Есть мнение

Ненастоящая правда

20 сентября 2019
Трансляция старых пропагандистских тезисов новыми средствами не делает их более правдивыми

15-летие трагедии в Беслане стало поводом не только для памятных мероприятий, но и для попыток провокаций с целью внедрить в общественное сознание давние антигосударственные мифы. Для этого были привлечены и оппозиционные СМИ, и медийно известные персоны.

«Новой газетой», телеканалом «Дождь», Ксенией Собчак и Юрием Дудем были выпущены видео, претендующие на статус документальных фильмов. В целом они сосредоточились на распространении давно известных тезисов оппозиционной пропаганды с помощью психологических манипуляций, уделяя много времени проблемам жертв теракта и разговорам с ними. Продолжающееся активное обсуждение этих фильмов в СМИ и соцсетях показывает, что они затронули важные для общества темы.

После теракта в Беслане в России больше не происходило массовых захватов заложников, что является определенным подтверждением того, что действия российских силовых структур были эффективными. Однако для самих террористов, не добившихся своих целей, оставался путь внедрения своих установок в общество через распространение выгодной им информации, что в некоторой степени им удалось.

Фильмы оппозиционных СМИ и активистов объединяет одна главная черта — это большая часть времени, уделенная одной версии событий. Она изначально была сформулирована политтехнологом Мариной Литвинович при поддержке «Новой газеты», структур Михаила Ходорковского и всей либеральной оппозиции, действовавшей в годы, следовавшие за терактом. В целом распространяемая ими информация по ключевым пунктам совпадала с заявлениями лидера террористов, устроивших нападение на Беслан, — Шамиля Басаева. Он перекладывал вину за жертвы на российские силовые структуры и политическое руководство страны, якобы не сделавшее ничего для спасения заложников. Кроме того, озвучивался и ряд других спорных утверждений, таких, как, например, о том, что реальное количество заложников намеренно скрывалось властью и оно якобы сыграло огромное значение для последующих событий, а также что первые взрывы произошли не внутри здания, а произошли из-за обстрела школы снаружи.

Эти же тезисы были озвучены и в фильме «Новой газеты», и в продуктах телеканала «Дождь», Ксениии Собчак и Юрия Дудя. О событиях в них рассказывает один и тот же круг людей — журналистка Елена Милашина, несколько членов организации «Голос Беслана», созданной Мариной Литвинович для раскола комитета «Матери Беслана» и дискредитации руководства России, а также бывший депутат Государственной думы Юрий Савельев, необоснованные выводы которого и стали главными аргументами информационной кампании оппозиции против власти, проведенной после теракта. Поэтому, несмотря на разный масштаб и стилистику видео, их можно рассматривать как часть единого механизма нового этапа внедрения в массовое сознание установок, которые не удалось внушить обществу в период, непосредственно следовавший за терактом в Беслане. Тогда пропагандистская кампания закончилась решением Европейского суда по правам человека, которое принималось в 2012 году под давлением политических обстоятельств. Суд присудил компенсацию морального ущерба заявителям, признав, что российские власти не расследовали должным образом все обстоятельства теракта и причины гибели заложников, а также допустили «чрезмерное применение смертоносной силы». Однако даже при таком решении ЕСПЧ действия участников штурма в ходе расследования не были признаны чрезмерными, и суд не нашел необходимости открывать отдельное уголовное дело по результатам штурма.

Наиболее популярным стало видео Юрия Дудя. В нем (как и в других перечисленных выше видео, но в гораздо большем объеме) кроме изложения версии, фактически обвиняющей власти страны в жертвах, затронута важнейшая тема помощи жертвам теракта и в целом — взаимоотношений государства и его граждан, необходимости справедливости. Именно естественное сочувствие к людям, о чьих судьбах было рассказано в фильмах, делает морально более приемлемыми другие, уже спорные или откровенно лживые тезисы, продвигаемые в видео. В России отсутствуют институты, которые давали бы возможность оказывать помощь жертвам различных катастроф и чрезвычайных ситуаций в том же объеме, что в странах ЕС или США. В рамках либеральной идеологии, ставящей в центр внимания индивидуума, критика власти с позиции пострадавших выглядит самым выигрышным аргументом. Однако это нисколько не отменяет необходимости радикального преобразования системы помощи пострадавшим. Актуальность этого подтверждает ситуация с жертвами произошедшего в этом году наводнения в Иркутской области.

Тем не менее, факт привлечения общественного внимания к реальной проблеме и помощь, оказанная многим жертвам теракта после выхода фильмов о теракте не отменяет того, что в них сделана очередная попытка переложить ответственность за жертвы теракта с террористов и лично их главы Шамиля Басаева. Это создает серьезную опасность дискредитации реальной роли государства в деле обеспечения безопасности страны, что дает дополнительную аргументацию его противникам. Юрий Дудь после выхода фильма «Беслан. Помни», ставшего ввиду своей популярности самостоятельным политическим событием, сделал важное заявление на выступлении в ходе церемонии GQ. Ее гостям в ходе своей речи он заявил, что не понимает, «почему нужно встречать беспредел молчанием, а не встречать его лицом к лицу», сделав фактически заявку на роль популярного морального авторитета.

Однако распространение версии о теракте, которая была запущена самими террористами, делает подобные претензии ничтожными. Роль же фильмов других авторов — «День незнаний» Ксении Собчак, «Школа номер один» «Новой газеты» и «Комитет» телеканала «Дождь» — свелась к заполнению информационной повестки, приуроченной к 15-летию трагедии в Беслане и озвучиванию уже старых и привычных тезисов несистемной оппозиции. Никакой «настоящей правды», якобы противостоящей «правде, которую власти предложили стране», о чем было заявлено в фильме «Новой газеты», на самом деле предложено зрителям не было. Вместо этого были воспроизведены старые пропагандистские тезисы с использованием более современных, доступных и популярных средств донесения информации.

Комментариев пока нет