыв считаю крайне нежелательным по следующим причинам: первое - взятый из дома инородец, коему до пункта нужно пройти иногда до 300 верст и затем с пути вернуться, несет совершенно напрасные экономические потрясения; второе - при существующем недовольстве инородцев вообще призывом такие отмены могут вселить предположение о колебании власти и быть использованы личными агитаторами … для еще большего смущения инородцев. Посему прошу зависящего распоряжения, чтобы военные власти округа давали окончательные и точные заявления о дне и числе инородцев, в кои они на каждый из четырех для Астраханской губернии пунктов воинских начальников могут принять инородцев, и чтобы эти заявления не подвергались изменениям. Подобные заявления военные власти должны давать не менее как за десять дней до приема ими инородцев, так как ранее этого срока призвать инородцев и выполнить все санитарные требования, включая пятидневный карантин, невозможно» [6].

Значительную роль в инициировании и организации казахских волнений в Орде сыграли некоторые представители казахской интеллигенции. Среди них: Б. Кулманов, С. Мендешев, Н. Залиев, М. Сарсанбиев.

Упоминавшийся выше Бахтыгирей Кулманов (1858-1919) - султан-чингизид, общественный деятель, депутат Государственной Думы Российской империи I и II созыва от казахов Букеевской Орды, член Мусульманской фракции, титулярный советник. Закончил Восточный факультет Санкт-Петербургского университета, работал в штате астраханского губернатора, в 1903 г. был назначен советником Временного Совета по управлению Внутренней Киргизской Ордой. Был правителем Камыш-Самарской части Букеевской Орды [7]. В 1916 выслан из Астраханской губернии за призывы к уклонению казахов от тыловых работ. Из стенограммы закрытого заседания Государственной думы от 13 декабря 1916 г.: «Кулманов был выслан из пределов Астраханской губернии по распоряжению губернатора за то, что 8 июля в Ханской Ставке («столице» Букеевской Орды. – А.С.), поднося хлеб-соль Астраханскому губернатору, просил от имени киргиз предоставить им разные льготы, вызываемые бытовыми условиями их жизни» [8, с. 359]. Это и стало формальным поводом для его высылки. Впоследствии Б. Кулманов был одним из лидеров партии «Алаш», принимал активное участие в работе правительства Алаш-Орды.

Сейткали Мендешев (1882-1938) - государственный и общественный деятель. В 1903 г. окончил Казанскую учительскую семинарию, затем 13 лет работал учителем в аулах Букеевской степи. Тогда Сейткали занялся революционно-пропагандистской работой, распространял политическую литературу, участвовал в организации маевок и демонстраций. Мендешевым было организовано общество народных учителей Букеевской орды, которое ставило перед собой не только профессиональные, но и политические задачи. Сейткали был также членом Астраханского общества взаимопомощи учителей. Летом 1916 г. выступал против мобилизации казахов на тыловые работы в поддержку народных масс, говорил о нежелательности участия казахов на тыловых работах. Вместе с Н. Залиевым, М. Сарсанбиевым проводили агитацию среди населения против царизма, войны, призывали вооружаться и оказывать сопротивление властям. За подстрекательство казахов к неповиновению власти С. Мендешев был заключен на три месяца в астраханскую тюрьму. Отсидев три месяца (с июля по октябрь 1916 г.), он вернулся на родину и поступил на работу счетоводом в потребительское общество в с. Новая Казанка. Впоследствии С. Мендешев стал видным советским партийным и государственным деятелем, первым председателем ЦИК Киргизской (Казахской) АССР в составе РСФСР со столицей в Оренбурге [9, с. 518; 10].

Часто волнения букеевских казахов были ответной реакцией не столько на Высочайшее повеление, сколько на злоупотребления со стороны местных властей, пользующихся сложившимися обстоятельствами для получения взяток. Материалы заседаний Государственной думы в 1916 г. свидетельствуют о «безобразиях, которые творили уполномоченные по набору киргизов Таловской и Камыщ-Самарской частей Астраханской губернии Аракчеев, правитель Камыш-Самарской части Карабай, врач Тихомиров, учитель Карабаев, волостной старшина шестой волости Таловской части Хараджан». Ими была установлена «такса за освобождение - от 500 до 10000 руб. Идя навстречу требованиям своего народа, некоторые акасакалы возбуждали ходатайства перед представителями власти о принятии мер, соответствующих условиям их быта. Эти ходатайства в большинстве случае встречали оценку отрицательную, а сами ходатаи подвергались административным взысканиям, арестам и ссылкам» [8, с. 358]. Примечательно, что среди имен взяточников фигурируют как русские, так и казахские.

В целом, можно отметить, что восстание 1916 г., хотя и сопровождалось некоторыми волнениями букеевских казахов, не привело к их массовому выступлению, вследствие, видимо, удаленности Орды от основных очагов восстания, «внутренним положением» в составе Российской империи, отсутствием русских переселенческих поселений, оперативных действий местных властей.

Список литературы:

1. Евреинов А. Внутренняя или Букеевская киргиз-казачья орда // Современник. СПб., 1851. № 10. Т. XXIX. С. 52

2. Небольсин П.И. Очерки Волжского низовья. СПб., 1852.

3. Харузин А.Н. Степные очерки (Киргизская Букеевская Орда). Странички из записной книги. М., 1888.

4. Зиманов С.З. Россия и Букеевское ханство. Алма-Ата, 1982.

5. Ислам в Российской империи (законодательные акты, описания, статистика) / Сост. и автор ввод. статьи, коммент. и приложений Д.Ю. Арапов. М., 2001.

6. К истории восстания киргиз в 1916 г. // Библиотека древних рукописей (http://drevlit.ru/docs/central_asia/XX/1900-1920/Kirgiz_1916/text.php).

7. Kazinform. Международное информационное агентство (http://www.inform.kz/rus/article/2211619).

8. Восстание 1916 года в Туркестане: документальные свидетельства общей трагедии: сб. док. и материалов [сост., авт. предисл., вступ. ст. и коммент. Т.В. Котюкова]. М., 2016.

9. Казахстан. Национальная энциклопедия. Т. 3 / Гл. ред. Б. Аяган. Алматы, 2005.

10. Kazinform. Международное информационное агентство (http://www.inform.kz/kaz/article/2182953).

Комментариев пока нет