О проблематике терминологии политико-религиозных течений в исламе.

29 октября 2016

В последние пару десятилетий информационное сообщество захлестнуло огромное количество терминов, так или иначе пытающихся объяснить и описать процессы, происходящие на стыке политики и религии, в частности, ислама. Фундаментализм, традиционализм, исламизм, реформизм, салафизм и другие всевозможные «-измы» стали постоянной темой обсуждения как специалистов так и неспециалистов, что вносит лишь путаницу в попытки полноценно определить и осмыслить эти понятия. Причем основная часть их может относиться не только к исламу, но и к другим религиям (в частности модернизм и фундаментализм как понятия сначала появились в христианcтве).

Так что же это за понятия и что же они пытаются описать конкретно в исламской практике? На сей счет существует огромное количество исследований, как в отечественной литературе, так и в зарубежной. Причем согласия по этой проблеме не наблюдается.

В отечественной литературе встречается классификация религиозно-политических течений из трех основных составляющих. Сами составляющие могут варьироваться. Так, например, крупный исследователь М. Степанянц по типам религиозного сознания выделяет возрожденчество, модернизм и ортодоксию; В. Сажин по типам течений – «адаптацию и синтез», традиционализм, фундаментализм(как очищение веры) и радикальный фундаментализм ; А. Игнатенко ведет классификацию по типам трех проектов – либерального(модернизаторского), джихадистского (фундаменталистского) и традиционалистского. Эксперт Московского Центра Карнеги А. Малашенко предлагает 3 тенденции реакции религии на глобализацию: адаптация, противоборство и собственная альтернатива.

Некоторые исследователи выделяют 4 течения, где присутствуют и реформизм, и модернизм. Однако, в силу того, что почти каждое течение (за исключением, быть может, традиционалистов) так или иначе пытается ввести реформы, особо выделять это течение не имеет смысла. Поэтому наиболее приемлемую классификацию дает С. Градировский, российский политический деятель, эксперт Всемирного банка в области миграционной политики:

Традиционалисты выступают за сохранение религии в том виде, в котором они получили ее в наследство от своих предков (мазхабический ислам, тарикатистский). На протяжении веков существования религии, она может приобретать все новые традиции, практики, ритуалы. И именно за сохранение всего этого выступают традиционалисты.  «Традиционалист на любое изменение соглашается скрепя сердцем, даже если какие-то элементы традиционной практики прямо вредят делу религиозного просвещения и сотерологической политики»;

Модернисты — те, кто стремятся к осовремениванию ислама. Они выступают за реформу, которая преобразует ислам в духе либерализма, в частности за реформу образования и семейной жизни, изменение положения женщин и др. (джадидистский ислам, евроислам);

Фундаменталисты борются за возвращение к истокам веры, за ortho doxa — чистую веру. Исламский фундаментализм называют еще салафизмом, эти понятия равнозначны. Несмотря на то, что они предлагают отвергнуть все, что появилось «нового» в исламе, фундаментализм является течением в полной мере современным. Потому как инструментами их борьбы, как политической, так и силовой являются технологическая инфраструктура, средства массового воздействия, такие как Интернет.

Отдельно существует понятие исламизм. Термин этот имеет еще более размытое определение. Большое количество исследователей называют исламизмом фундаментализм в выше изложенном понимании. Причем здесь либо приравнивают понятия, либо дают другое определение фундаментализму. Например, С. Семедов дает похожую классификацию религиозно-политическим течениям с исламизмом вместо фундаментализма. В свою очередь фундаменталистическим С. Семедов называет определенный вид политической религии наряду с партикуляристическим(иудаизм, православие) и всемирным(евразийство, политический ислам как глобальный проект). Под политической религией он понимает тотальную идеологию, которая апеллирует к сакральному миру и утверждает его авторитет перед миром профанного. Однако, наличие классификаций и «политических религий», и «политических течений в религии» является по сути избыточным и вносит лишь путаницу в понимание этих понятий.

Все же адекватное, сообразно с вышеизложенной классификацией, объяснение исламизму дает А. Малашенко. Он рассматривает фундаментализм как мысль, теорию, в то время как исламизм, по его мнению, является практическим воплощением фундаментализма, то есть действием. Исламизм, или политический ислам - органическая часть исламской социокультурной традиции, считает он. И как в случае с идеологией фундаментализма, эта политика может быть центристской, радикальной и умеренной.

Таким образом, со временем будет появляться все больше новых классификаций, а то и определений не таким уж новым понятиям. Разобраться же со всем ворохом понятий и терминов окончательно лишь предстоит, хотя и не в таком дальнейшем будущем. Как показывает исследование, по крайней мере отечественной, а частично и зарубежной литературы по данной теме, все большее количество специалистов если и не сходятся во мнении, но все же дают близкие друг к другу определения и описания этим понятиям.

Комментариев пока нет