Новый вариант конца истории

Особенность всех стратегических планов состоит в том, что они всегда исполняются не так, как было задумано изначально.

Такая закономерность не знает исключений, хотя если бы исключения и были, то лишь подтверждали бы такое правило сбоя…

Причина же сбоя видится в свойственном человеку неверном представлении о времени.

Ведь время понимается и ощущается как независимая линейная физическая последовательность, существующая как бы сама по себе. При этом есть понимание пространства (двух, трех, четырехмерного и т.д.). А время, почему-то, одномерно…

В итоге, оно принимается  как  последовательность ощущаемых перемен материального мира.

При этом время явно не одномерно, так как несёт в себе потенциал перемены сознания. И это может быть его главная функция. Время это признак перемены сознания. И, в сущности, основное средство, меняющее сознание. Именно в сознании  время имеет измерения на прошлое, настоящее и будущее. А также на абстрактное, за пределами ощущений,  математически расчетное.

В человеческом мире, способном существовать лишь во взаимодействии между людьми,  возникает культура.

В культуре есть свои законы, ценности и анти-ценности. Процедуры общественного одобрения или осуждения, изоляции и изгнания, признания прав или их лишения.

Есть методы решения конфликтов спорами, силой или переговорами. Можно сказать, что фундаментально культура формируется и развивается из реакций людей друг на друга, при их взаимодействии.

Все древние исторические  культуры основаны на взаимодействии ограниченного числа людей. Население Ойкумены три тысячелетия тому назад едва достигало двух-трех миллионов человек. Сейчас там же сосредоточено около трех миллиардов людей. Условно математически контакты каждого жителя Ойкумены в сравнении с контактами тех, кто населял эти земли в прошлом, участились, примерно, в тысячу раз.

В далёком прошлом каждый мирный контакт требовал ритуала: приветствия, поклонов, рукопожатий, беседы, чаепития, винопития, совместного приёма пищи, обмена знаками внимания или чего еще в том же духе. С тысячекратно условным увеличением числа контактов многие ритуалы взаимодействия прошлого стали неприемлемы. Так как в среднем жизнь человека по длительности неизменно колеблется в диапазоне 70-80 лет, а контактов стало больше условно в 1000 раз!

Неизбежно утрачивая навыки общения прошлого, люди руководствуются нормами общения настоящего, которые зачастую формируются стихийно, вне связи с культурным контекстом.

Восточная традиция формировала все культы и культуры, базируясь преимущественно на ценностях межличностного обмена в рамках традиции.

Западная традиция в большей мере опиралась на договорные отношения,  нормы писаного или обычного права.

В результате Восточная традиция воспринимает, к примеру, брак как таинство, а западная, как договор. И то и другое – ценности. Но разные!

Ценности создаются в муках и крови. И их потенциал сохранения во времени определяется потенциалом изначального посыла.

При увеличении межчеловеческих контактов  ценности легко вытесняются нормативами, которые проще установить, так как никакой обычай не поспеет за изменением культурного контекста. В этом проявление потенциала западной традиции.

В тоже время потенциал устойчивости восточной традиции позволяет сохраняться старым ценностям межличностного общения, хотя они и подвергаются девальвации.

Натиск технологий на образ жизни имеет много позитивного в плане коммуникаций. Но тот же натиск технологий разрушает культурный контекст и исходные культы бытия, возникшие в эпоху неспешного взаимодействия людей.

При этом новых культов и традиций настоящий ритм жизни не предлагает,  кроме клипового, мгновенно возникающего и так же мгновенно угасающего интереса к быстро сменяющимся событиям, или кумирам на час.

Базовые основания человеческих культур не могут сами по себе удержаться в рамках традиции, если традиция не успевает усваиваться новыми поколениями…

Запад, расставаясь с корнями традиции,  парадоксально опирается на традиционный правовой механизм Римского права! Нормативно определяя ценности, включая нетрадиционные. Силой закона внедряет их в повседневную жизнь.

Но натиск на нравственные традиции не проходит бесследно и для традиции Римского права. В целях продвижения извращений, как  новых ценностей, Запад отказывается от соблюдения традиционных правовых принципов, что особо ярко проявляется сегодня в геноциде русских, повсеместному, вне права, изъятию их имуществ, и всевозможных запретах по национальному признаку. За этим скрывается геноцид по признаку неприятия извращений, поставленных во главу нравственных ценностей Запада.

Таким образом, Запад разрушает не только нравственность, но и право.

Право возникло из нравственных норм цивилизации, основанной на традиции семьи, брака мужчины и женщины, продолжении рода. Нужно было решать вопросы обеспечения детей  имуществом после смерти родителей, регулировать имущественные правила при вступлении в брак, порядок владения имуществом,  и многое  другое.

Разрушая нравственность, как причину возникновение права, Запад неизбежно разрушает и само право, как следствие нравственности.

Это путь к хаосу!

Сегодня цивилизация Запада движется в ад, пытаясь утащить туда и весь остальной мир!

Восток, подчиняясь общим тенденциям усложнения жизни, сдаёт нравственные традиции медленнее, ищет опору в заимствовании западного способа нормирования ценностей, без повреждения морали и права.

Это, в частности, продемонстрировала Россия, приняв изменения в Конституцию 1993 г., в которой внесла правовой запрет на легализацию однополых браков, признав семьей союз мужчины и женщины в целях деторождения.

Устойчивость правовых механизмов ограниченна. Особенно в России, где смена конституций происходит каждые пятнадцать, двадцать лет. Эти  риски неустойчивости преодолимы через укрепление традиций, через укрепление механизмов воспитания.

Возможно, это несколько тысяч хороших фильмов нравственных по  смыслам, рецензирование интернет-пространства и  контента. И, бесспорно, это упор  на рост рождаемости. Потому что только при деторождении у людей возникает потребность в воспроизводстве традиций.

Не менее важно осмысление вопросов занятости людей.

Занятости не только в модном программировании, но и в возрождении традиционных ремёсел. Что предполагает свертывание крупных фабрик предметов быта, одежды, обуви, мебели и пр.

Услуги, ремесленное производство продуктов и бытовых изделий могут обеспечить занятость любого числа людей. С этим ослабнет и олигархия, возникающая из крупных предприятий. Олигархам «умереть»,  помочь можно вполне законодательно.

Хотя ни с чем не стоит спешить.

Еще неизвестно какая часть населения может вернуться услугам и ручному ремесленному труду?

А какие-то сферы экономики не смогут развиваться без вложений крупного частного капитала? Ведь государство не всегда эффективно в качестве инвестора.

В сфере бытового производства ручные изделия дороже и престижнее. Но насколько они закроют потребности рынка? Так что у олигархов, возможно, есть шансы и в будущем…

Речь идёт об исполнении первых библейских заповедей, в которых людям указано, в качестве условий выживания, чтобы они плодились и размножались, добывая хлеб свой насущный в поте лица своего.

Это вновь предлагается к осознанию для выживания человеческого рода.

Сознание людей,  это не только фиксация изменений.  Оно создает материальные последствия. В частности,  изменении образа жизни.

 Деградация традиций, в большей степени характерная для Запада, это тоже изменения  сознания, вполне материальные, так как изменяют людей и их жизнь. Но на эти негативные изменения можно повлиять! Они реально притормаживаются или вообще прекращаются в результате человеческих усилий.

Здесь следует сказать, что ведущим средством сохранения прошлого, конечно, являются культы.

Богослужение всегда есть обращение к событиям и смыслам прошлого, сформировавшего настоящее. Это метод воспроизводства прошлого в настоящем.

Так время становиться вполне себе управляемой функцией через сознание людей.

В обществе, изменяя сознание, можно влиять на изменения культуры и традиций. направлять энергию людей, как  в сторону хаоса , так и  в сторону  гармонизации.

Мир имеет под десяток миллиардов населения, которое, постепенно отвыкает от «в поте лица своего» физического и интеллектуального труда. Заниматься развитием современных технологий может лишь небольшая часть людей. Остальных же активно вытесняют роботы. Вытесняют из всех сфер экономики во имя все той же «светлой» капиталистической цели неуемной прибыли.

Это очевидный тренд к всевластию хаоса. Но традиции, старые культуры и, прежде всего, традиционные культы, как первоисточники культуры, переходят к системному противостоянию.

Историю можно рассматривать как наращивание технологической мощи экономических процессов.

Из этого вытекает и наращивание мощи вооружений и систем силового подавления в конфликтах и войнах. Все это сопровождается напором на исходные культурные и культовые сегменты общественного сознания.

Осознание традиций мотивационными и материальными факторами бытия дает мерам их поддержки энергию влияния на общество, управляемое посредством технологий. Предстоит широкое осознание, что материальны не только процессы, связанные с развитием технологий, технике и обществе.

Материальны также культовые, культурные процессы, позволяющие гармонично устраивать сознание человека и мир людей.

Людям нужно не отрицание технологий, а их дозированное, осторожное и целесообразное внедрение в жизнь. А это уже противоречит интересам прибыли.

Прибыль, как часть не наступившего будущего, будет осознана как следствие традиционного прошлого, выраженное в настоящем.

Это то, что каждый день предлагается человеку в Богослужении. 

Миру, в целях выживания, предстоит выйти из экономики накопления прибыли и перейти в экономику накопления культуры, что повлечет возвращение  традиционных культов, как  наиболее эффективных систем сознания, направленных на  гармонизацию мира.

Что, собственно, даже не совсем экономика.

А бытие!

 

Павел Дмитриев

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений