Есть мнение

НАУКА XXI ВЕКА И ФОРМАТ ВОЙН БУДУЩЕГО

29 октября 2016

Термин «цивилизация» звучит несколько претенциозно, особенно для американского уха, но нет другого термина достаточно всеобъемлющего, чтобы он охватывал такие разные вопросы, как технологии, семейная жизнь, религия, культура, политика, экономика, иерархическая структура, руководство, система ценностей, половая мораль и эпистемология.

В разделенном натрое мире сектор Первой волны поставляет сельскохозяйственные и  минеральные ресурсы, сектор Второй волны дает дешевый труд и массовое производство, а быстро расширяющийся сектор Третьей волны восходит к доминированию, основанному на новых способах, которыми создается и используется знание.

Страны Третьей волны продают всему миру информацию и новшества, менеджмент, культуру, передовые технологии, программное обеспечение, образование, профессиональное обучение, здравоохранение, финансирование и другие услуги. Одной из этих услуг может оказаться военная защита, основанная на владении превосходящими вооруженными силами Третьей волны»[8].

Естественно, каждая цивилизация будет отстаивать свои интересы доступными ей средствами, вести свою войну. Например, можно напомнить Нефтяной шок 1973 года, в ходе которого оружием цивилизаций Первой волны стали цены на нефть.

Сейчас разные цивилизации пробуют силу, нащупывают новую конфигурацию международных отношений в ходе локальных конфликтов. Схожие процессы шли перед Первой и Второй мировыми войнами.

И в этой связи интересны наиболее опасные сценарии, которые видел С. Ханттингтон: «Глобальная война, в которую будут втянуты стержневые страны основных цивилизаций мира, хотя и крайне маловероятна, но не исключена. Подобная война, как мы предположили, может произойти в результате эскалации идущей по линии разлома войны между группами, принадлежащими к различным цивилизациям, и наиболее вероятно, что с одной стороны в ней будут участвовать мусульмане, а с другой – не мусульмане…

Более опасная причина глобальной межцивилизационной войны – изменение расстановки сил между цивилизациями и их стержневыми странами. Если этот процесс будет продолжаться, то возвышение Китая и растущая самоуверенность «самого крупного игрока в человеческой истории» окажет огромное влияние на международную стабильность в начале двадцать первого века…

Короче говоря, чтобы избежать в будущем крупных межцивилизационных войн, стержневые страны должны воздерживаться от вмешательства в конфликты, происходящие в других цивилизациях. Несомненно, с этой истиной некоторым государствам, в особенности США, будет трудно смириться»

Последнее десятилетие показало, что США с этим смириться не удалось. Проект переформатирования Большого Ближнего Востока с очевидностью означает столкновение Запада с миром ислама.

Очевидно, Украина является важной частью мира России. И попытки оторвать её от России под лозунгом «Украина-це Европа», организованные США, создают ещё один очаг межцивилизационного противостояния, повышая вероятность ещё одной войны между цивилизациями.

По-видимому, одним из ключевых слов науки XXI века станет термин «самоорганизация», – спонтанное возникновение упорядоченности в открытых, далёких от равновесия системах. Одно из проявлений самоорганизации – «языковые войны» – увеличение доли людей, говорящих на самых популярных языках (китайском, испанском, английском и др.) и уменьшение числа людей, говорящих на редких языках вплоть до полного исчезновения последних. Эксперты ЮНЕСКО утверждают, что до начала российских реформ русский язык называли родным 350 млн. человек, в настоящее время – 280 млн.

Другое проявление самоорганизации – объективного процесса, противостоять которому очень и очень трудно –  формирование всё более крупных социальных организмов, являющихся субъектами истории. Племена, княжества, монархии, империи, цивилизации… Проект глобализации, в результате которого должен остаться один социальный организм во главе с «мировым правительством», с «четкой специализацией регионов» тоже можно рассматривать как патологический вариант самоорганизации, который может привести к катастрофе и откату человечества на много веков назад.

И, тем не менее, весьма возможно, что мир XXI века окажется совсем не таким, как его рисовал С. Хантингтон. Уинстон Черчилль с изрядной долей цинизма заявлял, что крупные государства ведут себя на международной арене как бандиты, а мелкие как проститутки. Однако возможно, что действующими лицами на исторической сцене в наступившем веке станут не цивилизации, а более крупные стратегические субъекты (см.рис.6). Их характерные параметры – объем валового внутреннего продукта, составляющий более $ 20 трлн. в год и внутренний рынок, превышающей 400 млн. человек (см. рис.6). К таким выводам пришли исследователи из Академии геополитических проблем.

Пока мы видим три кандидата на роль таких геополитических субъектов. Это США с их фактическими  провинциями – Мексикой и Канадой. Это Европейское сообщество, в случае, если ему удается преодолеть его нынешнюю бессубъектность. Это огромный и продолжающий стремительно расти Китай.

Рис. 6. Сверхцивилизации, которые по оценке экспертов Академии геополитических проблем, могут стать главными стратегическими субъектами XXI века.

Этот подход приводит к необходимости самоорганизации мира России, выработки идеологии и проекта будущего, а также выбора союзников нашей цивилизации.

Может ли нынешняя Россия войти в число главных игроков, сидящих за великой шахматной доской в первой половине XXI века? Допустим, что нынешнее трудности и проблемы в отношениях государств на постсоветском пространстве  преодолены и евразийский проект удалось успешно реализовать. Однако и в этом случае и внутренний рынок, и объем экономики этого геополитического субъекта будет недостаточен.

Напомним, что президент РФ В. В. Путин назвал распад СССР самой большой геополитической катастрофой ХХ века. И действительно, до разрушительных реформ Горбачева – Ельцина ВВП СССР составлял более 60% американского и впятеро превышал китайский. Наша страна имела вторую экономику и лучшую армию мира. Нынешнее положение вещей предоставляется иным (см.рис.7,8).

Рис. 7. Валовой  внутренний продукт (ВВП) ряда цивилизаций на 2014 год

Сравнение показателей ЕС, США и Исламского мира приводит к выводу о неизбежном обострении межцивилизационной борьбы. В этом контексте и раздел Югославии, и украинский кризис выступают как инструменты влияния на Европейское сообщество. Растущая экономическая мощь исламского мира будет провоцировать попытки вновь и вновь сталкивать шиитов и сунитов.

Поэтому для того, чтобы быть стратегическим субъектом, а не объектом XXI века, России нужны стратегические союзники. Таковыми может стать Индия, цивилизационный код который во многом близок к смыслам и ценностям мира России.

Рис. 8. Численность населения различных цивилизаций на 2014 год

Обращает на себя внимание то, что численность населения стран исламского мира превысила численность населения Китая. Для России политика народосбережения, по крайней мере, на протяжении времени жизни двух поколений, будет геополитическим императивом.

Если в индустриальную эпоху союзники не должны  были быть расположены слишком далеко друг от друга в географическом пространстве, то в нынешней реальности все может быть иначе. Поэтому одним из союзников России может быть сообщество государств Латинской Америки, готовых проводить сильную и активную внешнюю политику.

Однако необходимым условием таких долговременных стратегических союзов является самоидентификации России, предъявление миру своих целей, ценностей, проекта будущего и их поддержка российским народом и элитой. К сожалению, всего этого пока нет. Но, как известно, самые блестящие тактические успехи не могут восполнить отсутствие стратегического курса или неверные ориентиры. Российская история XIX века, в ходе которой империя боролась с революциями в Европе, это наглядно показывает.

В случае правильного решения некоторой задачи, как правило, существует несколько путей, приводящих к тому же результату. То же относится к сделанному выводу о точке бифуркации, в которой находится современный мир, о предстоящем сломе социально-технологических оснований цивилизации, о переходе в новую эпоху. Поэтому стоит обратить внимание и на другие аргументы.

Индустриальная эпоха потребовала всеобщей занятости и вовлечения в производственную деятельность практически всего трудоспособного населения, включая женщин. Сейчас мы имеем дело с другой реальностью. Характерная структура занятости в постиндустриальном обществе представляется следующей. Из 100 человек 2 работает в сельском хозяйстве и снабжают  продуктами питания себя и всех остальных, 10 – в промышленности, 13 – в управлении. Чем должны заниматься остальные 75?

Это принципиальный вопрос, в полный рост вставший в нашу эпоху. В концепции «многоэтажного» мира, или «золотого миллиарда» предполагается, что эти люди не очень нужны, и к ним следует относиться как к «накладным расходам» – «лузерам», которых «винеры» готовы терпеть и позволять им обеспечивать себе минимальный допустимый уровень жизни. Можно, например, полагать, что человечество уже стала единым и одни страны и регионы должны выполнять функцию «мозга» планетарного  социального организма, другие – рук, третьи – взять на себя  роль менее престижных органов. В радикальной постановке, которой придерживается часть американской элиты, наша планета рассчитана на миллиард человек, и всех остальных следует «стряхнуть», например, а в результате череды глобальных и региональных конфликтов, или иным способом.

Этому взгляду противостоят идеологии, опирающиеся на традиционные ценности, утверждающие принципиальное равенство в главном – в праве на жизнь. Это христианство, утверждающие, что «для Бога нет еллина и иудея», ислам, ставящий во главу угла справедливость, коммунистическая идея, декларирующая «свободу, равенство, братство».

Продолжение следует

Владимир Иванов, заместитель главного учёного секретаря президиума РАН, доктор экономических наук, кандидат технических наук;

Георгий Малинецкий, доктор физико-математических наук, вице-президент Нанотехнологического общества России

Комментариев пока нет