Главная тема Новости

О наименовании российских образовательных организаций. Тип образовательных организаций

29 октября 2016

Напоминаем вам, уважаемые читатели, о том, что в прошлый раз мы разбирались с первой составной частью новых аббревиатур в наименованиях российских образовательных учреждений, представляющей собой их организационно-правовую форму.

Все тот же Федеральный закон от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» определяет, что образовательная организация в зависимости от того, кем она создана, является государственной (создается Российской Федерацией или ее субъектом), муниципальной (муниципальным образованием: муниципальным районом или городским округом) или частной (физическим лицом и (или) юридическим лицом или их объединениями). Согласно части 1 статьи 123.22 Гражданского кодекса Российской Федерации государственное или муниципальное учреждение может быть казенным, бюджетным или автономным учреждением. Вот отсюда всякие ГОУ, ФГОУ, МАОУ и пр. Кстати, что касается последних – муниципальных, то согласно части 4 статьи 51 Федерального закона от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» муниципальным образованиям предоставлено право создавать в качестве некоммерческих организаций только муниципальные учреждения.

Организационно-правовые формы некоммерческих организаций, в которых могут быть созданы образовательные организации, установлены Гражданским кодексом Российской Федерации и Федеральным законом от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях». В ряду таких форм названы общественные и религиозные организации (объединения), фонды, некоммерческие партнерства, учреждения, автономные некоммерческие организации, ассоциации (союзы). Поэтому появляются НП, АНО, НОУ и пр.

Сегодня постараемся выяснить, что представляет собой вторая составная часть наименований образовательных организаций, что лежит в основе разделения их на типы, обсудим, зачем вообще нужно было затевать это переименование, и кто в нем заинтересован. Для начала, давайте определимся с понятийным аппаратом. Его можно найти все в том же законе об образовании.

Итак, для того чтобы продолжить тему нашей статьи – наименования образовательных организаций, необходимо уточнить, какое место эти организации занимают в системе российского образования. Для этого обратимся к части 1 статьи 10 нашего закона, которая описывает структуру системы образования. Эта система включает в себя: 1) федеральные государственные образовательные стандарты и федеральные государственные требования, образовательные стандарты, образовательные программы; 2) организации, осуществляющие образовательную деятельность, педработников, обучающихся и родителей несовершеннолетних обучающихся; 3) федеральные государственные органы и органы государственной власти субъектов РФ и органы местного самоуправления, осуществляющие управление в сфере образования; 4) организации, осуществляющие обеспечение образовательной деятельности, оценку качества образования; 5) объединения юридических лиц, работодателей и их объединений, общественные объединения, осуществляющие деятельность в сфере образования. С этим все понятно.

Кроме этого образование подразделяется на общее образование, профессиональное образование, дополнительное образование и профессиональное обучение, обеспечивающие возможность реализации права на образование в течение всей жизни (непрерывное образование). Этой же статьей устанавливаются уровни общего образования (дошкольное; начальное общее; основное общее; среднее общее) и уровни профессионального образования (среднее профессиональное; высшее – бакалавриат; высшее – специалитет, магистратура; высшее – подготовка кадров высшей квалификации). Кроме этого закон вводит понятие дополнительного образования, включающего в себя такие подвиды, как дополнительное образование детей и взрослых и дополнительное профессиональное образование. Также в соответствии с законом существуют еще формы получения образования и формы обучения (их за ненадобностью опустим).

Вот мы и подошли к интересующему нас моменту, а именно к типам образовательных организаций. Статья 23 подразделяет образовательные организации «на типы в соответствии с образовательными программами, реализация которых является основной целью их деятельности» на: дошкольные (программы дошкольного образования, присмотр и уход за детьми); общеобразовательные (программы начального общего, основного общего и (или) среднего общего образования); профессиональные (программы среднего профессионального образования); высшего образования (программы высшего образования и научная деятельность). Помимо основных перечисленных устанавливаются еще образовательные организации, реализующие дополнительные образовательные программы: организация дополнительного образования и организация дополнительного профессионального образования.

А вот и пресловутая часть 5 статьи 23, которая определяет, что «наименование образовательной организации должно содержать указание на ее организационно-правовую форму и тип образовательной организации».

Федеральное государственное бюджетное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства (http://www.lexed.ru) так комментирует действие этой статьи. Если функционирование бюджетного образовательного учреждения не подразумевает ни смену названия типа, ни смену организационно-правовой формы, то вносить изменения в наименование не нужно.

Кажется, что все ясно и просто, и подавляющему большинству образовательных организаций беспокоится не о чем. Тем более что в уже цитированном письме «О наименовании образовательных учреждений» Министерства образования сообщается, что к числу необязательных сведений, указываемых в наименовании образовательной организации, по ее желанию и (или) желанию ее учредителя, относятся следующие:

указание на тип для государственных и муниципальных учреждений (казенное, бюджетное, автономное), предусмотренный Законом о некоммерческих организациях; указание на форму собственности («государственная», «муниципальная» или «частная») с целью информирования потребителя образовательных услуг;

указание на особенности осуществляемой образовательной деятельности (уровень и направленность образовательных программ, интеграция их различных видов, содержание образовательной программы, специальные условия реализации программ и (или) особые образовательные потребности обучающихся) или дополнительно осуществляемые функции, связанные с предоставлением образования (содержание, лечение, реабилитация, коррекция, психолого-педагогическая поддержка, интернат, научно-исследовательская, технологическая деятельность и другие);

включение в наименование официального наименования «Российская Федерация» или «Россия», а также слов, производных от этого наименования, по разрешению, выдаваемому в порядке, установленном Правительством Российской Федерации;

использование в наименовании имени гражданина, символики, защищенной законодательством Российской Федерации об охране интеллектуальной собственности или авторских прав, а также полного наименования иного юридического лица как части собственного наименования, в порядке, предусмотренном Законом о некоммерческих организациях.

В письме жизнерадостно утверждается, что «если в отношении образовательного учреждения тип не меняется, то их переименование в рамках Федерального закона об образовании не потребуется». А дальше, со ссылкой на часть 5 статьи 108 Федерального закона об образовании, где определены сроки изменений (не позднее 1 января 2016 года) и образовательные учреждения, наименования которых подлежат приведению в соответствие с указанным законом, приводятся примеры наименований образовательных организаций, подлежащих изменению.

Внимательно присмотритесь к списку и попробуйте догадаться, какое количество образовательных учреждений под него подпадает:

муниципальное бюджетное образовательное учреждение «Школа» должно быть переименовано в муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение «Школа»;

образовательные учреждения начального профессионального образования и образовательные учреждения среднего профессионального образования – в профессиональные образовательные учреждения;

образовательные автономные учреждения высшего профессионального образования – в образовательные автономные учреждения высшего образования;

образовательные учреждения дополнительного образования детей – в учреждения дополнительного образования;

образовательные учреждения дополнительного профессионального образования (повышения квалификации) специалистов – в учреждения дополнительного профессионального образования.

(Мы не приводим примеры из письма относительно специальных (коррекционных) образовательных учреждений для обучающихся, воспитанников с ограниченными возможностями здоровья, для детей и подростков с девиантным (отклоняющимся от нормы, общественно опасным) поведением и т.п.).

Получается, что тип, а следовательно, и наименование менять придется практически всем образовательным организациям, так как начальное общее и основное общее стало единым основным общим, среднее (полное) общее стало средним общим, начальное профессиональное исчезло, среднее профессиональное стало просто профессиональным, высшее профессиональное стало просто высшим и т.д.

В итоге получается, что тип образовательной организации жестко определяется федеральным законом об образовании. Если говорить об организационно-правовой форме, то ее выбор ограничен только требованием гражданского законодательства, предусматривающим, что указанная организация создается в форме, установленной для некоммерческих организаций. В остальном право выбора предоставляется учредителю. Что же касается непосредственно названия учебного заведения, то здесь учредитель может отпустить свою фантазию на волю. В результате и получаются такие тавтологические ляпы, как Федеральное государственное образовательное учреждение среднего профессионального образования (ФГОУ СПО) «Уфимский государственный колледж радиоэлектроники» или Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение (МБОУ) «СОШ № 47» (расшифруем: средняя общеобразовательная школа – прим. автора) г. Чебоксары.

Единственное правило относительно самого названия образовательной организации состоит в том, что поскольку законом об образовании виды образовательных организаций (например, «школа с углубленным изучением английского языка») не предусмотрены, соответствующие слова следует либо исключить из наименования, либо поместить «в кавычки». Поэтому и появляются такие монстры, как Государственное бюджетное общеобразовательное учреждение Новосибирской области «Казачий кадетский корпус имени Героя Российской Федерации Олега Куянова (школа-интернат)» (см. ниже).

Однако закон есть закон, и его надлежит исполнять. Вот и посыпались постановления и распоряжения региональных правительств от востока до запада страны.

Распоряжение правительства Новосибирской области «О переименовании государственных образовательных учреждений области» гласит: «в целях приведения наименований государственных образовательных учреждений Новосибирской области, подведомственных министерству образования, науки и инновационной политики Новосибирской области, в соответствие с ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» переименовать: государственное бюджетное общеобразовательное учреждение Новосибирской области казачья кадетская школа-интернат «Казачий кадетский корпус имени Героя Российской Федерации Олега Куянова» в государственное бюджетное общеобразовательное учреждение Новосибирской области «Казачий кадетский корпус имени Героя Российской Федерации Олега Куянова (школа-интернат)»; 2) государственное бюджетное общеобразовательное учреждение Новосибирской области «Средняя общеобразовательная школа «Областной центр образования» в государственное бюджетное общеобразовательное учреждение Новосибирской области «Областной центр образования». В списке еще с десяток организаций.

Администрация Владимирской области выпустила Постановление «О переименовании государственных образовательных учреждений среднего профессионального образования Владимирской области», в котором требует в соответствии с Федеральным законом «Об образовании в Российской Федерации» переименовать: государственное автономное образовательное учреждение среднего профессионального образования Владимирской области «Гусь-Хрустальный технологический техникум» в государственное автономное профессиональное образовательное учреждение Владимирской области «Гусь-Хрустальный технологический колледж»; государственное бюджетное образовательное учреждение среднего профессионального образования Владимирской области «Александровский промышленно-гуманитарный колледж» в государственное бюджетное профессиональное образовательное учреждение Владимирской области «Александровский промышленно-гуманитарный колледж». Список продолжен на двух листах.

Кабинет министров Республики Адыгея издает Постановление «О переименовании государственных образовательных учреждений начального и среднего профессионального образования, подведомственных министерству образования Республики Адыгея», которое обязывает «переименовать: 1) государственное бюджетное образовательное учреждение начального профессионального образования Республики Адыгея «Профессиональный лицей N 2» в государственное бюджетное профессиональное образовательное учреждение Республики Адыгея «Майкопский политехнический техникум»; 2) государственное бюджетное образовательное учреждение начального профессионального образования Республики Адыгея «Профессиональный лицей N 4» в государственное бюджетное профессиональное образовательное учреждение Республики Адыгея «Дондуковский сельскохозяйственный техникум». И это не последнее учреждение. Список решений официальных органов власти этими примерами не ограничивается. По мнению некоторых экспертов, под переименование можно подвести почти любую образовательную организацию, а их у нас в стране больше 120 тысяч! Страшно даже представить то количество людей и со стороны «переименующихся», и со стороны регистрирующих эти изменения, которые будут вовлечены  в многочисленные бюрократические процедуры. Напомним, что согласно части 5 статьи 108 этого закона наименования образовательных учреждений подлежат приведению в соответствие с указанным законом не позднее 1 января 2016 года, то есть осталось несколько месяцев.

Надо иметь в виду, что изменение наименований образовательных учреждений потребует не только внесения изменений в уставы, но и переоформление лицензий на право ведения образовательной деятельности, свидетельств о государственной аккредитации, договоров с обучающимися и с сотрудниками, а также многочисленных хозяйственных и иных договоров, а это, по экспертным оценкам, десятки миллионов всевозможных юридически значимых документов. Но и это еще не все: после этого будет необходимо представить новые нотариально заверенные уставы во все инстанции: налоговые, регистрационные, банковские и пр.

Может быть, нашим законодателям стоило прислушаться к заместителю Председателя Комитета Госдумы по образованию, профессору, лидеру регионального отделения партии «Справедливая Россия» в Удмуртии Виктору Шудегову, который еще в сентябре 2014 г. ознакомил с этими данными парламент страны в форме доклада, а также подготовленного его фракцией законопроекта «О внесении изменений в статью 108 Федерального закона "Об образовании в Российской Федерации"».

Справедливороссы предложили продлить срок переименования образовательных учреждений до 1 января 2020 года, что «позволит образовательным учреждениям провести все многочисленные процедуры переименования в более благоприятных условиях, рационально используя трудовые и финансовые ресурсы». «Более того, переименование может быть осуществлено в период проведения государственной аккредитации образовательного учреждения (минимальный срок аккредитации составляет 6 лет), что сократит финансовые и трудовые ресурсы», - подчеркивают инициаторы поправок.

При этом авторы законопроекта отмечают, что процедура переименования потребует не только значительного времени, но и серьезных затрат. «По экспертной оценке реализация работ по переименованию образовательных учреждений, внесению изменений в их уставы, переоформлению связанных с этим иных вышеуказанных документов, а также изготовление печатей и вывесок обойдутся образовательным учреждениям в несколько миллиардов рублей. Например, только нотариусам система образования должна будет выплатить свыше 360 миллионов рублей», - говорится в докладе.

К сожалению, думцы не услышали вполне разумные предложения своих коллег и отклонили законопроект в первом чтении, посчитав, что установленные законом сроки являются вполне достаточными и изменять их нецелесообразно.

Между тем возникает еще один интересный момент. Автор, пожелавший остаться неизвестным, в материале «Переименование образовательного учреждения по новому закону об образовании» на сайте http://sadko-online.ru пишет: «Следует заметить, что хотя законодатель и указывает на необходимость всего лишь переименования действующих образовательных учреждений, да и требования к содержанию устава образовательной организации существенно сокращены (ст.25 закона № 273-фз) по сравнению с ранее действовавшими (ст.13 закона № 3266-1), фактически это, несомненно, повлечет "деликатную чистку" образовательных учреждений».

Свою мысль он поясняет так. Так как не все образовательные учреждения «по тем или иным причинам» сегодня зарегистрированы в Министерстве юстиции РФ (а какое-то количество образовательных учреждений и вовсе существует лишь на бумаге), и не все их учредители представляют в Минюст спецотчетность НКО, то согласно, например, пункту 10 статьи 32 федерального закона о некоммерческих организациях (НКО) «неоднократное непредставление некоммерческой организацией в установленный срок установленных законом сведений является основанием для обращения уполномоченного органа или его территориального органа в суд с заявлением о ликвидации данной некоммерческой организации». При этом для ликвидации НКО по такому основанию государству даже не нужно предварительно налагать на нее административный штраф согласно статье 19.7 КоАП РФ за непредставление в срок установленных законом сведений, а также за представление таких сведений в неполном объеме или в искаженном виде. Автор статьи отмечает: «И если ликвидация государственной, муниципальной и международной образовательной организации допускается лишь в особом порядке (пункты 10-15 ст. 22 закона № 273-фз), то для ликвидации негосударственного образовательного частного учреждения (НОЧУ) вполне достаточно порядка, установленного гражданским законодательством». «Вот и получается, что простое "переименование" образовательных учреждений может легко обернуться их ликвидацией – особенно это касается негосударственных образовательных частных учреждений», - резюмирует анонимный аналитик. И ведь в юридической грамотности и логике ему не откажешь.

Тем более что народу уже давно не привыкать к тому, что государство принимает не разумные, продуманные решения, а лишь норовит содрать с него лишнюю копейку при каждом удобном и не очень случае, создать искусственные условия если не для ликвидации, то вытеснения с игрового поля неугодных ему физических и юридических лиц, а то и просто плодить такие постановления, распоряжения и законы, которые будут подпитывать его бюрократическую машину тоннами свежих, но изначально бесполезных бумажек.

Комментариев пока нет