Есть мнение Статьи Открытая трибуна Главная тема

«О дивный новый мир»: точки, векторы и константы (продолжение)

22 сентября 2017
Признанной «точкой сборки» нового мироустройства являются США. Остальные участники «большой игры» подвергают сомнению не столько их право на вмешательство (в мировой политике «право» и «возможность» — синонимы), сколько методы и средства, а также получаемый эффект. Поэтому имеет смысл рассмотреть не отдельные векторы приложения усилий, а ключевые для американской внешней политики территории. И оценить позицию остальных акторов.

Латинская Америка

Основные усилия направлены на Бразилию, Венесуэлу и Кубу. Давление идет по всему спектру: от введения экономических санкций до активизации «пятой колонны». Цель — подавление самостоятельности этих государств в выборе политических и экономических партнеров.

Бразилия — участник БРИКС, что делает ее реальным участником процесса глобализации не по американскому сценарию и активным защитником интересов объединения вообще и Китая с Россией, в частности. Результаты американского вмешательства – коррупционные скандалы, досрочная отставка президента, политическая нестабильность. Появились проблемы у государственной нефтяной компании — одного из конкурентов компаний США на энергетическом рынке. Всё это резко ослабляет и позиции Бразилии в БРИКС, и её статус наиболее развитого государства в Латинской Америке.

Венесуэла — образец применения во внутренней политике «боливарианских» идей. Государство выстраивает тесное взаимодействие с РФ и Китаем и фактически игнорирует США. Североамериканские элиты активно не желают видеть подобную политику в Западном полушарии и прилагают усилия к ее дискредитации, в чем, надо признаться, преуспели. Средства и методы внутренней социальной политики Венесуэлы уже не вызывают восторга даже у беднейших слоев населения соседних государств. А правительство сконцентрировалось на удержании власти.

Куба. Недавнее «потепление» отношений, вероятно, сменится очередным «похолоданием». Частичное примирение обе стороны использовали по полной программе: США демонстрировали «миролюбие», а Куба — «демократизацию» и реформы. Однако сегодня США не устраивают ни руководство, ни идейно-политическая линия, ни самостоятельность Кубы, а наследникам Фиделя выгоднее роль «последнего антиамериканского оплота», примера для большинства оппозиционных элит Латинской Америки. Этот статус позволяет оставаться аккумулятором поддержки (в том числе, и финансовой) латиноамериканкой оппозиции для противостоящих США мировых игроков. Мировой гегемон вынужден учитывать существование у своих границ непотопляемого финансово-политического «авианосца» своих конкурентов. И, скорее всего, не станет облегчать участь Кубы дальнейшим улучшением отношений.

Азиатско-Тихоокеанский регион

Администрация Трампа резко изменила подход к взаимоотношениям с государствами этого региона. Раньше Америка ради прибыли и интересов транснационального капитала терпела то, что Китай проигнорировал Договор об Азиатско-Тихоокеанском партнерстве. Взамен этого КНР обеспечивала максимально выгодные условия доступа на американский рынок производимых здесь товаров, признавая приоритет международного экономического права над отдельными национально-государственными юрисдикциями. Это негативно влияло на торговый баланс США, но снижало возможности Китая и России в выстраивании собственной политики в регионе.

Нынешняя американская власть сочла, что торговый дефицит — излишняя плата за лояльность, и изменила парадигму, позиционируя себя военно-политической «крышей», обеспечивающей безопасность региона, в котором есть три очага явной и «тлеющей» напряженности.

Северная Корея — непредсказуемый и хорошо вооруженный источник угрозы для Южной Кореи и Японии. Администрация Трампа рассчитывает добиться снижения диспропорций во внешней торговле с этими государствами не за счет экономических преференций, а потому, что «крыше» надо платить.

Тайвань — своеобразная Куба для КНР. Маловероятно, что США не используют эту конфигурацию против своего основного экономического конкурента. И пусть сегодня о Тайване мало пишут, противоречия между островным и материковым Китаем несомненно будут использоваться американцами.

Острова Спратли — не самая известная, но, безусловно, значима территория. Эта группа практически непригодных для жизни клочков суши стала яблоком раздора для Китая и целой группы государств Юго-Восточной Азии, включая Вьетнам и Филиппины, пользующихся военно-политической «крышей» США. Нефтяные и биоресурсы островов — второстепенны. Главное то, что рядом проложены основные торговые пути морских коммуникаций Китая с Европейским союзом и с государствами Африки и Азии.

В Азиатско-Тихоокеанском регионе США полностью акцентированы на борьбе с КНР. Влияние России рассматривается лишь в статусе союзника: традиционного для Индии и Вьетнама, потенциального для Китая. Кстати, Индия и Вьетнам находятся в сложных отношениях с КНР. Поэтому действия РФ в регионе ограничиваются дипломатическими усилиями России по согласованию и примирению позиций оппонентов. То, насколько удачными они будут, может оказаться не менее значимым, чем успешная демонстрация силы российскими ВКС в Сирии.

Центральная Азия

Ключевым государством Центральной Азии уже не первое столетие оказывается Афганистан. Администрация Обамы вполне закономерно полагала, что американский исход из Афганистана приведет к такому росту напряженности и распространения радикального ислама, что «арабская весна» покажется детской шалостью. Опубликованная на днях новая концепция политики США в Афганистане – прекрасный пример прагматизма новой американской администрации, действующей не в поле «идей», а в поле «интересов».

В Афганистане практически нет значимых природных ресурсов, если, конечно, не считать плантации конопли и опиумного мака, занимающие примерно 60% пригодных для земледелия площадей. Уникально географическое положение. Страна граничит с Индией, Пакистаном, Ираном, Китаем, а также постсоветскими Туркменистаном, Таджикистаном и Узбекистаном. Он окажется на перекрестке трансконтинентальных транспортных коридоров Китай—ЕС и индийского «Юг—Север». Вернее, Афганистан станет центром транспортной паутины, которая расположится в сопредельных с ним государствах.

Влияние США в этом регионе уменьшилось. Пакистан фактически превратился в союзника КНР. Самостоятельные Иран и Индия готовы к локальному союзу с США, но исключительно в собственных интересах, что может обернуться для Америки значительными репутационными издержками. Союз с теми, кто имеет территориальные конфликты с другими (в том числе, ядерными) державами, вряд ли будет воспринят «на ура». Среднеазиатские страны постсоветского пространства балансируют между экономическим влиянием Пекина и военно-политическим — Москвы.

Именно отсюда выросла новая американская доктрина по Афганистану. США остаются «на контроле» исходной точки афганского наркотрафика в Европу и на постсоветское пространство, оставляя в стране контингент войск НАТО и США, авиабазы и прочие военные центры. Это позволит практически моментально влиять на активность уже упомянутых трансконтинентальных транспортных коридоров.

Учтем также, что территорию Афганистана зачастую используют всевозможные радикальные исламистские и этнические группировки для формирования своих баз, чтобы проводить акции в сопредельных государствах. Контролируя их активность, США смогут «торговаться» с Индией, Пакистаном, Китаем, Ираном и постсоветскими азиатскими странами.

Ближний Восток

Более-менее подробное описание ситуации здесь потянет на несколько книг, поэтому ограничимся кратким резюме. Ближний Восток слишком важен для глобального мироустройства.

Сегодня влияние США в регионе не доминирующее, а, скорее, равноправное с остальными участниками «большой игры», в чем большая заслуга вооруженного вмешательства России в сирийский конфликт. Оно не только позволило РФ вновь позиционироваться в качестве мирового игрока, но и существенно помогло всем остальным «шантажировать» США возможностью временных точечных союзов с его оппонентами.

«Катарский кризис», неудавшийся «Турецкий путч», нефтяной альянс между ОПЕК и Россией, миграционный кризис в Европе и многое другое — явные следствия согласованной позиции РФ, Турции, Китая и Ирана. Изначально более слабые партнеры пожертвовали частью собственных интересов в пользу общих. США тоже вынуждены будут чем-то поступиться. Чем и где — пока неизвестно. Но в том, что «размены» произойдут, можно не сомневаться.

Европейский союз

Многие аналитики полагают, что США, сменив парадигму, держат Европейский Союз на трех «коротких поводках».

Первый — массовая миграция в Европу из стран Северной Африки из-за вызванной «арабской весной» политической нестабильности в государствах этого макрорегиона. Этот процесс на фоне внутренних социально-экономических проблем европейских стран оказался для ЕС критическим.

Второй — откровенный протекционизм США в отношении некоторых «молодых» восточно-европейских демократий, в результате чего Польша, Латвия, Литва, Эстония, Болгария, Румыния, Хорватия явно переориентировались с Брюсселя на Вашингтон и НАТО. Аналогичная политика ведется в отношении многих бизнес-структур с целью повысить их зависимость от североамериканского рынка. Влияние этой американской «пятой колонны» внутри ЕС значительно сильнее эффекта «Brexit», поскольку усиливаются внутренние конфликты, грозящие евробюрократии развалом Союза.

Третий — украинский кризис. То, что в границах 1991 года независимая Украина могла существовать лишь при соблюдении баланса интересов, который могла гарантировать исключительно внешняя поддержка, писалось неоднократно. В 2014 году баланс был односторонне разрушен и в непосредственной близости от границ РФ сформировался очаг межэтнической и, отчасти, межконфессиональной напряженности.

Это позволило США напрямую вмешиваться в финансово-экономические взаимоотношения РФ и Европейского союза и одновременно сформировало условия для давления на ключевые европейские державы в вопросе финансирования блока НАТО. Страны из упомянутой «пятой колонны» согласились быть форпостами противостояния российской военной угрозе, что дало возможность США усилить военно-политическое давление на лидеров ЕС, отказавшихся от заключения договора о Трансатлантическом Торговом Партнерстве.

Россия в течение года, пыталась урегулировать ситуацию в Украине, используя возможности «Нормандской четверки и Минского процесса. Но невозможность договориться с США дипломатическими методами привела к резкому изменению позиции.

До начала украинских событий Россия позиционировала себя исключительно региональной державой, всячески демонстрируя наличие собственных интересов только на постсоветском пространстве. В августе 2015 года стало понятно, что минские соглашения не будут выполнены, а экономические санкции против РФ сохранятся на неопределенный срок. Локальная победа США на «украинском фронте» вынудила руководство РФ перейти к активным военно-политическим действиям в Сирийской Арабской Республике, что в итоге позволило оформить новый паритет сил.

Сегодня США продолжают играть ключевую роль вблизи европейских границ РФ и на Украине, а Россия стала ключевым игроком на Ближнем Востоке. Похоже, осознание Российской Федерацией собственных интересов в «большой игре» за новый мировой порядок несколько отдаляет перспективу возможного размена сфер влияния.

Адрес материала: http://www.ifregion.ru/politics/tribune/69561

Комментариев пока нет