Статьи

Никто не забыт, ничто не забыто (часть 1-я)

03 октября 2019
Посвящается всем погибшим за Родину 3-4 октября 1993 года

Ельцин старался угодить Западу изо всех сил. Похоже, что он делал всё, что ему прикажут. «2 апреля правительство России выступило в Париже с «Заявлением о признании за собою всего консолидированного внешнего долга СССР» (160, с. 45). Это был долг, возникший в период с 1985 по 1991 годы во время правления СССР М. С. Горбачёвым. До прихода к власти Горбачёва СССР практически внешнего долга не имел.

Большинство сумм средств, поступавших в СССР в указанный период разворовывалось командой, разрушавшей СССР. Думаю, что Запад на эту цель и давал деньги. Теперь эти деньги должны были выплачивать народы Российской Федерации и прежде всего русский народ. Подобные решения не могли не вызывать возмущений, как со стороны простых граждан страны, так и со стороны народных депутатов. А принимались они систематически.

Верховный Совет не шёл на поводу у президента. «20 июля Верховный Совет приостановил действие президентского указа «О государственных гарантиях права граждан России на участие в приватизации», 21-го нанёс удар по Госкомимуществу как главному штабу приватизации и принял решение передать его права по распоряжению федеральной собственностью правительству. К этому времени 20 областей приостановили чековые аукционы, а Верховный Совет подготовил законопроект «о приостановлении действия Госпрограммы приватизации 1992 года» на всей территории страны. 22-го был произведён обыск в кабинете М. Н. Полторанина» (160, с. 59).

К этому времени под руководством Олега Ивановича Лобова была подготовлена альтернативная чубайсовской, то есть американской программа выхода России из экономического кризиса в первую очередь за счёт усиления государственного вмешательства в экономику. В то время у России был реальный шанс не допустить разрушения страны и её вооружённых сил. Но Запад не мог смириться с таким финалом, так как он боялся России даже лишённой 140 млн. своих граждан и почти половины своих территорий. Ему надо было добить Российскую Федерацию. Он открыто заявлял, что обеспокоен судьбой приватизации в России и разрабатывал план удушения всяких протестов курсу приватизации и так называемых реформ.

Угроза физической расправы нависла над представительной властью в стране, то есть делегатами съезда, членами Верховного Совета Российской Федерации, советами на местах в краях, областях, районах, городах и сёлах. «В июне-июле 1993 года в секретном порядке из Дома Советов были вывезены стрелковое и противотанковое оружие и боеприпасы, которые хранились там с 1991 года» И по крайней мере, начиная с июля в Москву стали свозить группы омоновцев по 10-15 человек из разных городов и формировать из них «сводную бригаду» (160, с. 64-65).

Во внешней и внутренней политике Ельцин продолжал не идущий на пользу государству и народу курс. «Урановая сделка» приобретала всё более конкретные формы. 25 августа 1993 года был утверждён правительством Российской Федерации базовый контракт о поставке в США 500 т высокообогащённого урана. 2 сентября по данному вопросу был подписан ещё целый ряд документов.

Народным депутатам Съезда, членам Верховного Совета, большинству думающих людей нашей страны было понятно, что правительство Б. Н. Ельцина совершает антигосударственные действия, названные реформами. Россия становилась унижаемой и зависимой страной, не способной себя защитить. Люди не заостряли внимание на опасностях, которые их ждут. Они говорили: «За державу обидно». Эта обида за державу висела в самом воздухе конца сентября 1993 года. И становилось ясно, как день, что за державу надо бороться, а при необходимости и стоять насмерть. В памяти всплывали забытые истины: «Лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день идёт за них на бой».

Последней каплей, переполнившей терпение людей стал Указ Президента Российской Федерации от 21 сентября 1993 года № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации». На основании этого указа были распущены съезд народных депутатов и Верховный Совет Российской Федерации, одновременно назначены выборы в новое государственное учреждение – Государственную думу. Конституционному суду было предложено приостановить свою деятельность до начала работы Думы.

Имел ли Б. Н. Ельцин такое право?

Ответ на этот вопрос даёт действовавшая тогда Конституция. Она запрещала президенту не только распускать парламент, но и приостанавливать его деятельность. Более того, как специально говорилось в Конституции, в подобном случае полномочия президента «прекращаются немедленно».

Это означает, что вечером 21 сентября 1993 г. в России начался государственный переворот 1993 г.» (160, с. 78). Президент Б. Н. Ельцин нарушил 103, 104, 109 и 121Б статьи Конституции и тем самым по основному Закону страны отрешил себя от власти. Но фактически от власти не отошёл, а, напротив, продолжал властвовать и допускать новые нарушения существовавшего законодательства.

В Москве началось народное восстание. «Прозрело» немало и тех, кто в 1991 году голосовал против СССР. Люди восстали против творимого властями произвола за право быть свободными независимыми людьми, а не рабами ставленников США, за честь и достоинство поруганной России, за будущее своих детей и внуков. Они пошли в бой за справедливость, за Советскую власть, которая эту справедливость олицетворяла. Они восстали против курса правительства, бросавшего Россию к ногам американских завоевателей на унижение, разграбление и уничтожение. Вместе с народом пошёл в бой Верховный Совет, Президиум которого принял постановление «О немедленном прекращении полномочий президента Российской Федерации Ельцина Б. Н.». В нём отмечался антиконституционный характер указа № 1400 и далее говорилось:

«1. На основании статьи 121 Конституции Российской Федерации считать полномочия Президента Российской Федерации Б. Н. Ельцина прекращёнными с момента подписания названного Указа.

2. Названный Указ в соответствии с частью второй статьи 121 Конституции Российской Федерации не подлежит исполнению.

3. Согласно статье 121 Конституции Российской Федерации признать, что вице-президент Российской Федерации А. В. Руцкой приступил к исполнению полномочий Президента Российской Федерации с момента подписания Указа.

4. Созвать 22 сентября 1993 года внеочередное заседание VII экстренной сессии Верховного Совета Российской Федерации с повесткой дня «О политической ситуации, сложившейся в Российской Федерации в результате государственного переворота».

Тогда же было решено создать Штаб Сопротивления Верховного Совета… Возглавил штаб Ю. Воронин (160, с. 81).

Нарушившее законы власть продолжала творить беззаконие, прикрываясь разговорами о демократии. Россия не знала подобного лицемерия властей. Это явно были изобретения Западной цивилизации, называющей свои государства правовыми. В здании Дома Советов отключили телефоны и телеграф. Все находящиеся в Москве здания Парламента были захвачены, а счёт Верховного Совета заблокирован.

Уже вечером 21 сентября у Дома Советов или, как ещё его называют, Белого дома собралось несколько тысяч человек, пришедших его защищать. Вопреки утверждениям либералов надо отметить, что оружия у защитников Дома Советов не было. И. Иванов утверждает, что в ночь с 21 на 22 сентября были выданы лишь один автомат и два пистолета. Вокруг здания сооружались баррикады: по Рочдельской, Дружинниковской, на Горбатом мосту, у памятника героям 1905 года. Против посольства США и гостиницы «Мир» были возведены барьеры. Свидетели утверждают, что за баррикадами были сложены рядами кучи камней, которые и являлись оружием защитников. Лишь некоторые лица из штатной охраны Дома Советов имели короткие автоматы. Имели оружие отдельные представители Союза офицеров и казаков, но таких было очень мало.

Верховный Совет принял постановление об отрешении Б. Н. Ельцина от власти. За указанное постановление проголосовало – 142 члена Верховного Совета, против – 3, воздержалось – 3. Кстати, отдельные лица, в том числе С. Ковалёв, сразу сложили свои полномочия.

137 голосами были возложены президентские обязанности на А. В. Руцкого. Его привели к присяге, и он сразу издал два Указа: о своём вступлении в должность президента и об отмене Указа за № 1400. Конституционный суд под председательством Валерия Дмитриевича Зорькина признал указ № 1400 антиконституционным и подтвердил факт утраты Б. Н. Ельциным своих президентских полномочий.

Но возникает вопрос: «Почему А. В. Руцкой не издал указ о вступлении в должность Верховного Главнокомандующего?» Отсутствие такого указа 22 сентября формально оставляло Вооружённые Силы в подчинении Б. Н. Ельцина. Позднее Руцкой такой указ издал, но задержка не могла отрицательно не повлиять на подчинение армии Руцкому. Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что именно А. В. Руцкой и Верховный Совет с 22 сентября 1993 года являлись законной властью Российской Федерации.

Этого не мог не понимать ни Президент, ни члены правительства, ни представители иностранных государств, ни правозащитники. Понимали все, но поддерживали лиц, совершивших противоправный государственный переворот. Данный пример наглядно показывает, что на Западе нет и никогда не было подлинной демократии, а право всегда было на стороне того кто богаче и сильнее. На земле существовало только одно правовое государство – СССР.

Либералы и сегодня не сказали о том, что законным президентом с 22 сентября 1993 года был именно А. В. Руцкой, а законными представительными органами власти - съезд и Верховный Совет Российской Федерации. И то, что в эту законную власть начали стрелять указывает на то, что именно в октябре 1993 года в России наступил конец демократии.

С этого времени жизнь в России становилась всё более несправедливой, а простые люди всё более бесправными. И как бы нас не пытались убедить в обратном, факты говорят сами за себя - в октябре 1993 года расстреляли законную власть Российской Федерации. Главный вопрос о законности власти сегодня снят с повестки дня. Говорят о чём угодно. Например, о том, что Руцкой не имел программы развития страны и при его правлении лучше бы не стало. О законности не говорят. Вот Вам и демократия. Да и утверждения о том, что без Ельцина не наступило бы улучшений, не соответствуют действительности.

При победе в октябре 1993 года законной власти в России сохранились бы Советы всех уровней, то есть районные, городские, областные, краевые и Верховный Совет, сохранились бы промышленность и сельское хозяйство, были бы своевременно свёрнуты программы США по разоружению и разрушению России, прекращены действия по организации и поддержанию сепаратистских и националистических движений в Чечне, Татарстане, Башкирии и других регионах Российской Федерации. Без участия США мы бы быстро навели порядок в своём доме. В определённой степени восстание в Москве можно назвать восстанием русского народа против власти США над Россией.

Объективные исследователи событий того времени обращают внимание на большое количество ошибок, совершённых Руцким и даже усматривают в этом некую двойную игру со стороны Руцкого. Ошибки, конечно, были. За Руцким не стояла, как за Ельциным интеллектуальная мощь Запада, набившего руку в организации государственных переворотов. Думаю, что главной ошибкой Руцкого было то, что он вслед за указом не издал приказ Верховного Главнокомандующего и этим приказом не подчинил Вооружённые Силы себе, а обращался к командующим родами войск словами: «Я обращаюсь к Вам, как офицер». А должен был обращаться к ним как Верховный Главнокомандующий и не просить, а приказывать.

По свидетельству назначенного Руцким министра обороны В. А. Ачалова 22 сентября А. В. Руцкой отказался от поддержки десантников и спецгрупп «Альфа» и «Вымпел». На мой взгляд, Ачалов выдаёт желаемое за действительное, так как никто другой подобных заявлений не делал. Руцкой не смог получить реальную власть не по причине допущенных ошибок, а по причине того, что реальная власть во все времена принадлежала исполнительной власти.

У Руцкого реально были только Советы, а у Ельцина неограниченное количество денежных средств, министерства с их структурами, главы регионов и поддержка США. Кроме того, у Ельцина было телевидение, и вся страна рассматривала события в изложении Б. Н. Ельцина. Но в целом надо признать, что действия Руцкого приводили к кровопролитию, но не могли привести к решению даже одного из стоящих перед законной властью вопросов.

Члены Верховного Совета, находящиеся в Доме Советов вели себя достойно. Они прошли проверку в труднейших условиях осады и показали себя людьми чести, верными своей Родине. Они действительно служили народу и не меняли своих патриотических убеждений ни при каких обстоятельствах. Правительство Ельцина пыталось их подкупить. «23-го, появился указ «О социальных гарантиях для депутатов Российской Федерации созыва 1990-1995 гг.»

Депутатам предлагалось незамедлительно сложить свои полномочия и подать заявление в Комиссию по передаче дел Верховного Совета Российской Федерации по следующей форме:

«1. Согласен получить единовременное денежное пособие в размере годовой заработной платы. 2. Прошу трудоустроить меня в: а) аппарат Федерального собрания Российской Федерации… б) Рабочую группу Конституционной комиссии…, в) Комиссию законодательных предложений… г) Аппарат правительства Российской Федерации… д) Другие варианты… е) Прошу назначить мне пенсию в размере 75 % заработной платы… 3. Прошу закрепить за мной занимаемую служебную площадь по адресу… 4. Прошу сохранить до 30 июня 1995 г. право на медицинское обслуживание и санаторно-курортное лечение для меня и моей семьи… Народный депутат… (Ф И О). Воспользовались «указом» «О социальных гарантиях» совсем немногие. В частности, ушли народные депутаты Е. А. Амбарцумов, С. А. Ковалёв, А. П. Починок, Н. Т. Рябов, С. В. Степашин и некоторые другие. Немногие позарились на обещанные посулы. Хотя перешедшие на сторону Ельцина депутаты действительно получили высокие должности и денежные доходы. Это касается всех названных выше, и, например, Евгения Кожокина, который «получил кресло заместителя министра, а затем Директора Института стратегических исследований. Бывший скромный правовед Алексей Сурков превратился… в главу кремлёвской спецкомиссии по раздаче материальных благ таким, как он, перебежчикам из Белого Дома», - пишет И. Андронов (160, с. 99).

Но в целом депутатский корпус оказался на высоте. Депутаты не дрогнули, не написали заявления, а искупая свою вину, боролись за свободу и независимость Родины до последней возможности. Они могли получить обещанные блага, но выбрали борьбу. Это были разные люди, из разных уголков страны. Они были избраны народом и принятым решением действительно выражали его волю. И это не случайность, а закономерность. Советы с первого дня существования в нашем государстве с 1920-х по 1993 годы выражали волю народа. И сколько они существовали, столько на них клеветали и клевещут в настоящее время западные и доморощенные недоброжелатели России. В 1993 году Верховный Совет поддержали все районные советы г. Москвы, заявив о непризнании Указа 1400.

Первая кровь пролилась 23 сентября на Ленинградском проспекте в результате провокации, устроенной Кремлём при нападении неизвестных на штаб ОВС СНГ было убито два человека: капитан милиции и женщина, стоявшая у окна в своём доме. Смерть людей указывала на то, что Кремль ни остановится ни перед чем для достижения своих целей. Она омрачала день открытия Съезда народных депутатов, но не могла помешать его открытию. «Съезд прекратил полномочия Бориса Ельцина в качестве президента и, сознавая тупиковый характер возникшей ситуации, высказался за одновременное переизбрание и президента, и народных депутатов, то есть за «нулевой вариант» (160, с. 115).

К утру 24-го ноября количество депутатов съезда составляло 689 человек. Надо отметить, что в настоящее время имеются исследователи, ставящие под сомнение наличие кворума на съезде, так как указывают иное общее количество депутатов. На мой взгляд, правы те, кто утверждает и доказывает, что кворум был, так как перед началом работы съезда первым делом рассматривается кворум и если в протоколе от 23.09.1993 г. написано, что кворум имелся, то не может быть никаких сомнений в наличии кворума, необходимого для принятия решений съездом, так как в то время сама система не допускала каких-либо неточностей при подсчёте кворума. К тому же 24-го подъехал ещё 51 депутат, и если бы кворума не было, то открытие съезда перенесли бы на 24-е число.

В ночь с 21-го на 22-е у Дома Советов началось формирование ополчения. Казалось бы ополченцам, как и во все времена должны были выдать оружие, но оружия для них не было. Обращаю внимание на факт, что огнестрельное оружие среди защитников Дома Советов имели единицы. Об этом факте умалчивают даже в настоящее время. Надо отметить и значительное преувеличение роли баркашовцев при защите Дома Советов. Некоторые свидетели пишут, что вели они себя вызывающе и вносили разлад в ряды защитников, а при штурме и обстреле дома гибли не они, а другие. Вообще роль баркашовцев (организации РНЕ) у Дома Советов ещё требует своих исследователей.

Количество людей, пришедших к Дому Советов во время формирование ополчения, составляло десятки тысяч человек. «Чуть ли не каждый подчёркивал, - читаем мы в воспоминаниях Э. Махайского, - что пришёл сюда не ради защиты Руцкого, Хасбулатова и депутатов, на которых лежит немалый грех за происходящее в стране, а для того, чтобы показать, что мы не быдло, что мы против внедрения в наше общество чуждых нам нравов и ценностей и не хотим быть чьей-то колонией».

Мраморная стена у четырнадцатого подъезда, - отмечает А. Залесский, - сплошь заклеена листовками, ксерокопиями документов съезда, вырезками из оппозиционных газет, а также произведениями народного творчества – карикатурами и сатирическими стихотворениями, главный герой которых Ельцин. Его изображают увенчанным шестиконечной звездой, с бутылкой водки и стаканом в руках. Постоянные спутники президента – сионисты, американские дядюшки и т. п. Крупными буквами – проклятия президенту, правительству, демократам. Тут же наклеены старые плакаты или газетные листы с изображением Ленина и Сталина. Российские трёхцветные флаги у подъезда заменены красными советскими» (160, с. 127-128).

За 23 сентября мимо Дома Советов прошли десятки тысяч людей. С. Говорухин определил это количество в 150 тыс. человек. Люди приходили и уходили. Задержать и присоединить их к тем, кто стоял на страже парламента никто не пытался. У Дома Советов оставались добровольцы. Вечером 23 сентября их количество составляло порядка 12 тысяч человек. Один из офицеров, защищавших Дом Советов, сказал об этих людях: «Дождь, снег. Люди стелили на асфальте одну целлофановую плёнку, другой укрывались. Им памятник при жизни надо поставить!» (газета «Литературная Россия». 28.01.94. № 4).

В холодный промозглый сентябрь люди собирались у костров, грелись, пели советские песни и оставались на посту. Сын, находившийся в рядах защитников, говорил матери: «Да пойми же, наконец, мама! Там не было бандитов. Там были такие же люди, как ты и я» («Литературная Россия». 28.01.94. № 4). Люди стекались к Дому Советов даже с территории бывших республик, которые Российская Федерация во главе с Ельциным бросила на произвол судьбы.

В это время по распоряжению команды Б. Н. Ельцина был прекращён выход в эфир телевизионной программы «Парламентский час», отключено «парламентское радио». С 24-го сентября 1993 г. престал выходить печатный орган Верховного Совета «Российская газета». В то же время Останкино обрушило на население поток дезинформации. Таким образом, Верховный Совет и все его защитники лишились возможности отвечать на развязанную против них идеологическую войну.

В ночь с 25-е на 26-е до защитников дома Советов была доведена информация, что их поддерживают армия и военно-морской флот. Люди ликовали. Их радостные лица излучали свет. В это верили. Ведь по-другому не могло быть. В это хотелось верить. Но радость была недолгой. Вскоре выяснилось, что ни от армии, ни от флота пока никакой помощи не предвидится.

В это время, 26-го сентября возле манежа М. Ростропович дал концерт и далее митингующие сторонники Ельцина, вдохновляемые В. Оскоцким и В. И. Новодворской, прошли на митинг к Моссовету, при этом скандируя: Долой Моссовет!»

27 сентября началась полная блокада Дома Советов. Подъезды к нему перекрыли пожарными, поливальными и другими тяжёлыми машинами, вдоль заграждений протянули колючую проволоку особо опасную для людей и животных – «спираль Бруно». Она задерживает и режет своими бритвенными лезвиями и, вероятно поэтому, её применение запрещено Женевской конвенцией. Далее установили три кольца оцепления из милиции, омоновцев и солдат в форме милиции из дивизии им. Дзержинского. Сам Дом Советов находился без электроэнергии, воды и связи.

28-го почти целый день лил дождь, но люди не покидали своих постов. Их мужество передавалось москвичам и гостям столицы. 28 сентября Москва восстала. Десятки тысяч людей вышли с протестом в разных частях города. По поводу осады Дома Советов люди кричали: «Негодяи! Устроили концлагерь в центре Москвы». После наступления ОМОНа на Красной Пресне – там же, где в 1905 году, - у зоосада появились три баррикады.

«29 сентября пишет Т. А. Астраханкина, - при разгоне митинга у станции метро «Баррикадная» озверевшие омоновцы загнали людей в вестибюль метро и продолжали преследовать бегущих, сталкивая их по движущемуся эскалатору. Задержанных доставляли в отделение милиции, где они также подвергались жестокому и бесчеловечному обращению. Жертвами террора МВД стали не только защитники Конституции, но и случайные прохожие»

Около 20.00 крупное сражение произошло на Красной Пресне у памятника героям революции 1905 г. Как вспоминает В. Алкснис, «люди стояли возле памятника и скандировали: «Фашизм не пройдёт!». Неожиданно появился ОМОН. «Мы не заметили, откуда они взялись. Крадучись прошли за троллейбусами, с двух сторон бросились на людей. Зрелище было жуткое. Я многое видел, как кадровый военный офицер, и могу твёрдо сказать, что это – не люди… Когда избивают женщин, стариков, детей, зверски, садистски – этого я понять не могу…».

По некоторым данным, 29-го пострадало около 300 человек. «Кое-где, - отмечает очевидец, - милиция в метро защищает людей от вконец озверевших омоновцев». «Всю ночь идёт строительство баррикад подвижными группами, уклоняющимися при этом от боя» (160, с. 162-163).

Председатель Конституционного суда В. Д. Зорькин, большинство умеренных политиков типа А. И. Вольского и, главное, депутаты Верховного Совета выступили за одновременные досрочные выборы парламента и президента. Без сомнения это было самое разумное и нужное стране решение вопроса. Но даже в настоящее время отдельные политики, историки и исследователи утверждают, что противостояние между законной властью и противозаконной группой Ельцина можно было разрешить только путём убийства сотен людей. Вот этих отдельных толкователей событий надо назвать двумя в данном случае очень уместными и правильными словами: «Враги народа».

Досрочные, одновременные выборы Президента и Верховного Совета Российской Федерации не состоялись, так как не устраивали США и ультра либеральную часть политиков, запланировавших силовое решение проблемы. Они сначала хотели зверским отношением поднять народ на восстание, а затем массовыми убийствами и избиениями запугать граждан страны. Массовыми убийствами правительством России людей в Москве Америка запугивала весь мир. При Сталине людей судили в соответствии с законом, а при Ельцине убивали без суда в соответствии с демократическими нормами поведения власти.

Их жертвами, прежде всего, стали простые люди, которые хотели продолжать работать на заводах и фабриках, спокойно жить, быть уверенными в безопасном, счастливом будущем своих детей и внуков, гордиться своей великой страной. Их жертвой стали лучшие представители народа. Те, кто встал на защиту России, кто душой и мыслями переживал за страну, за её настоящее и будущее, за её культуру и историю, беспокоился о состоянии её вооружённых сил, промышленности и сельского хозяйства.

«У Дома Советов люди сутками стояли под ледяным дождём и снегом, на пронизывающем ветру, голодные, промокшие насквозь – в оцеплении из омоновцев, овчарок и колючей проволоки. В самом центре Москвы. А мимо в свои тёплые квартиры безмятежно проходили миллионы москвичей, не желая ни во что вмешиваться. Все преступления против России происходят только с молчаливого согласия обывателя. Этот обыватель все три последних года бессмысленно голосовал за развал и ограбление страны. Отсиделся он и в сентябре» (журнал «Молодая Гвардия», 1994г., № 2, с.23, В. Хатюшин).

Народ в сентябре-октябре 1993 года защищал Российскую Федерацию и самое святое в её обществе – справедливость. И чтобы не писали о России западные исследователи и историки, чтобы не сочиняли доморощенные враги и недоучки, мы должны твёрдо знать, что во все времена по сравнению с другими государствами мира в России было самое справедливое и гуманное общество. Со временем оно изменялось, но духовные ценности оставались прежними. Все наветы на времена, например, И. В. Грозного или И. В. Сталина - это грязный продукт западных идеологических служб, подхваченный 5-й колонной либеральной интеллигенции. Все смуты, все жестокости в нашу добрую православную Русь приносились и приносятся из-за границы. Так было и в 1993 году. Защитники Дома Советов, депутаты Верховного Совета это понимали и выступали не только против Ельцина, но и его западных наставников.

Восстание в Москве началось 2 октября 1993 года. Перед восставшими выступали лидеры ФНС, РПК, «Трудовой России». На Смоленской площади после того, как омоновцы сбили с ног инвалида, и насмерть забили ногами, началось настоящее сражение. Впервые в этом сражении народ перешёл в наступление и омоновцы отступили. Утверждают, что среди восставшего народа были не только раненные, но и убитые. Точное количество жертв до настоящего времени никто не сообщил.

Известно, что в период с 27 сентября по 2 октября около тысячи человек обращались в травматологические пункты и отделения г. Москвы за медицинской помощью. Некоторые исследователи считают, что ОМОН мог подавить демонстрантов, но Кремлю нужно было сражение, и он не послал сил в количестве достаточном для разгона демонстрации. Нет оснований отвергать такие предположения. Но факт остаётся фактом – люди голыми руками погнали вооружённый ОМОН.

В. В. Хатюшин об омоновцах пишет следующее: «Я видел как 30 сентября на выходе из метро «Баррикадная» и «Пушкинская» омоновцы остервенело набрасывались на всех выходящих на улицу и били, били, били. Я видел, с каким вожделением они избивали ногами и дубинками лежачих. Было совершенно ясно, что это зверьё – не люди» (журнал «Молодая гвардия», 1994 г., № 2, с.24).

А в это время по ельцинскому телевидению на всю страну кричали о бесчинствах и насилии учинённых в столице сторонниками Белого дома. Их называли красно-коричневыми бандитами, напавшими на представителей власти. В то время как властью в стране являлся именно Верховный Совет. Другой очевидец рассказывает об этих днях следующее: «На «Пушкинской» «черёмухой» травили, на «Баррикадной» в метро загнали, по эскалатору гнались! Рядом женщине ногу дубинкой пополам перебили. Милиция тогда многих спасла, вход открыла. Целую неделю омоновцы людей избивали. Вот и допрыгались… Мы гнали их от Октябрьской площади до самой Кутузовской набережной. Как они бежали. Прямо пятки сверкали» (газета «Литературная Россия», 28.01.94. №4).

В ночь со 2 на 3 октября 1993 г. Р. И. Хасбулатов выступил с обращением к армии с надеждой, что, не смотря на отключение Дома Советов от радио и телевизионной сети, его услышат. В частности он сказал: «Б. Ельцин, преступив закон и присягу в верности Конституции, продолжает чинить произвол и беззаконие по всей стране. К Дому Советов подтягиваются всё новые воинские формирования, он опоясан колючей проволокой… По всей Москве идут митинги и массовые избиения митингующих. Уже есть жертвы… Дорогие товарищи! Вы принимали присягу на верность народу и Конституции – так защитите народ и Конституцию! Приходите на площадь свободной России… Сохранять нейтралитет в таких условиях – это означает отдать на растерзание путчистам и их приспешникам свой народ» (160, с. 201).

В восстании принимало участие всё большее количество людей. Но, как выяснилось в дальнейшем, правительство было в этом заинтересовано. Им нужен был повод для убийства не согласных с режимом граждан России. Поэтому по телевидению и радио прозвучало объявление о митинге, созываемом 3 октября на Калужской (бывшей Октябрьской) площади. Казалось, это должно было насторожить организаторов митинга, так как оппозиция Ельцину находилась в полной информационной блокаде. И вдруг, объявление и не только по радио, но и по телевидению с заявлением, что митинг разрешён мэрией. Такая забота о людях, собравшихся митинговать, должна была заставить подумать о провокации. Но почему-то на это не обратили внимания.

Комментариев пока нет