"Неопределившиеся" стали идеальным материалом для манипуляций

Мальчик меняет пол и отправляется выступать на Олимпиаде как девочка.  Недавно одни мои знакомые англичане собрались на концерт Pet Shop Boys. При покупке билетов онлайн выскочил опросник с обычными анкетными вопросами: возраст, пол... Это, конечно, совершенно не обязательная история, и опросник можно пропустить. Разумеется, большинство так и поступает. Но в данном случае мои друзья запнулись, увидев в графе «пол» не два пункта — «мужчина» и «женщина», а целую «простыню» с перечислением терминов, о содержании которых они, взрослые англичане, до сих пор спорят между собой — правильно ли они поняли, о чем там вообще идет речь.

Уже давно западный мир убеждает сам себя и всех окружающих, что сексуальное самоопределение — дело сугубо личное, и трансгендеры, транссексуалы и тому подобные — все это естественно и обычно. Мальчик меняет пол и отправляется выступать на Олимпиаде как девочка. Окей, понимаю. Кстати, почему-то не слышал о противоположных историях — ну, чтобы девочка стала мальчиком и вышла, допустим, на борцовский ковер или боксерский ринг с мужчинами. Ладно, спорт — это специфическая сфера, оставим рекорды и рекордсменов-рекордсменок. Есть куда более широкое поле применения этих новых стандартов.

Вот вышла новая реклама парфюма от Тома Форда. Описывать не стану, потому что не хочу. Кому интересно — найдите сами. Приятного мало, сразу скажу. Понимаю: изображение голой мужской задницы кому-то может доставить удовольствие, но совершенно точно — не всем! Ну была бы это нишевая реклама, которую распространяют на определенную целевую аудиторию, — ну и пусть... Но ведь эту рекламу вижу я и очень многие люди вокруг, которые частью этой аудитории не являются. И удовольствия от увиденного не получают, а совсем наоборот. Допустим, мне понравится новый запах от Тома Форда. Но, единожды увидев эту рекламу, я не захочу пользоваться таким парфюмом.

Провокационная реклама изобретена не вчера. Однако когда провокация не побуждает интереса к продукту, а отвращает от него, — зачем она нужна? Зачем отвращать от продукта значительную (если не бóльшую, то, по крайней мере, большýю) часть потенциальных клиентов?

Еще один мой хороший знакомый, американец, работает в очень крупной организации со штаб-квартирой в США. В очень большой и очень уважаемой. Наступило время продлить контракт. Понадобилось заполнить анкету. В анкете было предложено помимо прочих пунктов отметить свой пол — примерно так: «Я мужчина», «Я женщина» — или ответить на вопрос «Кем вы себя ощущаете?» Так вот, в кадровом агентстве ему посоветовали: «Напишите, что вы с этим не определились». У моего друга, взрослого семейного мужчины и отца нескольких детей, этот совет вызвал улыбку: «Да я уже как-то определился, и давно», — пошутил он. А оказалось, с такими вещами шутить не стоит. Выяснилось, что у «неопределившихся» больше шансов получить продление контракта или повышение.

«Мы свободное общество, мы должны уважать всех» — так принято говорить сейчас на Западе. Допустим. Хотя кого я хочу уважать — это мое личное дело. Но если вы хотите уважать всех, то, значит, уважайте и меня — вот такого конкретного меня, со всеми моими несовременными и немодными взглядами. Уважайте! И не заставляйте с вами соглашаться. Ведь, в конце концов, оруэлловское понятие «мыслепреступления» можно применить не только к политическим вопросам, верно?

Возвращаясь к простым вопросам: кто я? Я Юрий Грымов. Я мужчина, черт побери! Мне не нужно «определяться» в этом смысле, я таким родился. И я не навязываю свои взгляды кому бы то ни было. Хотя и счастлив, что имею возможность высказаться и поделиться ими — в первую очередь на театральной сцене.

Но если отвлечься от вопросов пола и посмотреть на вещи чуть шире, идея с «самоопределением» выглядит не так уж бессмысленно. Даже наоборот: она приобретает колоссальный смысл. Ведь, как ни крути, мы занимаемся самоопределением каждый миг нашей жизни. Мы выбираем, как поступить, что сказать и о чем промолчать, мы принимаем ту или иную сторону в спорах и конфликтах; мы поддаемся искушениям или боремся с ними; мы соглашаемся со злом или пытаемся противостоять ему; мы хотим разобраться, где вообще добро, а где зло в нашей размытой, неопределенной жизни — или успокаиваем себя, свою совесть мантрами про неоднозначность и относительность всего и вся, ставя галочку напротив графы «Еще не определился». Все это и есть наше ежеминутное самоопределение.

Да, определить себя можно, даже ничего не делая. Это, кстати, самый простой способ, и в этом секрет его популярности. Тем более, именно этот способ сегодня рекламируют и продвигают во всем мире те, кто уже давно определился с приоритетами и выбрал деньги и власть. «Неопределившиеся» — прекрасный, идеальный материал для манипуляций. Их очень легко «определить» без их участия, из них легко составляется любое необходимое большинство. А от имени этого большинства можно провозглашать самые фантастические идеи и совершать самые немыслимые деяния. Поэтому сегодня нас окружает неопределенность во всем — в вопросах пола и семьи, в религии и морали, понимании истории и собственного прошлого; даже в моде не осталось больше ясных, внятных идей, которыми она жила еще каких-нибудь тридцать лет назад.

Между прочим, если посмотреть на историю — именно «определившиеся» личности двигали человечество вперед. Да, были случаи, когда самоопределение иного индивидуума граничило с сумасшествием и фанатизмом, и тогда происходили катастрофы. Но вперед нашу цивилизацию двигало именно «самоопределение здорового человека», и всеми настоящими культурными, научными, техническими завоеваниями человечество обязано именно таким «здраво определившимся».

Определять себя трудно. Это труд в буквальном смысле. Но без этого мы не можем существовать. У «неопределившихся» — неопределенное будущее. Мне бы не хотелось такого будущего ни себе, ни вам.

…Самые простые вопросы — самые сложные. Кто мы?

Юрий Грымов

 

The "undecided" have become the ideal material for manipulation

The simplest questions are the most difficult. "Who are you?" — a question that many people sometimes find it difficult to answer. "I'm an artist," "I'm a doctor," "I'm a machinist," "I'm a teacher," most of us will most likely answer. Someone will call the name and surname, someone will generalize and say: "I'm a human being."

Yuri Grymov

Источник: https://www.mk.ru/social/2022/06/01/neopredelivshiesya-stali-idealnym-ma...

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений