Есть мнение

Ненависть к врагу выше страха смерти

29 октября 2016

В Белоруссии сердца опалённых в боях русских, советских солдат переполнялись жгучей ненавистью к врагу. Ненависть к врагу давно уже стала выше страха смерти. Наши войска шли мимо леса труб сожжённых дотла деревень, мимо развалин городов, мимо убитых и заживо сожжённых немцами белорусских детей, трупов истерзанных, зверски убитых немцами советских военнопленных и жителей Белоруссии, мимо слёз, горя и нищеты оставшихся в живых. И уже не было в мире силы, которая способна была остановить русскую армию. Каждый солдат был готов на подвиг.

Массовый героизм советских солдат происходил от любви к Родине и ненависти к лютому врагу, злодеяния которого требовали отмщения, возмездия и звали в бой, вперёд, на Берлин, в логово врага. Сотни тысяч тонн бомб, снарядов, мин, гранат обрушивались на врага, миллионы пуль летели в сторону отступающего противника и мстили, мстили врагу за наших убитых детей, матерей, жён, за наших славных ребят, за наших мужественных мужчин, за наших бесстрашных солдат, отдавших жизнь за Родину. За разорённые сёла и города, за муки, перенесённые нашим народом, била врага Красная Армия, изгоняя с родной земли.

От стен Москвы и Сталинграда до стен Киева и Минска били наши солдаты врага и не могли утолить разрывающую сердце ненависть, потому что каждый шаг на запад открывал новые ужасающие своей жестокостью преступления европейских завоевателей на нашей земле. И уж воистину от этой испепеляющей ненависти к немецким захватчиками даже трусы становились героями.

Каждый приказ Верховного Главнокомандующего И. В. Сталина о салюте в честь армий, освобождавших наши города, заканчивался словами: «Вечная слава героям, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины! Смерть немецким захватчикам».

Сегодня о массовых зверствах представителей «цивилизованной» Европы редко вспоминают. Подрастающее поколение скоро о них вообще ничего не будет знать и не обронит ни одной слезинки за наших павших бойцов, не помянет расстрелянных, угнанных и замученных в Германии миллионов советских людей. Мальчиков и девочек, которые могли стать отцами и матерями и растить прекрасных детей, радуясь жизни в своей замечательной, могучей, независимой стране. Они ушли из жизни молодыми с верой, что их будут помнить всегда последующие поколения, потому что своей борьбой и своими страданиями они спасли жизнь следующих поколений.

До какой степени умопомрачения надо дойти, чтобы не понимать, не испытывать благодарности, забыть о подвиге и муках людей, своими жизнями подаривших тебе жизнь. До какой низости надо дойти отдельным представителям нашей интеллигенции, чтобы скрыть от целого поколения святую правду о священной войне. Не только скрыть, но и облить грязью каждого героя войны, умалив и личный подвиг героя, и результат массового героизма советских людей.

И только белорусы на государственном уровне ещё помнят и пишут правду о войне. Последние двадцать лет показали, что русские, если не считать горстку лучших представителей нации, многие из которых приняли мученическую смерть у Белого дома и Останкино в 1993 году, очень изменились и в 1991 году сдались без боя врагу. Чего нельзя сказать, например, о сербах. Сербы дали смертный бой новым западным гитлеровцам, не считаясь ни с какими потерями. Белорусы тоже не склонили свои русые головы перед Западом. И дай Бог сербам и белорусам выжить в этом враждебном к ним мире и не потерять своей чести и достоинства.

Во время войны фашисты вели планомерное уничтожение населения Белоруссии. На территории республики были созданы свыше 260 лагерей смерти, сотни тюрем, гетто, в которых были уничтожены сотни тысяч военнопленных и граждан БССР. Известны и населённые пункты, и количество людей, убитых немцами около этих деревень и городов. Например, свыше 200 тысяч человек погибли около деревни Малый Тростенец, 80 тысяч в деревне Масюковщина,  около 88,5 тысяч возле железнодорожной станции Лесная, около 60 тысяч в Бобруйске, 150 тысяч в районе Полоцка, около 100 тысяч в Гомеле, свыше 90 тысяч в Витебске. И ещё много городов и деревень были свидетелями фашистских зверств. Белорусы свято чтут память о погибших. Русские и белорусы храбро сражались с врагом,  и немцы никакими зверствами не могли сломить стойкости наших народов.

А. М. Василевский вспоминал: «В боях за Оршу участник танкового десанта гвардии рядовой  Ю. В. Смирнов был тяжело ранен и попал в плен. О дальнейшем мы узнали, когда вошли в город. В одном из блиндажей нашли прибитое к кресту тело юноши. В блиндаже валялись брошенные фашистами штабные документы и протокол допроса. Здесь же были солдатская книжка и комсомольский билет гвардейца Юрия Васильевича Смирнова. Он не ответил ни на один вопрос врага и погиб как герой».

Либералы-ревизионисты подрастающему поколению не говорят правду, а внушают, что наши солдаты и офицеры во время войны совершили массу неблаговидных поступков и, дескать, недостойны светлой памяти. Что советское правительство всё население освобождаемых советской армией городов выселяло в Сибирь по причине того, что это население находилось под немецкой оккупацией. И земля держит этих очернителей нашего великого прошлого, и Бог, и люди не наказывают их за убивающую русскую жизнь клевету. А в том, что это клевета, не может быть никаких сомнений.

Моя учительница начальных классов Анна Николаевна, сотни других родных и знакомых мне людей находились под немецкой оккупацией во время войны, и никто из них не только не пострадал за это от советской власти, но и никогда в жизни никто из властей с ними не беседовал на эту тему. Даже один факт, что учительница, пережившая оккупацию, продолжала работать учителем, полностью разбивает клеветнические измышления наших недоброжелателей. Помню, она рассказывала, как немцы собрали и раздавили в школьном дворе все парты.

Когда наши войска входили в освобождаемые города, то вслед за ними в города возвращались жители. Первым делом устраивался митинг, на котором выступали освободители военные и горожане. Потом люди начинали трудиться, налаживая мирную жизнь: приспосабливая для жилья уцелевшие помещения, восстанавливая водопровод, электроснабжение, связь, хлебопекарню, разрушенные предприятия, дома и другие объекты. И всё это делали с первого дня освобождения города  не какие-то привезённые неизвестно откуда люди, а оставшиеся в живых жители освобождённых сёл и городов.

В первые дни  население получало продукты питания из фондов освободившей их армии, а затем города и сёла переходили на государственное снабжение. Города начинали на восстановленных предприятиях производить промышленную, а деревни и сёла на освобождённой от врага земле сельскохозяйственную продукцию. И никто не преследовал мирных советских людей, восстанавливающих разрушенное войной народное хозяйство. Напротив, за трудовые отличия их награждали, чествовали под пламенные речи руководителей и звуки духовых оркестров.

Преследовались не мирные жители, а предатели, убивавшие во время немецкой оккупации этих самых жителей и их детей. Вот этих-то предателей и представляют невинно осуждёнными сегодняшние ненавистники России. Именно ненависть к России объединяет их с предателями, которых они защищают. Но любому нормальному человеку понятно, что, убегая, немцы мало кого из служивших им бандитов брали с собой. Подавляющее большинство из них немцы бросали в оставляемых городах и деревнях. С помощью жителей городов и деревень этих предателей, изменников родины, своего народа судили и выносили приговоры согласно закону в зависимости от тяжести совершённых преступлений.

Вторую категорию осуждённых составляли воры, грабители, бандиты, то есть уголовники, не служившие немцам, но грабившие во время оккупации свой беззащитный народ. Привыкшие за время войны жить разбоем они, как правило, не прекращали совершение преступлений и в мирное время. К тому же они должны были ответить и за те преступления, которые совершили по отношению к жителям городов и сёл и во время оккупации.

Третью категорию осуждённых составляла немецкая агентура, которую, уходя, немцы оставляли в каждом городе. Вместе с немцами свою агентуру оставляли союзники Германии, а также англичане, американцы и другие страны Запада. Вот этих вражеских агентов тоже вылавливали и судили.

Надо сказать спасибо советским работникам наркомата внутренних дел (НКВД), помянуть их добрым словом. Совсем не просто было обезвредить указанные категории преступников в тысячах освобождаемых городов и деревень в условиях войны, когда всё отдавали армии, и НКВД не хватало ни людей, ни средств, чтобы противостоять распоясавшимся бандитам.

Многие из работников НКВД отдали свои жизни в борьбе с преступниками, защищая мирную жизнь советских людей от внутренних врагов. Именно самоотверженность милиционеров, высокий профессионализм следователей и помощь населения позволяли за считанные месяцы, а то и недели, налаживать мирную жизнь в освобождённых городах и сёлах. Работниками проклинаемого либералами-ревизионистами НКВД являются главные герои фильма «Место встречи изменить нельзя» Жиглов и Шарапов.

Так по кому льют слёзы наши сегодняшние враги внутри страны и за рубежом? По убийцам и предателям, понёсшим заслуженное наказание. О чём сожалеют? О том, что от этих преступников советская милиция защитила жителей освобождённых от оккупантов городов и деревень. Кого проклинают? Тех героев, которые не щадили себя в борьбе за мирную жизнь советских граждан. Именно так.

Комментариев пока нет